Tall Buildings-2 вторая конференция, посвященная строительству небоскребов

Небоскребы России. «Москва-Сити»

5 июня в гостинице «Золотое Кольцо» прошла вторая конференция из цикла Tall Buildings, организованная журналом Building ARX совместно с институтом «Горпроект» и Канадской корпорацией ипотеки и жилищного строительства (CMHC International). По составу участников Tall Buildings-2 несколько отличалась от первой конференции: помимо архитекторов здесь выступали и девелоперы, и градостроители. Партнерами конференции стали «Юкон Инжиниринг» и «Фронт Инжиниринг».

Первым докладчиком стал Тони Аксич (Tony Aksich), старший вицепрезидент по развитию жилищного строительства канадской компании Giffels Management Ltd. Это крупная фирма, которая строит не только в Канаде, но и в Соединенных Штатах, в Дубае, в Москве. По мнению Тони Аксича, проект должен вести не архитектор, а рынок. В компании Giffels работу архитектора контролирует менеджер проекта – сотрудник фирмы с профессиональным архитектурным или инженерным образованием. Его цель – компетентно следить за тем, чтобы деятельность архитектурного бюро была экономически целесообразной.

По словам Тони Аксича, грамотная критика позволяет удешевить проект на 5 %. Второй докладчик, директор архитектурного бюро Busby Perkins + Will Мартин Нильсен (Martin Nielsen), рассказал о градостроительной политике властей Ванкувера – города, где много строило это бюро. Кстати, по итогам масштабного исследования ООН, Ванкувер – один из трех самых привлекательных для жизни городов мира (вместе с Мельбурном и Веной), и Мартин Нильсен объяснил, какими именно средствами создается и поддерживается качественная городская среда. Помимо осмысленной системы приоритетов и необычных принципов зонирования (например, городские парки соединяются в непрерывную зеленую сеть, охватывающую весь город) действуют особые правила, регламентирующие строительство высоток.

Конференция Tall buildings

Одно из самых важных достоинств высотного дома – виды, открывающиеся из окон, однако рано или поздно их заслоняют другие высотки. Так происходит практически в каждом мегаполисе, но не в Ванкувере, где градостроители вычерчивают, а власти утверждают так называемые видовые конусы, которые должны остаться незастроенными. В результате большинство небоскребов в городе (в частности, Flatiron Building, который сейчас возводит компания Busby Perkins + Will) имеет сложные угловатые очертания: они заполняют пятно, оставшееся между несколькими пересекающимися видовыми конусами. Сейчас ноу-хау ванкуверцев заимствуют и другие города: как сообщил один из докладчиков, Яхья Ян (Yahya Jan) из NORR Limited, район Дубай Марина в Дубае застраивается по ванкуверской модели.

Третьим выступил Стоян Стоянов (Stoyan Stoyanoff), доктор наук, российский представитель канадской инженерной компании RWDI. Доктор Стоянов – человек редкой для России профессии. Его компания проводит экспертизу проекта перед началом строительства и выявляет в нем слабые места. Как объяснил сам Стоян Стоянов, его работа – не решать проблемы, а предвидеть их. В своем докладе он рассказал о распространенных трудностях, с которыми сталкиваются строители высотных зданий. Одна из самых серьезных – ветровые нагрузки. Фасады верхних этажей постоянно испытывают ураганный напор, а так как металл имеет свойство накапливать усталость, навесные конструкции (например, алюминиевые козырьки) время от времени ломаются. Их можно сделать долговечнее, наполнив песком и увеличив их тяжесть. Еще лучше выполнять такие конструкции не из алюминия, а из стали, которая устает медленнее.

Ветровые нагрузки испытывает и сам корпус башни. Чтобы небо скреб раскачивался как можно меньше, на его верхних этажах ставят демпферы вибраций – гигантские маятники, которые силой инерции гасят колебания. Крупнейший в мире механический демпфер весом 606 тонн установлен на небоскребе Taipei 101 в Тайбэе. Доступ к нему открыт; более того, это городская достопримечательность, на которую с большим удовольствием приходят посмотреть туристы. В Нью-Йорке, на небоскребе Random House, установлен жидкий демпфер – резервуар с водой весом 1 000 тонн. При необходимости этой водой можно потушить пожар; при этом она существенно гасит своей массой колебания башни. Подобный резервуар-демпфер, хоть и меньший по размеру, стоит и на одной из построек Busby Perkins + Will в Ванкувере – башне One Wall Center. Кроме того, сила ветровых нагрузок зависит от геометрии здания. Если у простой четырехгранной призмы срезать углы, ветровые нагрузки снизятся на 30 %. Подобных практических советов было в докладе Стояна Стоянова очень много. Рассказав историю о тайфуне в Гонконге, во время которого гравий, поднятый ветром, пробивал насквозь закаленное стекло фасадов, он посоветовал строителям ламинировать стекла. Научились в RWDI предусматривать и воздействие на конструкции больших объемов снега. Макет здания помещают в аэродинамическую трубу и посыпают песком; и затем, увидев, в каких частях будущего дома возможно появление сугробов, предлагают изменить его геометрию или защититься от падающего снега специальными барьерами.

Джамиль Мардукхи (Jamil Mardukhi), строитель легендарной башни CN в Торонто (кстати, сооруженная в 1972 году и имеющая 553 м в высоту, она до сих пор остается самым высоким зданием в мире), рассказал о том, как создавался этот небоскреб. Башня стоит на берегу озера Онтарио, так что инженерам пришлось немало поломать голову над гидроизоляцией, которая смогла бы защитить фундамент – гигантскую плиту из напрягающего бетона – от проникновения влаги. Наверху башни размещен не один, а несколько демпферов вибраций, а под ее фундаментом, в скважинах, пробуренных до начала строительства, находятся датчики, до сих пор исправно доставляющие информацию о состоянии грунтов.

Вслед за ним выступил Ноэль Ламбер (Noel Lambert), коммерческий директор бельгийского офиса международной инженерной компании SNC-Lavalin. Инженерное обеспечение строительства – достаточно новое направление деятельности этой компании, при этом она уже имеет солидный опыт строительства новых и реновации старых зданий. Представив несколько европейских проектов своей компании, в том числе и в Париже, на окраине Сен-Жерменского предместья, Ноэль Ламбер чрезвычайно подробно, с демонстрацией карт и диаграмм, объяснил, как проектируются подобные здания в исторических городах. Необходимо досконально изучить площадку, а потом провести долгие и трудные согласования; при этом компания должна обеспечить быстрые темпы строительства. Так как земля в исторических городах очень дорога, застройщики должны компенсировать ее цену коротким строительным циклом.

По мнению Ноэля Ламбера, наиболее приемлемая скорость строительства высотного дома в старом европейском городе – два этажа в день. Яхья Ян из NORR Limited, международной архитектурной компании, штаб-квартира которой также находится в Канаде, представил проекты своей фирмы в Дубае, Бахрейне, Кувейте, Аммане и Лахоре (на севере Пакистана). Архитектор считает, что высотное строительство – это вызов, на который нелегко ответить. С одной стороны, в городах Ближнего Востока, где стремительно увеличивается концентрация населения, высотки строить необходимо – иначе негде селить людей. С другой стороны, человек привык жить на земле и нужны дополнительные аргументы, чтобы убедить его переселиться в небеса. Поэтому архитекторы NORR устраивают в башнях огромные атриумы и разбивают там сады с высокими деревьями. Технически это вполне осуществимо, но приводит к колоссальным потерям площадей.

Яхья Ян убежден, что владелец дома все равно в выигрыше. Он привел такой пример: в небоскребе, который фирма строит в Кувейте, из-за зеленых атриумов аренда на 30—40 % дороже, чем в среднем по району. Последний докладчик – Брайан Имс (Brian Eames), один из руководителей CMHC International, в прошлом работал над программой по развитию энергосберегающих технологий в строительстве. Программа действует с 1996 года. CMHC International разрабатывала ее совместно с несколькими правительственными институтами, в частности с Национальным советом по исследованиям Канады (National Research Council). Подобные программы существуют сейчас во многих странах и год от года из-за растущих цен на нефть приобретают все большее значение.

Брай ан Имс исследовал, как именно теряют тепло высотные здания и что следует предпринимать, чтобы сделать их более экономными. Безусловно, тепло уходит через стены и окна, особенно в местах примыкания оконных рам к стенам. Однако это не главная проблема. Основную часть энергии здания теряют вместе с воздухом. Причем чем выше дом, тем больше энергии он теряет именно таким образом. Поскольку теплый воздух стремится вверх, он скапливается на верхних этажах. Жильцы открывают окна, и дом стремительно охлаждается. Кроме того, наиболее распространенная сейчас приточно-вытяжная система вентиляции постоянно выбрасывает из дома отработанный, загрязненный воздух и втягивает вместо него новые порции воздуха с улицы. Потери тепла колоссальные: ведь воздух удаляется в первую очередь из самых жарких помещений – кухонь и котельных. А тот воздух, что поступает с улицы, в Оттаве и Торонто, как и в Москве, полгода имеет минусовую температуру. Бороться с этим можно, устраивая в автономных ячейках дома (офисах, квартирах) самостоятельные системы вентиляции. Так довольно часто делают в Японии, причем дисциплинированные японцы, покидая дом, обязательно выключают вентиляцию.

Более радикальное решение – сделать здание полностью герметичным, чтобы воздух вовсе не покидал его пределов. Современные технологии позволяют это сделать, но существует много осложняющих обстоятельств. Например, во внутренней отделке в таком случае придется использовать только экологически чистые материалы: ведь все испарения будут оставаться в здании. После конференции состоялась дискуссия. В ней приняли участие и докладчики, и гости. Татьяна Григорьева, представитель «Юкон Инжиниринг», крупнейшей российской компании, создающей композитные фасадные системы, расспрашивала Ино странных инженеров о новейших методиках расчета нагрузок, которые оказывает фасад на несущие конструкции. Много внимания было уделено и транспортной проблеме.

Стоян Стоянов, отведав московских пробок, рассказал о так называемой go-bus system – специальных автобусных маршрутах, которые открываются одновременно с вводом в эксплуатацию новой высотки. Автобусы останавливаются прямо у подъезда, так что людям, спешащим на работу, удобнее воспользоваться ими, чем собственным автомобилем. Такие маршруты существенно снижают концентрацию транспорта вокруг небоскребов, но, увы, при отсутствии специально выделенных для общественного транспорта полос не решают проблемы пробок. Впрочем, небоскребостроение не развивается отдельно от дорожно-транспортной и инженерной инфраструктуры, с чем согласились все участники конференции Tall Buildings-2.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

четыре × два =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>