Рем Колхас – биография и творчество

Рем Колхас - биография и творчество

Колхас писал: «В моей биографии случилась серия событий, в которых Россия сыграла важную роль в моем развитии. Можно сказать, что она во многом определила мое восприятие вещей. Мой отец был писателем. На книжных полках у нас дома были все переведенные на голландский книги русских писателей XIX века. С 11 до 15 лет я не занимался вообще ничем, кроме чтения, и прочитал всех русских классиков от начала до конца».

В определенном смысле Рем Колхас — сегодня главный архитектор в мире. Если даже в Америке, Европе или Азии есть другие ключевые фигуры, чьи постройки заполняют улицы городов и привлекают туристов или же шокируют своей высотой и поражают величием инженерной мысли, то в России он стал по-настоящему самым главным. Новое здание музея «Гараж» в парке Горького, реконструкция конюшни и манежа в Малом Эрмитаже, фондохранилище Эрмитажа в Старой деревне, Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», выпускающий урбанистов и создающий комфортную среду в московских парках, обязаны своим появлением именно ему.

Начиная лекцию в 2007 году в Москве, в клубе «Буревестник», построенном легендарным архитектором-конструктивистом Константином Мельниковым, Рем Колхас сказал, что Москва — любимый город с тех пор, как он побывал здесь впервые. Русский авангард оказал огромное влияние на Колхаса, когда его взгляды на архитектуру еще только формировались, но и сегодня во многих проектах, которые он осуществляет по всему миру, слышны отголоски традиций и инноваций, изобретенных конструктивистами.

Многофункциональный досуговый центр BLOX. Проект. Копенгаген, Дания

Многофункциональный досуговый центр BLOX. Проект. Копенгаген, Дания

Уважение к истории архитектуры и ее изучение важны для Рема, но еще более важно отражение образа и темпа современной жизни. Поэтому он исследует ее проявления, изучая не только здания и их конструкции, но и людей, их распорядок дня, предпочтения в формах отдыха, вкусы и интересы.

Благодаря этим исследованиям объекты, которые строит Колхас, оказываются столь современными и удобными.

Сегодня для подобных целей у него есть исследовательский центр АМО, созданный им в 1998 году на базе уже существовавшего Бюро городской архитектуры ОМА (The Office for Metropolitan Architecture). Это подразделение занимается архитектурным планированием, организацией выставок, разработкой концепций и стратегий развития крупных компаний, таких как «Prada», «Volkswagen» и TMRW, которая создает новую сеть органического фастфуда.

Небоскреб Маханакхон. Проект. Бангкок, Таиланд

Небоскреб Маханакхон. Проект. Бангкок, Таиланд

Ведущий урбанист мира

Колхас сделал архитектуру не просто вопросом строительства сооружений, но вопросом улучшения всего окружающего мира. Однако вряд ли его можно назвать гуманистом в классическом смысле. «Архитектура может спасти человека? Идите к черту, меня тошнит от подобных патерналистских взглядов», — любит повторять голландец в своих интервью. Рем создает архитектуру не для улучшения человека, а как комфортную среду, которой надлежит удовлетворять его потребности, и вопрос культуры для него всегда оказывается в приоритете.

У всех этих урбанистически-архитектурных концепций должна быть серьезная теоретическая база.

В 1978 году Колхас издает книгу «Нью-Йорк вне себя», которая стала библией каждого урбаниста и, как и «Смерть и жизнь больших американских городов» Джейн Джекобс, написанная более 50 лет назад, оказалась в ряду вечно актуальной классики. В своем исследовании на примере истории застройки Манхэттена Колхас прослеживает генезис всей современной архитектуры — от небоскребов до парков развлечений. Проблема заключается в том, что сегодняшние архитектурные звезды своими постройками «создают семена собственного уничтожения», и каждый новый проект перечеркивает достижения предыдущего и отрицает традиции и преемственность (хотя, вполне возможно, Рем восхищается этим).

Центр исполнительских искусств. Проект. Тайпей, Тайвань

Центр исполнительских искусств. Проект. Тайпей, Тайвань

То, что каждое новое сооружение должно быть выше и затейливее предыдущего, строиться вопреки законам тектоники, аэродинамики, а порой и здравого смысла, является заслугой больших денег и корпораций, коммерциализирующих архитектуру зачастую в ущерб эстетике и реальным потребностям человека. Колхас пишет манифест урбанизма XX века и приходит к очевидному выводу об особой роли архитектуры в современном мире: «Современная архитектура хочет играть свою роль, не являясь частью представления, заявленного в программе. Даже в самых агрессивных кампаниях по реализации она настаивает на собственной отстраненности».

Следующим важным шагом на пути к мировому признанию стала публикация книги «S, M, L, XL» (1995), написанной в соавторстве с Брюсом Мау, Дженнифер Cиглер и Хансом Верлеманном. Это колоссальный, 1376-страничный, сборник эссе, размышлений о городе и путешествиях, а также дневников и манифестов. Издание с большим количеством цветных графиков и иллюстраций и компактным текстом трансформировало само представление об архитектурных книгах. Сборник «S, M, L, XL» давал отчет о якобы реализованном воплощении принципов «манхэттенизма» в архитектуре проектов ОМА, которые, однако, в большинстве своем не были реализованы. Тем не менее книга стала логическим продолжением «Нью-Йорка вне себя» и важной базой для будущих проектов ОМА и понимания всей архитектурной теории Рема Колхаса.

Павильон «Прада» Трансформер. Сеул, Южная Корея

Павильон «Прада» Трансформер. Сеул, Южная Корея

Что бы там ни говорил Колхас про конец городов и отрицание традиций, сам он — плоть от плоти сторонник традиции и преемственности: книгу «Нью-Йорк вне себя» архитектор писал, проходя стажировку в Институте архитектуры и городских исследований в Нью-Йорке под руководством великого постмодерниста Питера Айзенмана, а сам стал учителем для другого гениального, известного на весь мир архитектора — Захи Хадид. Каждый из них смог создать свой уникальный стиль, не отрицая традиций, но переосмыслив их, — это и есть высокая культура архитектуры. И сам Колхас, конечно, всегда признавал ее влияние на свое творчество.

Рем Колхас родился 17 ноября 1944 года, а в 1952-м, когда ему было восемь лет, его семья переехала из голландского Роттердама в индонезийскую Джакарту. По его собственным словам, в этом важном возрасте он жил, как настоящий азиат, что оказало на него большое влияние. Его отец — Антон Колхас, писатель и сценарист, активно поддерживал борьбу за освобождение Индонезии от голландских колонизаторов. Когда Индонезия получила независимость, отца Рема пригласили туда на три года с культурной миссией. Литературные успехи Антона Колхаса — два фильма, снятые по его сценариям режиссером Бертом Ханстра, были номинированы на престижную кинопремию «Оскар», а один из них получил приз Берлинского кинофестиваля — «Золотого медведя», — это сильно впечатлило его сына.

Нидерландский театр танца. Гаага, Нидерланды

Нидерландский театр танца. Гаага, Нидерланды

Рем всерьез задумывался о карьере писателя, но, написав пару сценариев и поработав в газете Haagse Post, он отправился в архитектурную школу в Лондоне. Однако после, в работе над теоретическими исследованиями, Колхасу очень пригодились его навыки в работе над книгами и эссе, и сегодня в интервью он иногда говорит, что если уйдет из архитектуры, то займется писательством. Но и архитекторы в семье Рема тоже были. Его дед по материнской линии, Дирк Розенберг, — архитектор-модернист, который долгое время сотрудничал с Хендриком Берлаге, выдающимся нидерландским зодчим, написавшим огромное количество теоретических трудов, оказавших влияние на современную голландскую архитектуру.

Бюро OMA

В 1969 году, когда Колхасу было 25 лет, он пробовал себя в качестве сценариста и журналиста, но уже учился в Школе архитектуры Архитектурной ассоциации (Architectural Association School of Architecture) в Лондоне. Окончив ее, в 1972 году Рем отправился в Корнелльский университет в Итаке, а затем — в Институт архитектуры и городских исследований в Нью-Йорке. Именно здесь он познакомился с архитекторами Маделоном Врисендорпом, Элиа и Зои Зенгелис, вместе с которыми в 1975 году основал Бюро городской архитектуры ОМА. Впоследствии Зои Зенгелис стала его женой. Практически сразу к ним присоединилась Заха Хадид, которая в скором времени получила известность в качестве самостоятельного архитектора.

Посольство Нидерландов в Германии. Берлин, Германия

Посольство Нидерландов в Германии. Берлин, Германия

Первое время ОМА практически не получало реальных проектов, и архитекторы занимались теоретическими исследованиями. Именно в этот период написана книга «Нью-Йорк вне себя», которая привлекла внимание критиков и архитекторов. Куратор Венецианской биеннале 1980 года Паоло Портогези пригласил ОМА принять участие в выставке вместе с крупнейшими зодчими того времени. Биеннале называлась «Присутствие прошлого». Ее темой было осмысление господствовавшего постмодернистского классицизма конца 1970-х годов, и участникам надлежало разработать оформление фальшфасада по принципу потемкинской деревни. Только Константино Дарди, Фрэнк Гери и Рем Колхас отказались от эстетики постмодерна и не стали использовать исторических цитат в своих проектах.

Каждому участнику биеннале выделялся участок бокового нефа между колоннами, а центральный неф стал «улицей», по которому могли пройти посетители выставки. Архитектурная инсталляция Колхаса представляла собой полупрозрачный холст, отогнутый в левом нижнем углу и пронзенный красным шестом с неоновой вывеской «ОМА». Это решение принципиально не имитировало никакую из существующих архитектурных построек, и представляло собой антифасад.

Фондовая Биржа. Шэньчжень, Китай

Фондовая Биржа. Шэньчжень, Китай

Рем и его коллеги таким образом критиковали других современных архитекторов за то, что они придают слишком много значения внешней оболочке и слишком мало — внутренним конструкциям и организации пространств. Через эту иронию они заявляли, что архитектуре нужно очень мало элементов, чтобы стать функциональной. За завесой были представлены два проекта ОМА: реконструкция средневековой крепости для расширения голландского парламента в Гааге (1978) и реставрация тюрьмы «паноптикума» в Арнеме (1980), а также текст манифеста, написанного Колхасом, который назывался «Наша новая трезвость» и утверждал новые принципы работы со стеной, фасадом, пространством и архитектурой в целом.

Национальные проекты

Одним из первых серьезных реализованных проектов стал Нидерландский театр танца, завершенный в 1987 году. Первоначально здание задумывалось в 1980 году как расширение циркового театра в Схевенингене, морском курорте в Гааге, но в 1984 году проект был адаптирован для другого места и стал частью комплекса Спуи в центре Гааги. Простое по своей архитектуре трехэтажное сооружение с воронкообразной пристройкой и ленточным остеклением очень напоминало элегантные модернистские решения. А живописное панно, размещенное на возвышающейся центральной части, сразу сделало театр архитектурной доминантой среди незавершенной заброшенной автомагистрали, парламента и церкви XVII века, одинокого свидетельства исторического центра города.

Комплекс «De Rotterdam». Роммердам, Нидерланды

Комплекс «De Rotterdam». Роммердам, Нидерланды

Еще одним крупным национальным заказом стал проект здания посольства Королевства Нидерландов в Берлине, возведение которого завершилось в 2003 году. Сооружение представляет собой куб высотой 27 метров, как и предписывает ограничение застройки в исторической части города, и практически не выделяется на ее фоне. Однако внутри Колхас организовал пространство так же, как в завершенной к тому моменту библиотеке в Сиэтле, где книгохранилище многоярусной спиралью поднимается к верхнему читальному залу с панорамным остеклением и прекрасным видом на город. В Берлине посольство стоит на берегу реки Шпрее, поэтому вид — в этом случае из окон ресторана, расположенного на террасе на крыше, — ничуть не хуже. В 2005 году проект был удостоен архитектурной награды Европейского союза, которая вручается раз в два года. Председатель конкурсного жюри Заха Хадид отметила его «вписанность в городской ландшафт и продуманную организацию внутреннего пространства».

В 2013 году завершилось строительство Шэньчженьской фондовой биржи. Более шести лет ушло на воплощение сложных инженерных задумок Колхаса: главной структурной и выразительной особенностью конструкции стал консольный этаж — по сути подиум здания, самая широкая его часть, — поднятый на высоту 36 метров. Здесь расположены важнейшие финансовые центры биржи. На открытой террасе на крыше выступающей части, а также под ней появилась возможность организовать общественное пространство: крышу озеленили и сделали небольшой сад, благодаря чему здание было признано одним из самых «зеленых» и экологичных в Китае.

Kolxas.pdf

Когда смотришь на Мильштейн-холл Корнелльского университета, построенный в 2006 году, ассоциация со зданием биржи в Шэньчжене сама приходит на ум. И хотя здесь нет небоскреба, поднятая над землей горизонтальная пластина соединяет здания, которые в прошлом были самостоятельными. Внешне кажется, словно консольный этаж биржи был дублирован и по ошибке встроен между классическими архитектурными сооружениями, где располагается Колледж архитектуры, искусства и планирования, на уровне второго этажа.

Но на самом деле эта часть стала важной не только функционально, соединив между собой отдельные здания, но и смыслово — в сооружении расположились необходимые художественные студии, зрительный зал и библиотека. Это был не первый опыт работы с образовательными проектами: до Корнелльского университета Колхас создавал проект реконструкции кампуса Иллинойского технологического института, а также для университета Утрехта, который получил название «Educatorium».

Kolxas.pdf

Нереализованный сингапурский проект «Скоттс Тауэрс» стал еще одной вариацией на тему здания с консольными элементами, нависающими над землей. Колхас уделяет огромное внимание тому факту, что подобная структура занимает минимальную площадь земельного участка: четыре отдельные жилые башни закреплены на одной вертикальной оси, в которой сосредоточены все коммуникации — лифты, лестницы, канализации и водопровод и другие необходимые функции. Еще одной вариацией на тему станет комплекс «Принц-Плаза», который сегодня строится в Шэньчжене. Фасады двух соединенных друг с другом башен будут «прерываться» на различной высоте, образовывая архитектурные террасы.

Центр Мэгги в Неспециализированной больнице Гарнавел в Глазго предназначен для поддержания жизни онкологических больных. Он был построен в 2007–2011 годах и представляет собой совершенно иной принцип архитектурного решения, нежели то, что использован в предыдущих постройках. Колхас создает комплекс одноэтажных помещений, объединенных общим остеклением, расположенных вокруг внутреннего двора и полностью окруженных зеленью. Он строит целую сеть L-образных перегородок, что позволяет ему, с одной стороны, отказаться от больничной коридорной системы, а с другой — создать большое количество отдельных уютных зон, где больные могли бы отдыхать или встречаться с родственниками.

Градостроительная деятельность

Рем Колхас на сегодняшний день является одним из главных архитекторов компаний «Coach» и «Prada», последняя более не ассоциируется только с брэндом одежды и сумок, а еще занимается благотворительностью и учреждает культурные фонды. В 2007 году рядом с дворцом Гейонхой XVI века в центре Сеула Колхас выстроил временный павильон для проведения выставки и кинофестиваля под патронажем Гонсалеса Иньяритту и Миуччи Прады. Конструкция павильона состояла из четырех основных геометрических фигур — круга, креста, шестиугольника, прямоугольника, — обтянутых полупрозрачной мембраной. Такое решение стало практически воплощением раннего проекта Колхаса, созданного в рамках Венецианской биеннале.

Отличительная черта проектов Колхаса — их ориентация на создание комплексных градостроительных решений. Для него архитектура — это не отдельная постройка, а часть единой городской ткани. В 2006 году было начато строительство комплекса BLOX в порту Копенгагена. Здание должно было объединить в себе жилые и рабочие помещения, а также Датский центр архитектуры. Расположенный среди достопримечательностей в исторической части города проект тесно связан с традицией модернистской архитектуры XX века, с ее простотой, монументальностью и функциональностью с точки зрения урбанистики. При этом он визуально и композиционно сопряжен с дворцом Кристиансборг и старым пивоваренным заводом, а перекликается со многими другими смелыми, современными решениями на противоположном берегу реки.

Кампус Колледжа высшего образования Чу Хай. Гонконг, Китай

Кампус Колледжа высшего образования Чу Хай. Гонконг, Китай

В Роттердаме Колхас строит сразу несколько объектов. Один из них — Тиммерхуз, другой — огромный архитектурный комплекс «De Rotterdam», который был задуман как вертикальный город и стал настоящим символом Роттердама. Проект был предложен в 1997 году, поэтому в решениях Колхаса чувствуется еще архитектурная скромность, присущая его ранним работам, однако само строительство началось только в 2009 году. С одной стороны, это очередная вариация на тему консольной архитектуры: три башни высотой 150 метров в середине вдруг резко смещаются относительно основания. Все вместе это напоминает детский конструктор, из отдельных деталей которого архитектор попытался построить небоскреб. С другой стороны, это решение отсылает к книге «Нью-Йорк вне себя», где Колхас разбирает принципы организации фасадов небоскребов.

Проект Колледжа высшего образования Чу Хай также в определенной мере перекликается с изданием. Это настоящий город в городе, маленький функциональный кампус в сердце гигантского Гонконга. Кампус состоит из учебного пространства для трех факультетов, а также двух научно-исследовательских центров. Внутренний атриум создан благодаря параллельному расположению двух вертикальных «пластин» с предельно продуманной внутренней структурой. Пока что этот замысел не реализован.

Урбанистически переосмыслен был и центр Майами-Бич в конкурсном проекте на реконструкцию городского конференц-центра. Построенный в 1950-х годах, он постепенно расширялся, захватывая все новые и новые территории и приближаясь к соседним постройкам.

В описании проекта, предложенного исследовательским центром АМО, Колхас заявлял: «Мы хотим переосмыслить существующие архитектурные ценности и заполнить остальное пространство общественными удобствами, которые необходимы для активации городского пространства 7 дней в неделю, 365 дней в году». И нужно сказать, что это не первый случай, когда Колхас предложил использовать существующие объекты и интегрировать их в новое архитектурное пространство. Хороший тому пример — история с кампусом Иллинойского технологического института, которому в этой книге посвящена отдельная глава.

Пале д’Иена (1937), «24-часовой музей»

Пале д’Иена (1937), «24-часовой музей»

Еще одним важным архитектурным проектом, созданным в коллаборации с «Prada» и художником Франческо Веццони, стал 24-часовой музей. В Пале д’Иена, построенном в 1937 году архитектором Огюстом Перре, были открыты социальная и архитектурная лаборатории, где проводятся торжественные приемы, ночные показы и выставки. По проекту исследовательского подразделения бюро Колхаса организовано пространство, объединившее в себе три типа современных музеев и выставок: экспериментальные, классические и «забытое» искусство из хранилищ, названное «Салоном отверженных».

Проекты Колхаса реализуются одновременно в нескольких странах мира, он и его бюро активно участвуют в конкурсах и ежегодно предлагают множество различных архитектурных концепций и городских решений. Летом 2015 года в Москве открылось новое здание музея «Гараж», построенное по его проекту, а уже в 2016-м будет закончено возведение Центра изобразительных искусств в Тайпее (Тайвань). Также в ближайшее время начнет работу комплекс Региональной библиотеки в Кане.

Колхас любит музейные и театральные пространства. Он выполнил несколько проектов для санкт-петербургского Государственного Эрмитажа, и сейчас продолжается строительство объекта «Эрмитаж. Старая деревня», где разместится огромное фондохранилище музея. Также он работает со временной архитектурой, как в случае с павильоном галереи Серпентина, который был создан в Лондоне в 2006 году. В рамках программы, разработанной директором музея Джулией Пейтон-Джонс, каждое лето крупнейшие мировые архитекторы создают экспериментальный выставочный павильон. Под огромным яйцевидным тканевым куполом, придуманным Колхасом, здесь, к примеру, проходила выставка прекрасного немецкого фотографа Томаса Деманда.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

2 × два =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>