Здание Центросоюза – шедевр модернистской архитектуры в Москве

Здание Центросоюза

Здание центросоюза

Трижды — в 1928, 1929, 1930 годах — приезжал знаменитый архитектор Ле Корбюзье в Советский Союз, новую страну на карте мира, в которой европейские левые видели надежду на воплощение своих социальных утопий. Были и очарование неиссякаемыми идеями молодого поколения советских архитекторов, и публичные выступления (как в Большой аудитории Политехнического музея), и участие в конкурсах, и даже победа в одном из них, благодаря чему в Москве появилось Здание центросоюза – поистине шедевр модернистской архитектуры. В переписке с русским товарищем Александром Весниным Корбюзье отмечает: «В настоящий момент Москва является наиболее живым архитектурным центром». Смысл фразы станет понятней, если вспомнить, сколь сложен был путь к признанию идей мастера в западном обществе, сколько энергии, организационной и творческой, потребовалось для этого. Между тем в постреволюционной стране конструктивизм в гражданском и промышленном строительстве на недолгое десятилетие фактически сделался одной из государственных архитектурных религий. (Кто знает, примирила ли советская действительность Корбюзье с революциями, которых он всегда боялся? Ведь в бинарной оппозиции «архитектура или революция» он однозначно мыслил себя на стороне архитектуры.)
То, что в 1931 году Ле Корбюзье, уже тогда широко известный зодчий, не стал лауреатом конкурса на проект здания Дворца Советов, не представляется важным: проект не был осуществлен вовсе, и пластические идеи гениального швейцарца остались одним из интереснейших «файлов» в архиве его истории. Победа же Ле Корбюзье в конкурсе 1928 года на проект здания Все союзного общества кооператоров (Центральный сою; потребительских обществ, или Центросоюз) стала значительной вехой в истории мирового зодчества. По стройка, которую мастер возводил в сотрудничестве с кузеном Пьером Андре Жаннере и советским коллегой Николаем Джемсовичем Колли, явилась первым общественным зданием, первым государственным заказом в биографии звезды архитектурного модернизма.
Конкурентами швейцарца в конкурсе на проект дома Центросоюза, объявленного Всероссийским обще ством гражданских инженеров (ВОГИ), выступал Александр и Виктор Веснины, их учитель Борис Вели ковский, Сергей Чернышёв (ставший спустя шесть лет главным архитектором Москвы и автором генерального плана ее реконструкции), Иван Леонидов, сибиряк Андрей Крячков и другие советские конструктивисты а кроме того — левые архитекторы из-за рубежа. Taк что победа была вовсе не дежурной данью уважения гостю, а выигрышем по гамбургскому счету.

В проекте, по условиям заказа (опубликованы в № : журнала «Строительство Москвы» за 1928 год), предлагалось запланировать четыре группы помещений. На открытый 1 -курс было подано 32 проекта. Ле Корбюзье, группа архитекторов Центросоюза, лондонцы Вернет и Тейт, а также Таут из Берлина участвовали в закрытом. Жюри состояло из представителей ВОГИ, МАО, ЛАС Центросоюза и Моссовета. Распределив премии участникам открытого конкурса, жюри, тем не менее, посчитало их проекты негодными. Что же касается работы Ле Корбюзье, то в отзыве комиссии отмечалось, что «четкость плана в размещении административных, оперативных общественных частей Центросоюза, хорошо запроектированные входы и вестибюли, наличие значительного отступа от Мясницкой улицы, удачное решение раздевален и стоянки автомобилей, своеобразное разрешение клуба и общая насыщенность проекта новыми решениями, переходящими в изобретательность, дают асе основания для рекомендации проекта Корбюзье к дальнейшей разработке». Были отмечены и минусы недостаточная освещенность гардероба, недостаточна обособленность клуба от остальных помещений, сложная конструкция перекрытия.

Тем не менее проект Ле Корбюзье отклонил и устроили второй конкурс, в котором маэстро вовсе не пригласили участвовать. И лишь в результате третьего конкурса в центре Москвы по адресу: улица Мясницкая, 39, выросло здание, вошедшее в путеводители по главным архитектурным достопримечательностям столицы. Реконструкция района позволила хорош» обозревать и задний фасад строения, который виде) с сегодняшнего проспекта Академика Сахарова.

По сути, оно представляет собой комплекс объемов со сплошным остеклением с перебивками поверхно стями, облицованными артикским туфом. Камень это вулканического происхождения, пористый, теплого фиолетово-розового оттенка. Комбинат по его добыче из месторождения на склонах Арагаца в Армении бы создан в городке Артик именно в 1928 году. Добывала и обрабатывался туф местными мастерами вручную.

Здание еще в период строительства солидно именовали домом Центросоюза, позже — домом Народной комиссариата легкой промышленности, после там рас полагалось Министерство текстильной промышленности, а с 1959 года — Центральное статистическое Управление (ЦСУ СССР). В новой России сооружение перешло Федеральной службе государственной статистики (Росстату). Памятник архитектуры, ныне объект [культурного наследия в соответствии с нуждами всегда многочисленных коллективов, его населявших, за время существования неоднократно подвергался переделкам, в 1991-1994 годах — реставрации.

Процесс строительства отразил драматизм резкой смены политической конъюнктуры страны. Творчество конструктивистов еще совсем недавно пользовалось покровительством партийцев, принадлежащих к «троцкистской оппозиции». Но после высылки Льва Троцкого из страны (в 1929 году) началось преследование его сторонников, возведение здания было приостановлено. Все же в 1933-1936 годах стройка завершилась, несмотря на то, что в архитектуре СССР восторжествовала: очередная неоклассическая тенденция.

Здание масштабно. В проекте изначально предполагалось, что находиться в нем будут 3500 служащих. Кроме многочисленных рабочих мест были устроены обширный конференц-зал, клубные помещения, библиотека, ресторан-столовая. Пандусы, ведущие наряду с лестницами из вестибюля наверх, — излюбленный прием Ле Корбюзье (мы увидим их через прозрачный фасад здания парламента в Чандигархе). Пандусы не делают иной походку, как лестничные ступени, сохраняя индивидуальный шаг идущего.

Архитектор не изменяет себе и в главном: сооружение поставлено на «котурны»: в данном случае — изящные столбы, сохраняющие пространство между нижним этажом и землей. Свободный план предполагает отсутствие жестко детерминированного пространств Это стало возможным благодаря применению железобетонного каркаса, который, как и в проекте “Дом-Ино” был схож с этажеркой. Узкие опорные столбы позволял аранжировать пространство в соответствии с нуждам. Для Советского Союза это было в новинку. Ленточное окно (одна из «пяти отправных точек современной архитектуры») трактуется здесь тотально — сплошным остеклением. Фасад на Мясницкой при кажущейся элементарной (в буквальном смысле) простоте, тем не менее вовсе не скучен. Благодаря отсутствию фиксируемых взглядом оконных перегородок он становится экраном-отражателем, гигантским монитором, на котором не спокойное московское небо транслируют свою ежеминутно изменчивую феерию образов. Перпендикулярны параллелепипеды боковых корпусов, также восьми этажных, выступают вперед за линию фасадного экран; подчеркивая его «центральность», а «глухие» их торцы создают впечатление монументального обрамления; Учитывая местные метеоусловия, резкие перепады температур режима «зима — лето», Ле Корбюзье спланировал уникальную систему кондиционирования, а для сохранения тепла придумал вакуумное наполнение между двумя слоями стекол на фасадном «экране». (Увы, все задуманное оказалось осуществленным лишь частично Геометрическая ясность форм здания (прямоутольников центрального фасада и клубных помещений, а также мощного скругления, сохраняющего форму конференц-зала на заднем фасаде) здесь не исключает их пластической переклички, создающей определенную сложность взаимоотношений. Отметим способность зодчего предвидеть градостроительную ситуацию: задний фасад, выходящий в район тогда почти слободской атмосферы Домниковки, сразу же мыслился вполне репрезентабельно. Поэтому даже после проложения в 1980-х годах Новокировского проспекта (сегодня — проспекта Академик Сахарова), когда район был застроен пафосными офисными зданиями, задний фасад Центрсоюза выделяете в ряду других — главных.

2 Комментарии

  1. WilliamDup

    best full coverage drugstore foundation reductil palos community hospital doctors

  2. Амалия

    Ездили в это место вместе с группой в университете . Училась тогда в университете потребительской кооперации. А он именно от него. Да, очень красивое и необычное здание. Его интересно посмотреть не только жителям Москвы и Московской области, но и даже иностранцам. Это сейчас нам кажется, что оно довольно маленькое и ничего такого в нем нет. Чем же нас уже удивишь, жителей 21 века..А тогда, в 20 -30 годы 20 века- это была очень крупная постройка для того времени. Поэтому такая масштабность проекта не могла не привлечь внимание многочисленных людей. Сейчас там находится и Росстат. Заслужить признания в те временам в области архитектуры было очень тяжело.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

тринадцать + восемнадцать =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>