Tall buildings: Inspiring Quality in Russia

City Centre, Лас Вегас. Арх. Gensler

5 октября в демонстрационном зале ГУМа состоялась международная конференция по высотному строительству Tall buildings: Inspiring Quality in Russia – An International Perspective.

Событие собрало в Москве ведущих мировых архитекторов и конструкторов. Они не только прочитали традиционные в таких случаях лекции, но и провели своеобразный градостроительный консилиум. В роли пациента выступила Москва, собирающаяся в ближайшие годы расти преимущественно ввысь. На самом деле у российской столицы просто нет другого выхода: ее ближайший территориальный сосед – Московская область – является другим субъектом Федерации, а значит, развитие мегаполиса может осуществляться только в ныне существующих границах. Единственный способ существенно увеличить офисные и жилые площади – строить высотные здания. Именно по этому пути сегодня идут все крупнейшие города мира, для которых небоскребы стали не только средством решения жилищных проблем, но и статусными сооружениями, визитными карточками. «Феномен появления высотных зданий, безусловно, связан с развитием современного города, – считает Ли Полисано, президент Kohn Pedersen Fox Associates, – который постоянно растет и требует больше земли, чем ему отведено.

Поэтому при изменении площади города встает проблема сохранения качества жизни, которую могут решить только высотные здания». Тони МакЛоклин, партнер Buro Happold (Великобритания): «Думаю, к концу XXI века наши города действительно достигнут облаков, станут такими, какими их любят изображать режиссеры фантастических фильмов. Но это произойдет не резко – поколение за поколением человечество будет привыкать к увеличению высоты. Сегодня строительство небоскреба позволяет мегаполису решить две основные проблемы – компенсировать нехватку земли и создать символ эпохи». Впрочем, на конференции Tall buildings: Inspiring Quality in Russia – An International Perspective речь шла не только о небоскребах – основной акцент был сделан на зданиях повышенной этажности (25–30 этажей), которые по преимуществу возводятся сегодня в любом городе мира.

Отель Thistle, Ливерпуль. Арх. AHMM

Как сделать, чтобы высотки не загромождали пространство мегаполиса безликими объемами, создавали комфортную среду обитания и приносили городу и его обитателям выгоду? Программа конференции была сформирована таким образом, чтобы осветить все аспекты высотного строительства – его девелоперскую, градостроительную, конструкторскую, инженерную составляющие, вопросы безопасности и комфортабельности. Для каждого из участников организаторы подготовили несколько каверзных вопросов, отвечая на которые, архитекторы и конструкторы сложили, словно пазл, общую картину состояния современного высотного строительства. Так, Ли Полисано рассказал о том, какие подходы к проектированию высотных зданий повышенной этажности используют крупные международные архитектурные бюро и как местные факторы влияют на процесс проектирования в разных странах. Имеют ли небоскребы национальность? Этот вопрос сегодня не дает покоя многим архитекторам – нужно ли китайским высоткам придавать черты пагоды, а японские уподоблять павильонам для чайных церемоний? По мнению Криса Уилкинсона, главы британского бюро Wilkinson Eyre Architects, подобное заигрывание с традицией недопустимо – современность предлагает не только новые материалы и технологии, но и формы, и игнорировать их – своего рода профессиональный грех.

Задача архитектора, по Уилкинсону, как раз в том и заключается, чтобы найти для выбранного места строительства наиболее подходящую и органичную форму. В качестве примера британский проектировщик привел башню Guangzhou West Tower, которая будет построена в Китае. Объем высотой 432 м в плане представляет собой трилистник, что позволило архитекторам не только оптимизировать размещение служебных помещений, но и максимально соответствовать требованиям по охране окружающей среды. Грэм Стерк, директор бюро Richard Rogers Partnership, в свою очередь, представил московской аудитории проект Bishopsgate Tower в Лондоне. Это здание представляет собой архитектурную метафору развевающегося на ветру платья и чрезвычайно оживляет район, для которого спроектировано. «Мне кажется, основная задача архитектора, проектирующего высотные здания, заключается в создании масштаба, который способен заинтриговать, – считает Саймон Олфорд, партнер бюро Allford Hall Monaghan Morris, вице-президент Королевского британского института архитекторов (RIBA). – Нельзя проектировать районы, состоящие только из высотных зданий, особенно в центре города, – высотная и низкоэтажная застройки обязательно должны перемежаться и взаимодействовать». Эту же мысль на конференции высказал Ли Полисано: «В мире немало городов, например Чикаго, Нью-Йорк, в которых небоскребы строятся уже давно и успели стать их неотъемлемой частью, элементом городской среды. Но во многих других точках земного шара небоскребы не так уместны и не так органичны.

Небоскребы – неотъемлемая часть панорамы Сеула

В Европе, например, этот тип зданий достаточно долго ассоциировался с чем-то недостойным, и по большому счету, возможность их строительства попрежнему под вопросом, поскольку считается, что они оказывают негативное влияние на окружающую среду и сложившийся городской ландшафт. И зачастую это действительно так, особенно если решение об их строительстве принимается в спешке, без тщательного анализа. Я думаю, впоследствии города будут застраиваться намного более высокими домами, чем мы сейчас привыкли. Стандартом высоты станут не 20-метровые дома, как сейчас, а 100-метровые и выше. Но я думаю, что большинство городов должны будут сохранить привычную нам вариабельную структуру с районами средней, низкой и высотной застройки.

Потому что не все типы зданий могут вписаться в историческую ткань города. Архитекторы просто обязаны будут найти формы и способы примирить новую и старую архитектуру». Экологичность, по мнению всех участников конференции, – одно из важнейших качеств современных небоскребов. Так, Саймон Олфорд убежден: «Архитектура должна быть направлена на систематизацию, упорядочивание потребления ресурсов. Если не бояться пафоса, то это наш долг перед обществом. Качественная архитектура обязательно должна включать концепцию использования восполняемых источников энергии, собственных внутренних резервов». В последние годы в современной архитектуре даже появилось такое понятие, как «биоклиматический небоскреб», под которым подразумевается объект, на чье строительство и эксплуатацию природные и энергоресурсы тратятся по минимуму. В роли апологета такого рода объектов на московской конференции выступил Кен Янг, который предложил проектировать небоскребы как… вертикальные ландшафты. «Раз человеку свойственна тяга к земле, природе, зелени, почему бы не обеспечить ему все это в высотном здании?» – задал Янг неожиданный для многих вопрос и на конкретных примерах показал, как можно превратить фасад небоскреба в цветущий сад.

Posteel Tower, Сеул. Арх. Kohn Pedersen Fox Associates

На вопрос главного редактора The Architectural Review Пола Финча о том, как архитектору удается уговорить девелопера на столь нетрадиционное решение, Кен Янг сообщил, что в переговорах с заказчиком всегда делает упор на наличие в таком здании резервных площадей, которые рано или поздно потребуются любому развивающемуся бизнесу. То, что для Москвы тема высотного строительства сегодня актуальна как никогда, на конференции подтвердил главный архитектор столицы Александр Кузьмин. По его словам, город уже выделил 60 площадок, пригодных для возведения высотных зданий. Эти участки расположены преимущественно в пределах проектируемого сейчас Четвертого транспортного кольца. «Мы искали только такие места, где строительство высотных зданий не нарушит брендовые исторические панорамы Москвы и не нанесет ущерба памятникам архитектуры», – подчеркнул главный архитектор. По его словам, всего в Москве в ближайшие годы будет построено 160 небоскребов, и проектироваться они будут не только россиянами. «Без передового опыта западных архитекторов нам сегодня не обойтись, – считает Александр Кузьмин, – поэтому Москва открыта для сотрудничества с ведущими зодчими мира. Но, подчеркну, это действительно должны быть лучшие из лучших.

Пока же, к сожалению, российские девелоперы нередко хватаются за любое нерусское имя, заказывают архитектору мегаамбициозный проект, а я потом вынужден отказывать иностранным коллегам, потому что объект категорически не соответствует строительным нормам Москвы!» Александр Кузьмин призвал иностранных участников конференции Tall buildings уважительно относиться к истории и традициям Москвы и перед тем, как начать проектирование, лично удостовериться в том, что на предлагаемом девелопером участке можно строить. По словам главного архитектора, для этого вполне достаточно взять функциональную ландшафтно-градостроительную схему генплана Москвы или получить соответствующую справку в Москомархитектуры. Отрадно, что звездных спикеров конференции это предложение не испугало.

Прочитав свои доклады, они устроили дискуссию на тему «Какие высотные объекты могут быть построены в Москве». Тони МакЛоклин рекомендовал начать с корректировки строительных регламентов и норм и усовершенствования инженерной базы: «Проектируя небоскребы, необходимо уделять внимание всем аспектам функционирования здания. Если в этой цепи будет упущено хотя бы одно звено, безопасность всего здания окажется под вопросом. Российские архитекторы должны помнить о том, что небоскреб – это не только образ и красивая конструктивная идея, но и тщательные расчеты, проверенные технологии строительства». Грэм Стерк посоветовал Москве сконцентрироваться на тщательной прорисовке силуэтов небоскребов. «Высотные здания нужно очеловечить, сделать их сомасштабными каждому горожанину, – считает он. – Еще одна типичная ошибка – считать, что красота небоскреба ограничивается его фасадом. За эффектным фасадом должна скрываться продуманная планировка и качественная структура здания».

Эрик Штольц, проектное бюро Gensler (США): «Проектировать небоскребы чрезвычайно интересно. На мой взгляд, именно высотные здания сегодня способны разбудить в архитекторе страсть изобретателя. Мне кажется, у России в этом смысле гигантский потенциал. Здесь не так много градостроительных ограничений, а заказчики гораздо более смелые и менее экономные, чем, например, в США. Важным изобретением для развития темы высотного строительства стал компьютер. Именно компьютер позволяет создать надежную конструктивную систему, систему жизнеобеспечения здания. Поэтому, думаю, россиянам нужно сосредоточиться на приобретении современного программного обеспечения и изучении западного опыта». Пожалуй, наиболее интересную мысль на этом импровизированном консилиуме высказал Саймон Олфорд, считающий, что основное качество современной Москвы – постоянное движение, и оно обязательно должно найти отражение в архитектуре. «Пока в России ощущается острый дефицит современных зданий, поэтому реализуются практически любые проекты, – уверен Олфорд. – Через несколько лет критерии отбора архитектурных решений станут гораздо жестче, и Москву украсят по-настоящему необычные, знаковые сооружения». Tall buildings – первая из серии международных конференций, посвященных различным аспектам архитектуры, которые проведут ARX, The Architectural Review и Building Media Group

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

13 + девять =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>