Stella Maris, Санкт-Петербург

Stella Maris, Санкт-Петербург

Stella Maris – малоквартирный дом для современной элиты Санкт-Петербурга. Счастливчики в первом поколении смогут поселиться на Крестовском острове и наслаждаться роскошью, весьма отличной от набившей оскомину купеческой, зато близкой городу с его вечной претензией на аристократизм.

Общие данные

объект: Stella Maris
программа: жилой дом со встроенной автостоянкой

Stella Maris, Санкт-Петербург

расположение: проспект Динамо, 4, Петроградский район, г. Санкт-Петербург, Россия
девелопер: ООО «Строительная компания «Петербургская Недвижимость» (Setl City)
архитектура, конструкции: ООО «Евгений Герасимов и партнеры»
инженерия: ООО «МГП»
генподрядчик: ООО «НСК «Монолит»
субподрядчик: ООО «СК «Макон»
консультанты: ООО «Центр развития проектов «Петербургская Недвижимость»
управляющая компания: «Praktis. Управление и Эксплуатация»
проектирование: январь 2005 – июнь 2006
строительство: октябрь 2006 – декабрь 2007
площадь территории, кв. м: 2 210
площадь застройки, кв. м: 1 117
общая площадь здания, кв. м: 4 702
жилая площадь, кв. м: 2 870,4
дополнительная инфраструктура: причал для малометражных судов
и моторных яхт, SPA-комплекс, бассейн
этажность 5
максимальная отметка высоты, м: 24

Градостроительная справка

■ Крестовский остров, на котором построен комплекс Stella Maris, неслучайно называют зеленой жемчужиной Петербурга – он буквально утопает в зелени. Проспект Динамо – довольно тихая улица, к счастью для элитного жилья, совсем не соответствующая гордому слову «проспект». У нового жилого комплекса есть родовитый сосед: в двух шагах расположена скромная усадьба потомственного дворянина, юриста, банкира и миллионера Алексея Ивановича Путилова. С другой стороны Stella Maris соседствует с многоквартирным жилым домом, возведенным по проекту Василия Шауба, которого в свое время коллеги по цеху за пристрастие к немодному, но дешевому отделочному материалу прозвали штукатурщиком.

Окружение новостройке досталось весьма разносортное и разновысотное. Выделиться на таком фоне проще простого, а вот сцементировать фрагментарный контекст сложно. Евгений Герасимов ответил на разнообразие разнообразием: у здания столько фасадов, сколько и лиц. Но отношения выстроены избирательно, и архитектору удалось отразить существенное, отстранившись от случайного. Сам автор вспоминает небезызвестного Ле Корбюзье и не без иронии именует сложившуюся стилистику гламурным модернизмом.

Stella Maris, Санкт-Петербург

Однако со стороны в глаза бросается явное расхождение. Все дело в векторе – великий француз и его последователи стремились избавиться от рутинной изобразительности и вырваться за рамки, поставленные недоразвитыми технологиями. А петербургский проектировщик жаждет удержать ускользающую красоту, не ломая традиционную органику материалов. Он апеллирует к ностальгическим стереотипам, освеженным только пропорциями. Налицо парадокс: рациональная и рационалистичная архитектура Герасимова кажется более эмоциональной, чем живописные и свободные творения его коллег. Его точность стала трогательной – по-видимому, оттого, что приблизительная лихость противопоказана природе зодчества как дорогого и емкого искусства. Изящно театрализованная реальность волнует и вызывает доверие. В том числе – у заказчика, которому пришлось приложить немало усилий, прежде чем объект появился на свет.

Комментарий девелопера

Василий Селиванов, генеральный директор компании Setl City:
■ Для успешной реализации такого уникального проекта, как Stella Maris, необходимо обладать особым менталитетом. Ведь в отличие от проектов других классов сокращение себестоимости не является здесь ключевым процессом, способным повлиять на выбор материалов и технологий. В противном случае есть опасность вместо уникального востребованного продукта получить один из многих невнятных проектов, неинтересных потребителю. На каждом этапе – от выбора участка застройки, создания концепции и проектирования до выбора технологий и управления процессом строительства – мы, можно сказать, выполняли ручную работу, индивидуально подходили к любому решению. Финансирование осуществлялось в основном за счет собственных средств компании, а также банковских кредитов. Специфика работы с проектами класса de luxe такова, что девелопер должен быть готов к стопроцентному финансированию. Важно также учитывать и то, что любое исключительное место подразумевает клубок градостроительных, инженерных и охранных вопросов.

Stella Maris, Санкт-Петербург

Чтобы по справедливости поделить кусочек острова с памятником местного значения, потребовалось специальное разрешение КГИОП: часть выделенного участка входила в границы охраняемой усадьбы Путилова. Это выяснилось лишь после того, как пятно перешло к новому девелоперу, компании Setl City (тогда – ООО «Строительная компания «Петербуржская недвижимость»). С другой стороны, в этом месте набережная Малой Невки обрывалась, поэтому КГА велел сначала одеть берег в камень. И, наконец, пересекавшие участок инженерные коммуникации проходили через конструкции набережной. Словом, понадобились дополнительные изыскания и согласования.

Но игра стоила свеч: в результате появился первый в Петербурге дом с персональной набережной и причалом для яхт. Он образует гранитный постамент для памятника архитектуре. Питерские девелоперы вообще привыкли торговать видами, и в городе почти не осталось мест, способных обеспечить подобную торговлю. Но вполне вероятно, что через пару десятилетий они появятся снова. История повторилась как фарс: новые эклектики наступили на те же грабли, что и старые конструктивисты. Проектировать и строить пришлось в условиях жесткой экономии, так что многие жилища для богатых получились бедными. Но в отличие от шедевров конструктивизма их вряд ли станут сохранять и оплакивать. Морально они устарели уже сегодня, хотя бы из-за низких потолков, тесных лестничных клеток и кривого декора. Об инженерных системах и вовсе промолчим. Только в последние годы появились строения, способные выстоять в борьбе со временем. Детище Setl City безусловно относится к их числу. Здесь присутствуют не только встроенная парковка и бассейн, но и приточно-вытяжная вентиляция, без которой вентилируемый фасад и стеклопакеты превращаются в орудия пыток. Холлы здесь просторны, а квартиры благодаря несущим колоннам можно планировать и перепланировать как угодно. Кроме того, смотреть на дом интересно, хотя и не так заманчиво, как глядеть с его балкона на воду.

Stella Maris, Санкт-Петербург

Здание, получившее характерное для иноземных гостиниц название Stella Maris («Звезда морей»), состоит из двух корпусов, каждый из которых, в свою очередь, зрительно делится надвое. «Четвертинки» идентичны, но асимметричны. Все членения поддержаны цветом – светлым песочным или почти шоколадно-коричневым. По мнению архитектора, нетривиальная натуральная гамма – спутница истинной роскоши. Монотонная протяженность фасада побеждена. Образовавшийся проем, с одной стороны, напоминает о характерных для Питера входных арках, а с другой – наделен такими пропорциями, что поневоле вспоминаются триумфальные ворота. И то и другое – полуправда: внутреннего двора здесь нет, а природа пафоса скорее исследовательская, чем идеологическая.

Формальный адрес «Звезды морей» – проспект Динамо, однако главный фасад, разумеется, обращен к Малой Невке. Вид на воду и южная ориентация, над которой могут иронизировать жители более солнечных городов, берут свое: со второго этажа по вертикали тянутся большие остекленные эркеры. Но обилие стекла не приводит к дематериализации благодаря выступающим контрфорсам – стенам, вырывающимся за пределы стен. Они ставят заслон прозрачности как в переносном, так и в прямом смысле слова: обитателей «Звезды морей», могут, пожалуй, увидеть прохожие, но отнюдь не соседи.

Степень открытости точно соответствует петербуржскому климату и характеру. Маленькие балкончики со стеклянным ограждением и полом заведомо застрахованы от чаепитий. Прозрачные элементы мельчают, постепенно сходя на нет и открывая взгляду подчеркнуто-монументальные стены, отделанные натуральным камнем. Все в рамках строгой геометрии, за исключением вознесшихся над крышей «парусов». Анфас они напоминают четыре волны или, если угодно, четыре буквы D. Легкий намек на барокко важен эстетически, но не только. Предельно лаконичный «боковой» фасад, как ширма, загораживает здание слева. Без придуманного Герасимовым завершения его суровость оказалась бы подавляющей.

А так он подобно брандмауэру дистанцирует «Звезду морей» от оранжевого доходного дома, но оставляет видимым интригующий фронтон. А справа эффектная крыша «придерживает» довольно сильно выступающий блок эркеров. Это насущно, поскольку фасад, выходящий на усадьбу, строится на контрастном сочетании остекленной поверхности и почти глухой стены, прорезанной окнами-бойницами.

С проспекта дом снова демонстрирует четырехчастную композицию. Но трактуется она совершенно по-иному: роль разделителей играют выделенные цветом и заглубленные стены, ограждающие лестничные клетки. Этот фасад мог бы показаться обычным, и даже вторичным, однако от скуки его спасает графическое противостояние горизонтальных и вертикальных оконных проемов. Многоликость в данном случае воспринимается естественно: у совершенно цельной монеты тоже есть орел и решка и почти всякий природный объект с разных сторон выглядит по-разному. «У нас что ни задумай, все равно получится Росси», – обмолвился Герасимов. Но добавим: не у всех и не всегда. Бесхребетное эпигонство в Петербурге оборачивается провалом. Потому что мысль, которая не нуждается в словах, – и есть красота по-петербуржски.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

три × один =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>