Чикагская школа в архитектуре

Чикагская школа в архитектуре

Еще в конце XIX в. в США широкую популярность получили идеи прагматизма, способствовавшие освобождению американской архитектуры от традиций европейского классицизма. В этот период стал быстро меняться отношение к прекрасному, а также многие до этого незыблемые культурные традиции и каноны. Появились несвойственные для Европы высотные дома и оснащенные всеми благами цивилизации коттеджи на одну семью.

Современные тенденции развития собственного американского стиля часто еще были эклектичны и противоречивы, но они способствовали зарождению нового течения в архитектуре, получившего название «чикагская школа». Ее образовала группа архитекторов, которые в 1870—1890-е гг. работали при восстановлении Чикаго после пожара 1871 г.

Среди представителей этой школы были такие знаменитые американские архитекторы, как Льюис Салливен, Уильям Дженни, Уильям Холаберд, Мартин Рош, Джон Рут, Джордж Этвуд, Дэниел Бернэм. Они разрабатывали новые принципы постройки многоэтажных конторских зданий с использованием легкого и прочного стального каркаса и больших остекленных поверхностей. Инициаторами использования подобных каркасных конструкций выступали представители сталепрокатной промышленности, искавшие новые рынки сбыта своей продукции.

Салливен позднее писал об этом: «Идея стального каркаса, который несет все нагрузки в здании, была предложена чикагскими архитекторами в порядке эксперимента. Склонность к торговле — движущая сила американской жизни. Производство вторично. Но продажа должна казаться услугой — удовлетворением потребности… Проницательность бизнесменов, сочетавшаяся с инженерным воображением, помогла чикагским архитекторам реализовать идею стального каркаса».

Зарождению чикагской школы способствовали несколько обстоятельств. В это время появился новый тип заказчика: энергичный чикагский предприниматель, для которого основным фактором была функциональность, а не вычурность и пышность конструкции. Да и сами архитекторы изменили представление об архитектурной деятельности. Теперь это были профессионалы, сочетавшие в себе качества архитекторов, инженеров и бизнесменов. Прототипом жесткого «американского архитектора» был Уильям Дженни.

В его задачи входило проектировать здания в соответствии с требованиями заказчиков. Наряду с функциональными вопросами и экономические проблемы. Дженни смог трансформировать эклектическое смешение романтических стилей и академического классицизма с ордерной системой в единую систему для конструкции, которая отличалась низкой ценой и техническим инженерным совершенством.

Ателье Дженни было прообразом современных архитектурно-проектных фирм. В нем работали практически все представители чикагской школы. Известный историк архитектуры Зигфрид Гидион в своей книге «Пространство, время, архитектура» писал: «…основатель чикагской школы Уильям ле Барон Дженни занимал приблизительно то же место в воспитании молодого поколения чикагских архитекторов, как Петер Беренс в Германии или Опост Перре во Франции. Он давал молодым архи-текторам профессиональную подготовку, в которой они нуждались, для решения новых проблем, которую не могли предложить существующие архитектурные школы».

Предшественником небоскреба чикагской школы стало здание страховой компании, построенное в 1883—1885 гг. в Чикаго Уильямом Дженни. В нем архитектор основой многоэтажной конструкции сделал металлический каркас, который был облицован кирпичом.

Первые небоскребы имели всего 15 этажей, а уже через 30 лет начался бум на строительство действительно высоких зданий. Главным представителем этого направления стал Льюис Салливен (1856—1924). Исходя из своего понимания принципов формы Салливен расчленял здание на три части в соответствии с его назначением: первый, общественный, этаж — база, средняя часть — соты одина-ковых ячеек с конторскими помещениями и третья часть — технический этаж. Пунктиры окон между пилонами олицетворяли большое количество работавших в здании людей, распределенных по ячейкам. Его первыми проектами стали здание компании «Уэйнрайт» в Сент-Луисе (1890 г.) и компании «Гаранти» в Буффало (1894—1895 гг.).

здание компании «Уэйнрайт» в Сент-Луисе

здание компании «Уэйнрайт» в Сент-Луисе

Их фасады были сделаны из грубо отесанного камня, имелись рустованный цоколь, аттик, а также орнаментированные фризы с крутыми слуховыми окнами и выступающим карнизом. Наиболее удачной работой архитектора был универмаг «Шлезингер-Мейер» (1899—1904 гг.). Фасад проектировался с учетом максимальной освещенности внутреннего пространства. Основным его элементом являлись «чикагские окна». Они представляли собой большие, жестко закрепленные оконные стекла.

При оформлении Салливен использовал растительные и цветочные формы современного ему модерна. Декоративное оформление магазина, особенно главного входа, представляло собой высшее достижение Салливена как разработчика архитектурного орнамента. При минимуме декора гармония достигалась при помощи пропорций основных объемов, ритмом окон и совершенством отделки деталей. Салливен даже сформулировал закон природы. «Каждая вещь в природе имеет форму, иначе говоря — свою внешнюю особенность, указывающую нам, чем именно она является, в чем ее отличие от нас и других вещей.. Всюду и всегда форма следует за функцией — таков закон. Там, где неизменна функция, неизменна и форма». В здании был сохранен тип складского помещения со сплошным полом.

Рилаенс-билдинг Дэвида Бернхама (1845—1912) и Джона Рута (1850—1891) являлся первым образцом высотного здания со стальным каркасом без каменной отделки.

Рилаенс-билдинг Дэвида Бернхама (1845—1912) и Джона Рута (1850—1891)

Цоколь и аттик стали практически неразличимы. На первый план вышли каркас и горизонтали междуэтажных перекрытий, а обычное для тех лет декорирование фасадов ордерами и аркадами отсутствовало. Конторские этажи были выполнены в виде повторений одинаковых членений.

Самым знаменитым проектом Бернхама и Рута был небоскреб Флэтайрон-билдинг в Нью-Йорке, построенный на сложном треугольном участке у пересечения Бродвея с Пятой авеню. В нем отразились все характерные черты чикагской школы. Здание имело 21 этаж При его возведении использовались современные каркасные технологии, но фасад был облицован терракотой и известняком. Подобная архитектура имела прежде всего, индустриальный характер.

Джон Рут стремился теоретически осмыслить тот новый подход, который они применили iпри проектировании здания. Он писал о том, что культура его времени стала иметь прагматичный характер, поэтому и подход к архитектуре должен был быть таким же: «Один из результатов применения приведенных мной методов заключается в разложении наших архитектурных проектов на их основные элементы. Конструкция, лежащая в основе этих зданий, стала настолько существенной, что она, безусловно, должна диктовать выбор внешних форм. Равным образом требования, предъявляемые к зданию с точки зрения экономичности и технологии, настолько обязательные, что все архитектурные детали должны быть соответственно видоизменены.В этих условиях мы должны работать, исходя из точно определенных целей, проникнувшись полностью духом времени, чтобы таким образом придать зданию подлинно художественные формы».

В здании Флэтайрон-билдинг отразились все характерные черты чикагской школы. При его строительстве Бернхам и Рут использовали современные каркасные технологии, но фасад был облицован терракотой и известняком.

Флэтайрон билдинг. Flatiron-Building

Помимо небоскребов архитекторы возводили так называемые многофункциональные общественные комплексы, в состав которых входили офисы, театр, гостиница. Подобным комплексом был построенный в 1886—1889 гг. Адлером и Салливеном знаменитый Аудиториум. Он представлял собой сооружение, в котором отели и офисы создавали окружение для крупнейшего в США театрального зала на 4237 мест.

Фасад Аудиториума был практически лишен декора, но внутренние пространства украшал богатый орнамент в виде низкого рельефа из позолоченного гипса, покрывавший все поверхности интерьера. Салливен широко применял орнамент, т. к. считал его продолжением ритма формы. Были также построены Центральный музыкальный зал (Д. Адлер, 1879 г.) и Малый театр Виккерса (Д. Адлер и Л. Салливен, 1885 г.).

Влияние чикагской школы на европейскую архитектуру сложно было переоценить. Современный немецкий архитектор Й. Клейхус писал: «Многие американцы думают, что мы, берлинские архитекторы, главным образом интересуемся Франком Ллойдом Райтом. Это никогда не было правдой. Действительно, в ранний период были интересные немецкие публикации о работе Райта. Но я не знаю ни одного берлинского архитектора 1920-х гг., кто бы действительно находился под влиянием Райта. В Берлине все находились под воздействием чикагской архитектуры, которую представляли Уильям ле Барон Дженни, Адлер и Салливен, Бернэм и Рут и позднее Холаберд и Рош, а также Парсел, Фик и Элмсли. Взятые вместе, они составляют архитектурную душу Чикаго».

После Всемирной Колумбийской выставки в Чикаго в 1893 г влияние чикагской школы стало постепенно ослабевать. В рамках выставки демонстрировался Белый город, названный так благодаря специально построенным шести величественным белоснежным зданиям. Все архитекторы чикагской школы, за исключением Салливена, стали постепенно отказываться от найденных решений и следовать за модными течениями. Окончательно чикагская школа распалась к середине 1890-х гг.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

5 × пять =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>