Жилой дом Fælledhaven, Дания

Жилой дом Fælledhaven

Жилой дом Faelledhaven – пример того, как социальную составляющую большого городского района, наименее интересную девелоперу и как будто заранее обреченную превратиться в унылые гетто, качественная архитектура может сделать достойным и привлекательным фрагментом городской ткани, не проигрывающим на общем фоне.

объект: жилой дом Fælledhaven
расположение: Tom Kristensenvej 6–16, Ørestad Nord, Копенгаген, Дания
программа: съемное социальное жилье, 115 квартир, детский сад на 1-ом этаже
заказчики: FSBbolig, муниципалитет Копенгагена (детский сад)
девелопер: FSBbolig
архитектура: DOMUS arkitekter
генподрядчик: NCC
конструкции: Peter Lind, Hamiconsult
конкурс: январь 2004
строительство: 2004 – март 2006
площадь территории, кв. м: 9 269
площадь застройки, кв. м: 1 805
общая площадь здания, кв. м: 12 892
количество машиномест: 65
этажность: 8
отметка максимальной высоты, м: 26

Жилой дом Fælledhaven

Градостроительная справка

Жилой дом Faelledhaven находится в новом районе Копенгагена – Эрестаде, который начали застраивать около десяти лет назад. Северная часть Эрестада, которая называется Ørestad Nord, примыкает к центру города. В Ørestad Nord основное пространство занимают корпуса университета и гигантская штаб-квартира датской национальной радиокомпании; однако несколько участков были отданы девелоперам под строительство жилых домов. Faelledhaven расположен у западной границы района, вдоль которой проходит линия метро (здесь – по наземной эстакаде).

В той части района возвести Faelledhaven, по прихоти авторов генплана проходил зигзагообразный канал. Другая их выдумка заключалась в том, что два дома,Ørestad Nord, где предстояло стоящие на соседних участках, должны были соединяться в одну длинную ленту, пересекающую канал, с единой линией карниза. При этом дома должны были строить разные девелоперы и разные архитекторы.

И действительно, между двумя частями этой ленты нет ничего общего, кроме высоты. Конструкция, планировки, детали – все совершенно разное (вторую часть комплекса, построенную бюро Arkitema, мы публиковали в прошлом номере). Надо сказать, что впечатление этот кентавр производит довольно странное. Идея, которая авторам генплана казалась остроумной, при дальнейшей детализации обнаружила свою искусственность.

Тем не менее и девелоперы, и застройщики были вынуждены следовать ей. Было и третье предписание генерального плана – все квартиры должны были иметь балконы или лоджии. Удачная интерпретация этой идеи позволила архитектурному бюро Domus выиграть закрытый конкурс на проект дома. Здание представляет собой трехмерную железобетонную решетку, ячейки которой свободно и неравномерно заполнены архитектурной материей. Одни заполнены до конца, другие частично, а многие совсем пусты. Тяжелая плита верхнего перекрытия нивелирует давление на фундамент. Каждый этаж спланирован как мотель. Вместо коридоров – открытые галереи; в каждую квартиру, как в отдельный дом, вход ведет с улицы.

Жилой дом Fælledhaven

Причем планы этажей существенно разнятся между собой: где-то галерея вплотную примыкает к дверям квартир, а где-то отстоит на некотором расстоянии и к квартирам перекинуты мостики. Оттого что галереи находятся не строго друг над другом, с любой из них, взглянув вниз и вверх, можно увидеть, что творится на соседних. Длинная пластина дома идет вначале вдоль берега канала, потом, повернув, пересекает участок с севера на юг и на самом конце загибается петлей. Такое «утолщение» архитектурного тела было необходимо, чтобы обозначить конец длинной ленты, состоящей из двух домов. Кроме того, оно дало приращение площади, необходимое для того, чтобы здание получилось «пористым». Через него во многих местах можно смотреть насквозь. Это было, как уже догадывается читатель, еще одно требование генплана.

В соседнем доме архитектурного бюро Arkitema можно увидеть похожие дыры. Кроме того, «пористость» дома объясняется еще одной причиной. Все галереи оказались скомпонованы на восточной стороне (там благодаря конфигурации здания образовался двор). Чтобы вечером галереи прежде времени не погружались в сумрак, архитекторы оставили незаполненными почти все верхние ячейки конструкции. Сквозь них наклонные лучи вечернего солнца проходят на восточную сторону.

Жилой дом Fælledhaven

Архитекторы разыграли в рамках одного здания ситуацию большого города. Жителям отдельных «ячеек» достаточно выйти на балкон, чтобы оказаться в городе – с оживленным движением по «пешеходным улицам» длинных галерей, с соседями, завтракающими на свежем воздухе, с играющими детьми. Давно замечено, что город, построенный по классическим принципам Афинской хартии, не предполагает общения между людьми на улице. Они живут в замкнутых ячейках квартир и перемещаются в замкнутых капсулах автомобилей. Они отчуждены друг от друга, что делает их разобщенной безвольной массой – не обществом, а «населением», идеальным пушечным мясом тоталитарного государства.

Faelledhaven, напротив, если и не побуждает своих жителей сплотиться и ощутить себя сообществом, то по крайней мере предусматривает внутри себя места, где они могли бы это сделать. Как уже говорилось, Faelledhaven – социальное жилье. Для таких домов государство установило максимальный размер арендной платы для жильцов, превышать который домовладелец не имеет права (правда, это ограничение время от времени пересматривается в связи с колебанием рыночных цен на недвижимость).

В Дании также существуют жесткие ограничения по площадям для социального жилья: для квартиры с одной спальней оптимальной считается площадь 75 кв. м, с двумя – 95 кв. м, максимальная площадь квартиры с тремя спальнями – 110 кв. м. В России такие ограничения вряд ли кому-то покажутся спартанскими, но в Дании они служат гарантией того, что в доме действительно поселятся люди с низкими доходами. Назначению соответствует и программа объекта.Жилой дом Fælledhaven

На первом этаже находится детский сад на 80 мест, куда могут отдавать своих детей также и жители окрестных домов. 14 % квартир специально оборудовано так, чтобы в них могли жить старики или инвалиды. Во всех квартирах нет несущих стен, кроме тех, что окружают «ядра» санузлов. Перегородки можно поставить в любом месте, а можно и вовсе не ставить. У каждой квартиры есть лоджия – выделенная часть общего пространства галереи – и окно на западном фасаде, обращенном к парку и проливу. Любопытно, что выбор в пользу открытой планировки здесь объясняется иными причинами, чем в нашей стране.

У нас владелец квартиры получает сырую заготовку, чтобы создать в ней свой собственный, неповторимый интерьер. А датские архитекторы были озабочены тем, что нормы площади, необходимой, по всеобщему мнению, для комфортной жизни одного человека, в последние десятилетия по необъяснимым причинам увеличиваются, а значит, в будущем жильцы могут захотеть расширить спальни за счет общего пространства квартиры.

В нашей стране существует странное убеждение, что жилье для бедных может быть только некачественным, неудобным и некрасивым. Фелледхавен с ходу опровергает этот стереотип. Правда, ситуация в Дании существенно отличается от нашей. Там жесткая система государственного регулирования так структурирует рынок, что строить социальное жилье становится выгодно. У нас этого нет. Кроме того, современных российских застройщиков, избалованных высокими доходами, не соблазнила бы скромная выгода такого предприятия. Остается надеяться, что общественная ситуация, сходная с датской, со временем сложится и у нас. Некоторые российские архитекторы, пресыщенные проектированием домов для элиты, с нетерпением ждут этого момента.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

12 + десять =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>