Современная архитектура Бильбао – архитектурная жемчужина Испании

Современная архитектура Бильбао

Для мира современной архитектуры испанский город Бильбао подобен иконе. На живописных берегах реки Нервион были реализованы самые смелые и амбициозные проекты рубежа веков. Впрочем, исключительность Бильбао не только в том, что город  приглашает звезд и создает им все условия для работы. Современная архитектура Бильбао – это уникальная архитектурная лаборатория площадью 41 кв. км, в которой творения зодчих существуют не изолированно друг от друга, но активно взаимодействуют,  создавая принципиально новую среду обитания.

В любом путеводителе десятилетней давности вы сможете прочитать, что Бильбао – это шестой по величине город Испании, крупнейший финансовый и промышленный центр, который может похвастаться живописными окрестностями и замечательной национальной кухней. В современных же изданиях столица Бискайи фигурирует в первую очередь как архитектурная жемчужина Испании, проектная лаборатория, город сооружений, отмеченных Притцкеровской премией.

Пешеходный мост Zubi Zuri. Арх.: Сантьяго Калатрава. 1997 г.

В стране корриды и фламенко сегодня много активно строящихся и реконструирующихся городов, но Бильбао, бесспорно, возглавляет этот список. Еще десять лет назад находившаяся в стороне от всех основных туристических маршрутов столица Бискайи сумела доказать, что архитектура способна коренным образом изменить социально-экономический статус города. Начиная с 1997 года Бильбао ежегодно принимает около 3 млн туристов – город даже был вынужден обзавестись собственным международным аэропортом, кстати, построенным по проекту Сантьяго Калатравы. Сами жители Бильбао об истории своего города так и говорят: «до Гуггенхайма» и «после Гуггенхайма».

Здание Музея Гуггенхайма, построенное в 1997 году по проекту Фрэнка Гери, бесспорно, сегодня является символом Бильбао. Нам, привыкшим к канонизации на той же сувенирной продукции лишь проверенных веками творений зодчества, особенно непривычно наблюдать за тем, как ломаный силуэт шедевра деконструктивизма старательно воспроизводится на всевозможных тарелках, пепельницах, чашках, игрушках и прочем. Здание, в котором нет ни одного повторяющегося внутреннего помещения и тем более фасада, стало объектом неистового тиражирования масс-культурой. Впрочем, не это ли является главным свидетельством признания и благодарности? Исключительно справедливости ради стоит отметить, что Бильбао – город с богатой архитектурной историей, в которой период «до Гуггенхайма» оставил не менее значительный след. В частности, столица Бискайи заслуженно славится древними памятниками: собор Cвятого Иакова (XIV век) – непревзойденный образец баскской готики, а здание мэрии (XIX век) всеми испанцами единодушно признается самым красивым в стране. Кроме того, именно здесь в 1922 году по проекту Секундино Зуазо (Secundino Zuazo) была построена башня Torre de Oficinas – первое высотное здание во всей Испании.

Старые и новые постройки мирно уживаются друг с другом

Иными словами, Бильбао всегда отличался мощными архитектурными амбициями, но именно на рубеже XX и XXI веков судьбе было угодно дать этому городу шанс реализовать их наиболее масштабно. Впрочем, Бильбао никогда не стремился превратиться в архитектурный аттракцион как таковой. Приглашение всемирно известных зодчих было одним из этапов кампании по выводу индустриального города из глубочайшего кризиса, в котором тот оказался, когда тяжпром и, в частности, кораблестроение стали невостребованными в современном мире высоких технологий. На мысль о строительстве нового символа города чиновников навела трагическая случайность: в 1983 году Бильбао пережил сильнейшее в своей истории наводнение, уничтожившее несколько районов исторической застройки на берегу Нервиона.

В самом центре столицы Бискайи появился огромный пустырь – и если в середине прошлого столетия там не задумываясь построили бы еще один завод, столь привычный для ландшафта тогдашнего Бильбао, то в начале 1990-х город был вынужден придумать для себя новую начинку, одинаково лакомую как для местных жителей, так и для приезжих. Несмотря на то что всемирную славу полигона современной архитектуры Бильбао принес Фрэнк Гери, первой звездой мирового зодчества, покорившей столицу Бискайи, был сэр Норман Фостер. Именно его власти Бильбао пригласили в 1995 году проектировать метро, которое должно было соединить районы, расположенные на разных берегах Нервиона, а также город и его многочисленные пригороды.

Пешеходный мост Pedro Arrupe. Арх.: Jose Antonio Fernandez Ordonez. 2003 г.

Фостер разработал совершенно новую типологию подземного транспорта, где все архитектурно-инженерные элементы (входная группа – кассовый зал – эскалатор/ лестница – платформа – тоннель) решены одинаково зрелищно. Перемещение с одной станции на другую само по себе становится интересным пространственным переживанием. В метро Фостера вообще нет темных углов, изнанки, которую не принято показывать, – порой столь холодностерильный и даже агрессивный, под землей хай-тек приобретает совершенно новое звучание, становится более камерным, воспринимается как синоним не только элегантности, но и надежности. Кстати, проект метрополитена Бильбао удостоен многих наград, в том числе и премии Брюнеля – самой престижной в области железнодорожного строительства. Признание же местных жителей выразилось лексически – входы в метро, выполненные в виде стеклянных колпаков, в народе получили ласковое прозвище фостерочки (fosteritos). На строительстве метро транспортные инновации Бильбао отнюдь не закончились.

В 2002 году город обзавелся еще одной новинкой – 4-километровой линией скоростного автоматизированного трамвая EuskoTran (что переводится как баскский трамвай). Стремительные и практически бесшумные, они позволяют примерно за полчаса объехать весь центр Бильбао (от железнодорожного до автовокзала) и увидеть его главные достопримечательности. Кстати, изначально трамвай связывал вокзал и музей Гуггенхайма – чтобы туристы, оказавшиеся в Бильбао проездом, успели выкроить полчаса и насладиться самой известной достопримечательностью города. Сегодня трамвайная линия насчитывает 12 остановок, но город не собирается останавливаться на достигнутом. Так, в 2005 году был дан старт масштабному проекту по реконструкции станции San Mames, которая из банального пригородного автовокзала должна превратиться в мощный транспортный узел. Именно сюда будут приходить продленная трамвайная линия, одна из веток метрополитена и, конечно, автобусы, разъезжающиеся в самые разные концы Европы.

Музей Гуггенхайма. Арх.: Фрэнк Гери. 1997 г. Фрагмент фасада

Проект предусматривает строительство 2 700-метрового многоярусного тоннеля и создание пешеходного бульвара с многофункциональным комплексом над ним. Цена вопроса – 41 млн евро, срок реализации – осень 2008 года. Развитие транспортной схемы является, в свою очередь, частью генерального плана развития Бильбао, за разработку, корректировку и реализацию которого отвечает специально созданная компания Bilbao Ria 2000 – ей-то город, собственно, и обязан своим нынешним положением и успешным имиджем. Объединившая самые влиятельные структуры – муниципалитет Бильбао, администрацию Страны басков, местный комитет по архитектуре и строительству и транспортные корпорации – и возглавляемая самим мэром города, компания поначалу имела статус государственной, но довольно быстро была преобразована в акционерное общество, что позволило ей стать успешным игроком на местном рынке недвижимости.

Вид на символ Бильбао с транспортного моста Ла Сальве

Первое, чего удалось добиться компании в теперь уже далеком 1993 году, – так это получить у управления порта и железной дороги право на несколько участков в центре города в обмен на строительство новых объектов инфраструктуры. Так было принято решение о создании нового порта в устье реки Нервион и прокладке железнодорожной ветки в обход центра, вдоль южной границы Большого Бильбао. На освобожденных же от промышленных и инфраструктурных функций территориях Bilbao Ria 2000 реализовала проект жилищного строительства, принесший компании первые доходы, которые сразу же были инвестированы в следующие проекты.

Главный из них – комплексная реконструкция района Абандоибарра (Abandoibarra), который сегодня и стал островом новой архитектуры в старинном испанском городе. А ведь еще 10 лет назад эти 348 тыс. кв. м занимали однообразные портовые зоны! Тогда же, в 1993-м, Bilbao Ria 2000 провела международный градостроительный конкурс на планировку этой территории. Победа была присуждена интернациональной команде архитекторов, в которую вошли американцы Сезар Пелли и Диана Балмори (Diana Balmori), а также баскский архитектор Эугенио Агинага (Eugenio Aguinaga). Правда, еще пять лет после объявления результатов состязания архитекторы сообща дорабатывали свой проект, пытаясь увязать желание городских властей получить как можно больше общественных пространств и меркантильные интересы рынка недвижимости. В итоговой редакции проект Сезара Пелли организован вокруг овальной площади и включает не только музей Гуггенхейма, но и несколько более поздних знаковых построек Бильбао: здание Дворца конгрессов Euskalduna Palace (арх. Федерико Сориано (Federico Soriano) и Долорес Паласиос (Dolores Palacios), бутик-отель сети Sheraton (арх. Риккардо Легоретта (Ricardo Legorreta), торговый центр Zubiarte (арх. Роберт Стерн (Robert Stern), Музей судоходства.

В 2003 году жюри премии Apex Award назвало Euskalduna Palace лучшим дворцом конгрессов года. Вид на здание со стороны реки

Главным ориентиром района должна стать 150-метровая офисная башня Torre Ibedrola, строительство которой уже начато. Новая вертикальная доминанта замкнет перспективу улицы Элкано, связывающей район Абандоибарра с площадью Moyua – центром кварталов XIX века – и площадью Euskadi – сердцем старого города. У подножия треугольного в плане небоскреба разместятся два жилых здания, спроектированных архитектором Карлосом Ферратером (Carlos Ferrater). Интересно, что значительную часть территории Абандоибарра в итоге было решено оставить незастроенной. На этих участках разбит парк Ривьера (Ribera), плавно перетекающий в расположенный по соседству Dona Casilda Park, а также устроен трехкилометровый променад вдоль реки, протянувшийся от Дворца конгрессов до здания городской ратуши в историческом центре. Общая площадь озеленения – почти 100 тыс. кв. м, объем инвестиций – 13,5 млн евро. Парки украшены фонтанами и произведениями современной скульптуры. Это решение позволило представить территорию Абандоибарра и все ее архитектурные диковинки в самом выгодном свете.

Дело в том, что район бывшего порта расположен в низине и из самого города практически не просматривается. И если раньше это работало Бильбао только на руку, позволяя держать в тени секреты грузоперевозок, то сегодня организацию пространства требовалось в корне изменить. И Сезару Пелли это удалось: перепад высот был использован для создания зеленого партера, попадая в который, каждый пешеход или пассажир скоростного трамвая невольно становится зрителем захватывающего архитектурного спектакля. Насладиться созерцанием новых построек можно и с двух пешеходных мостов.

Один из них спроектировал Сантьяго Калатрава – это мост Zubi Zuri, открытый в 1997 году. Автор второго – моста Pedro Arrupe, открытого в 2003 году, – Хосе Антонио Фернандез Ордоньез (Jose Antonio Fernandez Ordonez). Эти сооружения находятся в полукилометре друг от друга, но в архитектурном смысле являются совершенными антагонистами: творение Калатравы отличается ажурностью и невесомостью, тогда как Ордоньез сделал свой мост нарочито грузным и разлапистым. Калатрава перекинул через реку этакий лук, тетивой которого служит пешеходное полотно, для пущей визуальной легкости покрытое матовым стеклом. Ордоньез, наоборот, упаковал свою конструкцию в сталь, бетон и дерево и пустил на каждый берег по три пандуса, что лишь усиливает сходство с большим жуком или каракатицей. Не менее ответственные градостроительные задачи были поручены двум именитым испанцам – Рафаэлю Монео (кстати, единственному притцкеровскому лауреату среди испанских архитекторов) и Хавьеру Марискалю (Javier Mariscal). И хотя оба они проектировали не кварталы, а лишь отдельно стоящие здания, бремя ответственности на их плечах лежало колоссальное, ведь их объекты должны были вырасти напротив музея Гуггенхайма.

Монео возводит здание университетской библиотеки Deusto на противоположном берегу Нервиона, а Марискаль в 2002 году построил пятизвездочный отель Domine Bilbao – через узкую улочку от творения Гери. Окна на полностью остекленном фасаде отеля, обращенном к музею, Марискаль расположил под углом – так, чтобы они отражали титановые лепестки. Более сдержанный вход на противоположной стороне гармонирует с окружающими отель домами в неоклассическом стиле. Интерьеры Domine Bilbao организованы вокруг эффектного шестиэтажного атриума, посреди которого высится Cypress Fossil – цилиндрическая скульптура из камней, опутанных сеткой, высотой 25,5 м и весом 90 тонн. Всего на территории Абандоибарра сегодня насчитывается около 10 стройплощадок, каждая из которых в ближайшем будущем сулит интересный архитектурный объект. Однако на освоении этой территории Bilbao Ria 2000 останавливаться не собирается: в этом году будет дан старт реализации другого крупнейшего градостроительного замысла – реконструкции полуострова Зоррозаурре (Zorrozaurre).

Полуостров площадью 60 га возник в 1960 годы, когда был проложен канал Deusto, и застроен в основном промышленными и портовыми зданиями, между которыми затерялось несколько жилых домов (население Зоррозаурре составляет около 500 человек). Интересно, что в ходе реконструкции его функциональное наполнение не слишком сильно изменится – памятники промышленной архитектуры будут отреставрированы и заняты новыми производствами, в первую очередь компьютерными и биотехническими. Суровый «пром» призваны разбавить щедрое озеленение, многочисленные пешеходные зоны и строительство целого ряда общественно значимых объектов. Планируется, что реконструкция сделает Зоррозаурре полноценной частью города и своеобразным проводником экономической и социальной активности для расположенных по соседству пригородов. И поскольку Бильбао уже не привыкать к работе со звездными архитекторами, судьба полуострова была без колебаний препоручена знаменитой Захе Хадид. Впрочем, несмотря на всю громкую славу этой первой женщины – лауреата Притцкеровской премии, ее приглашение в Бильбао выглядит довольно неожиданно, ведь до сих пор у Хадид не было ни одного опыта реализации градостроительных проектов. Как будут развиваться события, покажет время, однако нельзя не признать, что до сих пор современная архитектура Бильбао развивалась в правильном направлении. Что и говорить, Бильбао привык делать рискованные ставки и непременно срывать банк.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

четырнадцать − четыре =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>