Всемирный финансовый центр в Нью-Йорке

всемирный финансовый центр в Нью-Йорке

Комплекс зданий Всемирного финансового центра (WFC), строившийся с 1985 по 1988 год, — следующая значительная веха в карьере Сезара Пелли после Тихоокеанского центра дизайна, окончательно закрепившая за мастером статус одного из ведущих архитекторов в современной американской практике.

Нью-йоркский WFC находится в живописнейшем месте с видом на Гудзон и в окружении плотной застройки Манхэттена. Комплекс включает четыре призматические разновысокие башни, скомпонованные аналогично башням средневековой крепости. Внешние стены ограждают пространство самих башен и внутренней открытой общественной площади между зданиями, вызывая ассоциации со стенами замков и крепостей. Такая модель вновь стала популярной благодаря успешной работе Пелли. Объекты с подобной логикой устройства будут востребованы во многих странах, ведь помимо того, что высотные здания почти везде нужно вписывать в сложившуюся застройку, необходимо еще и подчеркивать особый статус и значение нового комплекса. Российским примером такого подхода к городской среде является комплекс зданий Газпрома в Москве (В. Хавин, 1996), где структура масштабной крепости с главной башней оправдана и символически, и функционально.

Застройка Манхэттена. Фрагмент

Благодаря продуманной внутренней инфраструктуре, связывающей все части комплекса, он стал своеобразным «городом в городе». Эффект усиливает преувеличенный масштаб строений и связующих пространств. Такой прием архитектор использовал вполне сознательно, чтобы подчеркнуть мощь и величие главной мировой финансовой системы, поддерживаемой и регулируемой банками-заказчиками. Образ завершают логотипы крупнейших банков, венчающие отдельные башни комплекса. В градостроительном отношении проект Центра весьма удачный, поскольку панорама Нью-Йорка с воды, да и высотный характер окружения, явно требует таких укрупненных масштабов застройки. А вот находясь рядом с башнями WFC, как, возможно, и рядом со многими другими высотками «Большого яблока», человек начинает ощущать себя незначительным и малозаметным.

Подчеркивают впечатление некоторой отстраненности и облицовочные материалы башен — гладкое темное стекло и полированный гранит, покрывающие большие поверхности стен и акцентирующие строгую иерархию частей комплекса; иногда они просто подавляют выверенностью пропорций и геометрическим совершенством. Критики единодушно относят здания Всемирного финансового центра к ярчайшим примерам постмодернистской архитектуры, в которой тесно переплетены технологические новинки, устоявшиеся формы и неожиданно многослойные художественные и культурные ассоциации.

Панорама набережной Гудзонского залива

Первая, Южная, башня включает в себя 150 000 м2 офисных площадей, по большей части отданных в распоряжение финансовому гиганту — компании «Доу Джонс» (Dow Jones & Company). С другими частями Центра и городом здание связано пешеходными мостами и переходами.

Вторая башня включает 250 000 м2 полезных площадей. В отличие от остальных «именных» башен в ней размещаются сразу несколько крупных транснациональных банков и финансовых корпораций.

Визуальным центром и самой высокой структурой всей композиции является Третья башня, которая почти полностью отведена под нужды компании «Американ Экспресс», главной финансовой платежной системы США и одной из крупнейших в остальных частях мира.

Последняя, Четвертая башня, отведенная банку -Меррилл Линч», «роняет» высоту до 175 метров, что позволяет уравновесить и сбалансировать акценты всего замысла.

Еще во время первой очереди строительства Тихоокеанского центра дизайна Пелли серьезно занимал вопрос, как усовершенствовать технологии использования стекла в отделке зданий. Тогда он последовательно развивал эти технологии при работе с цветным материалом. А вот возможности интересных фасадных решений при монохромном сплошном остеклении он особенно эффектно показал в зданиях Всемирного финансового центра в Нью-Йорке. Динамика уплощенных выступов и гладких поверхностей на фасадах Центра, соотношения пирамидальных, ступенчатых и сферических завершений, а также общих высот стеклянных башен, спокойная геометрия купола главного общественного пространства — везде Пелли максимально выгодно использует возможности стеклянных панелей с различными техническими характеристиками, добиваясь яркого художественного впечатления. В зависимости от места их применения и требуемой функции, стеклянные панели ограждают от нежелательного воздействия окружающей среды (ветра, жары или холода и т. д.), отлично поддерживают внутренний микроклимат (для зимнего сада) и создают тот уровень художественного воздействия (суровый, располагающий и пр.), который смоделировал архитектор.

Некоторую суровость и холодность внешнего облика Центра компенсируют обширные светлые внутренние общественные пространства. Особое восхищение вызывают просторный атриум и галерея с зимними садами, связывающая Вторую и Третью башни. Ряд из 16 рослых стройных пальм, поднимающихся на целых 4 этажа (около 13 метров), создает образ живой зеленой колоннады, особенно впечатляющей на фоне обилия стекла и мрамора окружения. После трагических событий 11 сентября 2001 года галерея приобрела особенно пронзительное звучание, поскольку эта рукотворная красота и умиротворение находятся в непосредственной близости к месту гибели тысяч людей. Просторная оранжерея с запада примыкает к участку, на котором когда-то гордо возвышались башни-близнецы Всемирного торгового центра. Само здание Всемирного финансового центра тоже частично пострадало, но было быстро воссоздано в первоначальном виде.

Конечно, Сезар Пелли в своем постмодернистском замысле ВФЦ полемизировал с эстетическими воззрениями японца Минору Ямасаки, создавшего несколькими годами ранее (1972) соседние башни ВТЦ, олицетворявшие архитектуру зрелого модернизма. И высотные акценты, и распределение объемов на участке, несомненно, учитывали присутствие такого грандиозного соседа. Но и в самом страшном кошмаре не могла привидеться последующая трагедия, придавшая новые смысловые акценты чисто художественным приемам композиции.

Сразу после завершения строительства Всемирный финансовый центр в Нью-Йорке получил большое количество положительных отзывов в прессе. В последующее десятилетие реплики этого композиционного решения не раз появлялись в высотном строительстве многих стран. А квадратное пирамидальное завершение стало на время просто эталонным для любой финансовой корпорации во всем мире. Сам Пелли развил собственную тему городской площади с доминантой в виде высотной призматической башни с четырехгранной пирамидой в навершии в лондонских доках, где создал ансамбль, несколько мягче интерпретирующий тему башни с площадью и более низкой застройкой вокруг нее. Комплекс зданий WFC неоднократно попадал в рейтинги наиболее популярных современных построек Америки и даже входил в десятку самых удачных современных построек во всем мире.

Общественные пространства Центра сразу стали излюбленным местом проведения всяческих культурных церемоний, концертов и вернисажей, регулярно собирающих весь цвет нью-йоркского общества. Счастливый тандем финансового успеха и роскоши культурной жизни имеет в WFC конкретное место прописки.

В соответствии с новым генпланом ВТЦ Даниэля Либескинда сразу за ВФЦ появятся несколько грандиозных небоскребов, для которых постройки Пелли послужат лишь промежуточным постаментом, ступенями, подводящими к вершине башни Свободы. (Достроена в 2013 году, поднимается на 417 метров.) Новые доминанты станут формировать силуэт города. А последовательная система «подрастания» фрагментов фасадов и завершений башен от Пелли послужит универсальным художественным приемом, логично проводящим зрителя от ступенчатых небоскребов ар-деко к постмодернистским вольностям и играм с традицией, в сторону новых высот и сияющих горизонтов архитектуры XXI века.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

12 − пять =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>