Штаб-квартира компании «Кампари» в Милане

Штаб-квартира компании «Кампари» в Милане

Комплекс новой штаб-квартиры «Кампари» на месте бывшего завода компании в Милане — результат огромной во всех смыслах работы швейцарского зодчего. В этом проекте Марио Ботта действительно перешел к возведению крупных объектов, организующих пространство целых городских районов. Проектирование миланского объекта началось в 2004 году, а закончилось в 2009-м. Однако еще двумя десятилетиями ранее, создавая офисное здание для банка Готтардо в Тичино, мастер успешно опробовал идею ставить крупные корпуса вдоль красной линии улицы, задавая новый ритм и масштаб окружению.

Работая в плотной городской застройке, Ботта мастерски играет на чередовании гладких плоскостей и ритме остекленных проемов. (Принцип универсален и для американских городов, пример — музеи в Сан-Франциско, Шарлотте, и на азиатском континенте, пример — высотная башня в Сеуле, библиотека в Пекине и др.). Заглубленные внутрь стен или вынесенные на консолях, они формируют набор семантических знаков, читаемых как алфавит для посвященных, а для всех остальных интуитивная гармония геометрических контрастных построений становится залогом неослабевающего интереса к творчеству Ботты, такому простому и загадочному одновременно.

Штаб-квартира компании «Кампари» со стороны двора

Штаб-квартира компании «Кампари» со стороны двора

В здании для «Кампари» архитектор работал с действительно величественным масштабом большого городского комплекса, и ему не нужно было искусственно преувеличивать монументальность сооружения за счет уменьшенного размера окон или укрупненных деталей.

Но эти приемы настолько прочно вошли в арсенал выразительных средств зодчего, что без них архитектура «от Ботты» потеряла бы часть своей притягательности. Конечно, в новой работе мастер предлагает переосмысленные вариации излюбленных тем, уместные в конкретной градостроительной ситуации.

Административное здание возвышается на девять этажей, разнесенных по двум половинам разделенного призматического объема. Оно обладает развитой цокольной частью, визуальными акцентами в виде цветовых и масштабных контрастов в плоскостях уличных фасадов. С одной из улиц новое офисное здание — интересный фрагмент городской застройки, со своей динамикой и интригой в виде вставки фрагмента исторического здания и стилизованной настенной росписи.

Если в здании банка Готтардо основной эффект от воздействия постройки на окружение Ботта возлагал на фронтальное восприятие сооружения (там части здания выдвинуты вдоль красной линии улицы и создают четкий ритм фасадной композиции), то в комплексе «Кампари» собственный ритм и рисунок имеют все стороны объема.

Принцип скульптурности зданий, так умело отточенный Ботта на небольших постройках — церквях и частных виллах, выведен мастером в новом сооружении на иной уровень. За большим административным корпусом поставлены четыре жилых корпуса разной высоты (от 7 до 15 этажей) в той же стилистике. Все фасады имеют терракотово-красную облицовку, вызывающую ассоциации сразу и с цветом знаменитого напитка, и с итальянской фабричной архитектурой XIX века.

Интерьер вестибюля штаб-квартиры

Интерьер вестибюля штаб-квартиры

Новое здание условно обнимает историческую двухэтажную постройку, сохраненную архитектором и интегрированную в комплекс новой штаб-квартиры. Со стороны внутреннего двора комплекса к офисной части примыкает просторный зал без промежуточных опор, снаружи «одетый» в живой зеленый ковер, плавно переходящий в уровень двора.

Световые наклонные фонари от пола до половины высоты помещения создают необходимый Ботте эффект чередования светлых и темных полос в помещении. Изнутри заданный ритм подчеркивают ленты тонких потолочных светильников, установленных на ребрах силовых конструкций. В интерьере этой части находится просторное лобби и музей истории производства напитка и развития компании. «Зеленую тему» поддерживает благоустройство прямоугольной кровли одной из частей административного корпуса, на которой устроен сквер с живой растительностью — травой, кустами и деревьями, как в настоящем городском сквере.

В новом комплексе зданий Ботта сочетает привычные формы в новых пропорциях и габаритах. Сквозь протяженные ряды лент сплошного остекления прямоугольных фасадов проступают вертикали стеклянных цилиндров внутренней структуры сложного объема. Монументальные угловые консоли и врезанные под прямым углом части зданий, заглубленные в плоскость стены элементы фасадного остекления, в этом проекте приобретают поистине внушительный масштаб.

Ожидаемую двухцветность и «полосатость» здесь обеспечивает контраст между темным цветом стекол и кирпично-терракотовой плиткой облицовки. Только ритм цветовых членений становится сопоставим с высотой этажа. Административный корпус организован в подчеркнуто прямоугольных объемах, а примыкающие жилые дома обыгрывают те же элементы структурных и цветовых рядов на цилиндрической форме. Поскольку комплекс построен на месте бывшего производства знаменитого напитка, то в его облике мы можем найти следы воспоминаний о промышленной архитектуре. Тогда правомочными становятся сопоставления не только с административными постройками Ботты прошлого периода, но и с примерами реконструкций фабрик, выполненных архитектором в последние годы.

На этом фоне сравнение миланской штаб-квартиры «Кампари» с офисным зданием компании «Тата консультанси сервисес» в Нью-Дели показывает, что итальянский проект более многосоставен и несет большую функциональную нагрузку, а индийская постройка (с традиционным контрастом равнозначных полуцилиндра и протяженной призмы) по набору элементов и общему характеру геометрии ближе к камерной скульптурности боттавских вилл и капелл.

Тогда как модернизация крупной фабрики «Аппиани» в Тревизо, состоящей из нескольких корпусов с общественной площадью, променадом с фонтаном и содержащей излюбленные приемы мастера в виде усеченных конусов и ритмических рядов световых фонарей, оказываются сопоставимы по масштабу пространственных задач. Типологическое разнообразие построек Марио Ботты очень велико. В его списке воплощенных замыслов — жилые и офисные здания, административные и культурные центры, спортивные и рекреационные комплексы, учебные и медицинские учреждения, высотные здания и храмы. Он сосредоточивается на объектах, которые априори больше предмет архитектурного искусства, чем инженерной мысли. В его творениях «художественное» превалирует над утилитарным.

При этом практическая реализация функций в постройках швейцарского зодчего очень высока. Творения Марио Ботты обладают большой выразительностью и величием, присущим даже самым незначительным его постройкам. Критики едко называют его «любителем атриумов» и создателем «полосатой архитектуры», но даже сквозь ироничное отношение мастеру удается воплотить в своих работах такие универсальные ценности зодчества, как подлинность и гармония, правдивость и чистота форм.

Ботту-теоретика увлекают вопросы поэтики и структуры языка современной архитектуры, он не следует моде, но последовательно отстаивает свои творческие принципы, опираясь на систему базовых ориентиров, вобравшую все лучшее из наследия модернизма и архитектурного постмодерна. И нам остается только с восхищением наблюдать за тем, какое же еще рукотворное чудо сотворит благородная фантазия этого подлинного мастера.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

шесть − 6 =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>