«Парк музыки» в Риме (арх. Ренцо Пиано)

«Парк музыки» в Риме (арх. Ренцо Пиано)

Рим — один из самых многослойных в историческом и архитектурном плане городов мира, в котором классические формы объединяют разные эпохи и стили в единый организм. Но в большинстве случаев именно «разная классика» служит отправной точкой для встраивания современных объектов в исторические кварталы. А если архитектор намерен создать что-то, сознательно противопоставленное привычным ордерным деталям и пропорциям, то он рискует оказаться непонятым в Вечном городе.

Поэтому радикально неклассический, смелый замысел Ренцо Пиано для нового концертного комплекса «Парк музыки» (другое название — «Аудиториум») вызывал много вопросов.

Вид сверху на «Парк музыки»

Вид сверху на «Парк музыки»

Занятно, что комплекс в первую очередь как раз и предназначен для исполнения классической симфонической музыки и оперных постановок. При этом его современный облик — результат исключительно функциональных задач и потребностей сооружения. Биоморфные обтекаемые формы трех зданий «Парка музыки» изначально нельзя было поместить в структуру классической застройки центра итальянской столицы.

Обилие исторических памятников и ансамблей просто не могло потесниться для возведения новых столь вместительных и инородных сооружений.

Внешне «Парк музыки» напоминает трех гигантских раковин или улиток, каким-то невероятным образом оказавшихся на пустыре между набережной Тибра и холмом Париоли. Эта городская окраина расположена рядом с Олимпийской деревней Игр 1960 года и общественным парком, из которого и вырастают новые неожиданные объемы. Все три зала концертного комплекса решены как три музыкальных инструмента, максимально отделенных друг от друга. Такая конфигурация вызвана необходимостью исключить проблему наложения звука. Требования акустики вообще поставлены во главу угла этого архитектурного замысла.

Общий вид »Парка музыки»

Общий вид »Парка музыки»

Зал на 2800 мест предназначен для концертов большого симфонического оркестра и хора, второй зал рассчитан на 1200 мест и более разноплановые постановки, а третий, всего на 700 мест, задуман как зал камерных концертов. При этом в каждом из объемов зал способен изменять конфигурацию. В самом большом зале изменяется количество мест и их расположение в зависимости от формата мероприятия, второй зал обладает сценой-трансформером, позволяющей адаптировать пространство для балетных и оперных спектаклей, а также концертов современной музыки.

Малый зал оборудован оркестровой ямой, а его сегментированные сценические пространства могут открываться вместе, увеличивая общий объем сцены. Трио зданий «Парка музыки» также включает просторные репетиционные помещения и светлые фойе. Между тремя объемами устроен амфитеатр на открытом воздухе, играющий роль общей площади и связующего пространства.

В ходе работ были проведены дополнительные археологические изыскания, что обязательно при любом масштабном строительстве в Вечном городе. Неудивительно, что удалось обнаружить фрагменты античных сооружений (фундаменты римской виллы, датируемой IV веком) и предметов материальной культуры. Для сохранения этих ценностей Пиано пересмотрел проект, максимально разнеся расположение залов. По окончании раскопок концертный комплекс обрел дополнение в виде Археологического музея под открытым небом и Музея музыкальных инструментов. Завершенный «Аудиториум» был открыт для публики в 2002 году.

Большой зал «Парка музыки»

Большой зал «Парка музыки»

Разброс оценок критиков небанальной работы Пиано исключительно широк: от «подлинного шедевра» и «лучшего современного музыкального здания Европы» до «кладбища компьютерных мышек» или вовсе «мокриц у лужи» и прочих нелицеприятных сравнений с представителями биологического мира.

В течение нескольких лет после окончания строительства «Парк музыки» неоднократно отмечался как комплекс с замечательной акустикой и даже был признан «лучшим театральным зданием Европы» начала нового века. Наиболее нейтрально и справедливо о нем отозвался известный отечественный критик и исследователь современной архитектуры Григорий Ревзин. Согласно его меткому замечанию, «эта архитектура совершенно равнодушна к тому, как она выглядит».

Колоннада позади амфитеатра

Колоннада позади амфитеатра

Действительно, сооружение впечатляет своим равнодушием ко всему — городу, природе, посетителям. Даже набор привычных профессиональных приемов своего создателя, бесспорно, одного из интереснейших архитекторов современности, здесь совсем не бросается в глаза. Техническое совершенство деталей не выделено и совсем не потрясает зрителя эффектными ракурсами, неожиданной игрой светотени, яркими цветами, наконец.

В постройке есть и стальные трубы, и висящие на канатах лестницы, и замечательная деревянная обшивка интерьеров, но все нарочито незаметно. Мастерское встраивание в ландшафт тоже завуалировано, подавлено излишней схожестью всех трех объемов, их визуально утяжеленной массой. Архитектура Пиано обычно утонченна, и зрителю доставляет удовольствие находить отдельные изыски в его объектах. В «Аудиториуме» же все слишком аморфно и безразлично, и даже техническое совершенство не угадывается во внешнем облике. При этом интерьеры самих залов настраивают на сосредоточенное восприятие музыки, не замусоренное излишними визуальными играми и посторонними впечатлениями.

«Парк музыки»

«Парк музыки»

Конечно, можно упирать на акустическую безупречность построенных залов и говорить о приоритете инженерного замысла над архитектурным. Да и сам автор сознательно подчеркивает в данной работе свою увлеченность именно функциональной стороной задачи: в фойе «Аудиториума» развернута постоянная экспозиция со схемами построения зала, выполненного в форме внутренней конфигурации музыкальных инструментов.

Аргументацию собственного выбора архитектор подтверждает примерами из истории строительства знаменитых театральных залов Европы — лучшая акустика складывается в помещениях, спроектированных в дереве и воспроизводящих внутренние формы мандолины или контрабаса. Вот Пиано и создал такие гигантские музыкальные инструменты, деревянные внутри и алюминиевые снаружи, где главное — это внутренняя конфигурация залов, а их внешний облик — даже не повод для особого беспокойства. Необходимая инфраструктура — проходы, вестибюли, репетиционные и прочие вспомогательные помещения скомпонованы вокруг залов и полностью подчинены диктату формы основного пространства.

С инженерной точки зрения это сооружение — действительно эталон современной строительной науки. Полное и совершенное соответствие функции настолько увлекло мастера, что он не счел нужным придумывать еще какие-то вспомогательные «аттракционы» во внешнем облике комплекса. По мнению авторитетного историка архитектуры ХХ века Кеннета Фремптона, экспрессивный диапазон Пиано более значителен, чем у других представителей архитектуры хай-тека, и его способность строить в условиях разных климатов и ландшафтов исключительно велика. Но именно владение такой творческой палитрой позволяет иногда отступить в пространство полной тишины и спокойствия, чтобы насладиться совершенством найденного решения. Из этого принципа вытекает логика трехкратного повторения формы концертного зала, исполненная в разных габаритах с учетом проектного задания.

Интерьер большого зала комплекса

Интерьер большого зала комплекса

Понимание такой архитектуры возможно только с опорой на знание основ архитектурного модернизма первой половины ХХ столетия, где корбюзианская «машина для жилья» может интерпретироваться как здание, идеально соответствующее функции. А все наши ожидания дополнительных эстетических наслаждений и развлечений от подобного сооружения просто отринуты за ненадобностью.

Безусловно, такой заведомо провокационный и проигрышный подход к восприятию созданной архитектуры может позволить себе только подлинный мастер, уверенный в безупречности принятого решения. А зрителю остается смириться и постигать новое понимание эстетики театрального здания, предложенное мэтром.

Справедливости ради отметим, что в последующих своих концертных залах и театральных зданиях Пиано все же отошел от однозначной бескомпромиссности диктата функции, совмещая в постройках технические достоинства с визуальными эффектами. «Парк музыки» в Аквиле, сооруженный почти на 10 лет позже, уже наполнен радостными цветами и нескучными внешними формами, развлекающими зрителя еще до его попадания вовнутрь.

Концертный зал в Лионе, законченный только четыре года спустя после завершения римских построек, еще довольно лаконичен и сдержан в своем облике, однако пространственное расположение здания как кульминации протяженной улицы большого жилого массива делает его заведомо более акцентным и эмоциональным сооружением, чем абсолютно автономные и замкнутые на себе залы в Риме. А реконструкция здания Королевской оперы (2015) в Валетте, столице Мальты, и вовсе решена как оплот традиционной эстетики в обрамлении фирменных хай-тековских стальных конструкций, интегрированных в структуру исторического города, где отстраненная созерцательность и игнорирование контекста попросту невозможны.

 Архитектурные и конструктивные особенности:

  • Название комплекса — «Парк музыки» — архитектор объясняет идеей разместить центр классической музыки среди зелени, где искусство музыки и красота природы сосуществуют в гармонии.
  • Комплекс сооружен в зеленой зоне городского парка, рядом с исторической территорией загородных вилл богатых римлян — районом Фламинио.
  • Зал на 2800 мест предназначен для концертов большого симфонического оркестра и хора, его сцена способна менять конфигурацию.
  • Главные репетиционные залы (для хора и для сольных выступлений) спроектированы также с учетом требований идеальной акустики. Использование специализированных подвижных акустических панелей позволяет «настраивать» залы под конкретные условия.
  • Концертный комплекс «Парк музыки» в Риме был построен в 2002 году. Он объединяет три близких по форме, но различных по габаритам здания, организованных вокруг общего открытого пространства амфитеатра.
  • Первый конкурс на новый концертный комплекс был проведен в 1994 году. Следующий проект был сделан в 1996–1997 годах, а строительство велось с 1997 по 2002 год.
  • Все залы могут использоваться как звукозаписывающие студии.
  • Снаружи все три зала облицованы серыми алюминиевыми панелями, а вспомогательные стены и благоустройство прилегающей территории выполнены с использованием кирпича и керамических панелей в терракотовой гамме.
  • Внешняя холодность и отстраненность зданий комплекса компенсируются теплой гаммой и обилием дерева в интерьерах залов и вестибюлей Комплекс рассчитан на 4700 зрителей, не считая возможностей заполнения открытых прилегающих пространств.
  • В зданиях «Парка музыки» главное — качество звука. Все три зала организованы как система автономных музыкальных инструментов, с трансформируемой сценой и регулируемыми акустическими параметрами.
  • Зал на 1200 мест также оборудован сценой-трансформером для постановок оперы, балета и концертов современной музыки.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

15 − 10 =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>