Усадьбы Виттреск и Витторп под Хельсинки

Усадьбы Виттреск и Витторп под Хельсинки

Усадьба Виттреск, построенная в 1901–1903 годах молодыми архитекторами Элиэлем Саариненом, Германом Гезеллиусом и Армасом Линдгреном, воплотила их творческое кредо, стала материальным манифестом и самым совершенным образцом архитектуры северного национального романтизма не только в Финляндии, но и во всей Европе.

Проектируя для самих себя этот дом-студию, где можно было бы свободно жить и творить, они пытались воплотить идеальный для эпохи модерна стиль жизни: в слиянии с природой и в то же время в условиях городского комфорта. Им удалось создать уникальную пространственную среду повседневности, пронизанную атмосферой искусства. Их мастерская на целое десятилетие стала одним из центров художественной жизни Финляндии, среди гостей бывали Я. Сибелиус, А. Гален-Каллела, Г. Малер, М. Горький и многие другие.

Усадьба Виттреск. Дом Сааринена. Фасад со двора

Усадьба Виттреск. Дом Сааринена. Фасад со двора

Хорошо знавший Сааринена и его сотрудников, Горький восхищался их творчеством. В 1906 году, посетив Виттреск, он написал жене: «Здесь есть архитектор Сааринен… — это гений».

Дом-студия Виттреск располагается на берегу одноименного озера (по-фински — Виттресккярви) в районе Киркконумми, недалеко от Хельсинки. Несмотря на очевидные влияния Г. Ричардсона, Ч. Войси, Ч. Макинтоша и Венского сецессиона, органична и своеобразна композиция разбросанных по склону над озером усадебных построек Виттреска. По остроумному сравнению В. Лисовского, основной дом усадебного комплекса можно сравнить с живым существом, ползущим по обрыву и пытливо поднимающим голову, чтобы осмотреться. Этому впечатлению биоморфности архитектуры способствует как форма постройки, так и более поздняя отделка просмоленным гонтом, напоминающим чешую.

В южной части здания располагалась семья Элиэля Сааринена, в северном объеме с высоченной срубной башней-бельведером — Армаса Линдгрена, а между этими апартаментами находится общее пространство архитектурной мастерской — студия. Сегодня основная постройка Виттреска представляет собой музей. Противоположную сторону двора формирует так называемый из-за просмоленных до черноты бревен Черный дом с романтической приземистой башней из гранитных валунов — дом Гезеллиуса.

Панорама усадьбы: дом Сааринена, студия, дом Линдгрена. Вид со стороны озера Виттреск

Панорама усадьбы: дом Сааринена, студия, дом Линдгрена. Вид со стороны озера Виттреск

В художественной характеристике основного дома Виттреска доминирует своеобразная поэтика деревянного сруба. Ныне важная для всего дома-комплекса башня Линдгрена отсутствует: она сгорела во время пожара много лет назад. Сын Сааринена, Ээро, из сохранившихся при пожаре материалов восстановил сильно пострадавшее здание, но уже без нее. Гиперболизированная башня с пирамидальным шатровым завершением модерновой формы имела свой исторический прообраз — это средневековые башни и шпили церквей и замков. Однако для авторов усадьбы главным смыслом была не стилизация, а освоение фундаментальных принципов исторической архитектуры, в которой, как и в самой природе, они искали прообразы органичности.

Свободный в плане комплекс построек формирует внутренний зеленый двор, свободная игра масс и объемов — характерный прием для модерна в целом. Выявление же национальной специфики произведения, этапного для финского искусства, было обеспечено, по мнению Лисовского, разработкой своеобразной пластики всей композиции, использованием особых фактурных переходов, контрастов, нюансов и цвета.

Авторы сознательно и последовательно использовали по большей части те материалы, которые можно было получить на участке, где в 1902 году началось строительство усадьбы-мастерской: сосновые бревна и гранит. Виттреск демонстрирует, сколь эффектным может быть взаимодействие дерева и камня. «Только материал был нашим гидом, и поэтому мы старались употреблять его в естественном виде, который можно назвать романтическим. Мои коллеги и я придерживались мнения, что природа материала определяет и природу форм», — писал сам Сааринен.

Усадьба Виттреск. Интерьер главного дома. Гостиная дома Сааринена. Первый этаж

Усадьба Виттреск. Интерьер главного дома. Гостиная дома Сааринена. Первый этаж

«Перетекающее пространство» интерьеров дома-студии (или так называемый открытый план, независимо созданный авторами постройки почти в одно время с американским архитектором Ф. Райтом) заполняли предметы прикладного искусства, делая его художественно целостным. Массивная и простая по отделке мебель, в том числе большие чертежные столы в мастерской, в основном — по чертежам Сааринена; текстильное убранство с лаконичными геометрическими орнаментами — по эскизам Лои. Уникальные керамические печи, украшенные медью и железом, были разработаны шведом Л. Спарре, который увлекался «финляндским стилем» не меньше самих финнов, и А. Финчем. Из всех примененных архитекторами материалов в интерьерах дома доминирует дерево, декорация которого сведена к минимуму.

Хорошо известным, хотя и единичным в своем роде проявлением финско-русских связей, является тот уникальный случай, когда почти в течение года в Виттреске практиковался петербургский студент института гражданских инженеров А. Оль, в будущем крупный архитектор. На формирование его творческой индивидуальности подействовали творческий метод и художественные вкусы «ГЛС». Знаменитый дом писателя Леонида Андреева в поселке Ваммельсуу (ныне Серово) в стиле северного модерна Оль создал под непосредственным влиянием стажировки в знаменитой к тому времени архитектурной студии.

Усадьба Виттреск. Интерьер главного дома. Комната отдыха и обеденная зона. Первый этаж

Усадьба Виттреск. Интерьер главного дома. Комната отдыха и обеденная зона. Первый этаж

Общим домом «ГЛС» Виттреск оставался недолго — только до 1905 года, когда Армас Линдгрен переехал в Хельсинки. А в 1916 году скончался Герман Гезеллиус. После этого единственным хозяином усадьбы ока зался Элиэль Сааринен; он жил и работал здесь вплоть до своего отъезда в Америку в 1923 году. Но и переехав в США, архитектор почти ежегодно посещал Виттреск, продолжая за ним ухаживать, и похоронен он здесь же.

Известность «ГЛС» в петербургских кругах в основном принесли две постройки: это усадьба Палониеми петербургского бизнесмена Г. ван дер Пальс в Лохья (Финляндия, 1898–1900) и усадьба Суур-Мерийоки швейцарца М. О. Нейшеллера, бизнесмена и акционера петербургской фирмы «Треугольник», в окрестностях Виипури (ныне Выборга, 1901–1903, вблизи нынешнего поселка Харитоново).

Обе усадьбы входят в тематическую и стилевую группу сооружений национального романтизма, которые являются самыми важными и известными как в Финляндии и Европе, так и в России — кроме Виттреска, усадьбы Витторп на берегу озера Виттреск и Миньято в приморской деревне близ Эспоо; менее известные виллы Трэсченда в Эспоо, В. Карстена и Р. Сиеверс в Питая под Хельсинки, а также проект виллы графа А. Бобринского, предполагавшейся к строительству в Подмосковье, и ряд других, задуманных и возведенных Саариненом с соавторами в первой половине 1900-х годов. Все они имеют общие композиционные приемы, и хотя их более компактные планы отличаются от распластанного плана Виттреска, для их интерьеров также характерны «перетекающее пространство» и живописность динамичных композиций и натурального материала. У каждой постройки есть индивидуальные черты, но в то же время они принадлежат одному стилю.

В отличие от замечательной виллы Суур-Мерийоки, относимой к числу лучших произведений «ГЛС», вилла Витторп сохранилась. Она построена в 1901–1903 годах напротив усадьбы Виттреск на противоположном берегу одноименного озера, ее заказчиком являлась семья Р. Е. Вестерлунда. Несмотря на живописность расположения и динамичный силуэт, ее объемная структура собрана, компактна, органично вписана в склон холма, и, так же как Суур-Мерийоки, имеет каменный подиум, пластичный по форме. Невысокая круглая башня является ядром композиции, в решении ее фасада использован известный в модерне мотив контрастного противопоставления глади стены и рельефной кладки. В интерьере главного зала, служащего музыкальным салоном, конструкции перекрытия оставлены открытыми, что служит прекрасным примером «архитектурной правды», которая декларировалась как один из основополагающих принципов стиля модерн.

Усадьба Витторп. Общий вид фасада с башней

Усадьба Витторп. Общий вид фасада с башней

Чуть позже, в 1907 году, в Германии появился еще один великолепный особняк — дом поэта П. Ремера, известный как дом Молков по названию озера, на берегу которого стоял. Он спроектирован Саариненом совместно с Гезеллиусом в 1905 году. «Финляндский стиль» здесь обрел более сдержанно-рациональные черты: почти классического вида план имеет четкую ось симметрии, симметричен и центральный фасад; компоновка объемов и решение фасадов овеяны genius loci (гений места) и вызывает ассоциации с дармштадскими постройками 1900–1901 годов Й. Ольбриха. Сааринен использовал в данной работе собственные планировочные идеи нереализованного проекта виллы В. Гирардета в Хоннефе 1904 года. К сожалению, особняк Ремера, как и Суур-Мерийоки, безвозвратно исчезли с лица земли в результате Второй мировой войны.

Самой крупной и знаменитой постройкой выдающегося мастера в Финляндии признается железнодорожный вокзал в Хельсинки. Однако для современного человека все чаще становится привлекательна эстетика места, она порой значит больше, чем символическое значение крупного общественного здания, и сегодня можно считать, что частные виллы, созданные Саариненом с компаньонами, едва ли значат меньше в его наследии. В России, например, наибольший интерес вызывают именно усадьбы, воплощающие в «человеческом» масштабе все стилевые особенности региональной интерпретации искусства 1890-х — 1910-х годов.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

три × один =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>