Оперный театр в Гуанчжоу

Оперный театр в Гуанчжоу

Столица китайской провинции Гуандун Гуанчжоу с более 2000-летней историей сегодня — бурно развивающийся мегаполис, политический, экономический, научно-технический, образовательный, культурный и транспортный центр всего юга страны. Такой контекст делает еще более значительным тот факт, что очередное творение Хадид, расположенное у подножия башен Чжуцзян, стало не только визитной карточкой делового квартала Жу Янг, но и общегородской достопримечательностью.

В международном конкурсе на проект здания Оперного театра, проведенном в апреле 2002 года, конкурентом компании Хадид выступило архитектурное бюро «Coop Himmelb(l)au» во главе с выдающимся зодчим современности Ремом Колхасом. Итогом стала победа Хадид, объявленная в ноябре этого же года. А в начале 2005-го состоялась церемония закладки фундамента. Для здания была выделена территория на берегу Жемчужной реки (Чжуцзян), в дельте которой расположен город.

Сияющее «покрытие» обильно остекленной, гармонично вписанной в пейзаж постройки с обтекаемыми формами делает ее похожей одновременно на драгоценность, переливающееся серебром диковинное морское существо и валуны с влажными боками.

Еще более такое впечатление усиливается с некоторых ракурсов, позволяющих увидеть один из фасадов, непосредственно примыкающих к водам Кантонской реки, и отражающийся в них.

Оперный театр в Гуанчжоу

Территория комплекса Оперного театра занимает 42 000 квадратных метров (общая площадь — 70 000 квадратных метров) и включает Большой зал с 1804 посадочными местами и многофункциональный Малый зал со сценой-ареной на 400 мест. Оба они оснащены новейшими акустическими система-ми, да и архитектура выстраивалась по компьютерным программам, учитывающим лучшие звуковые возможности. Для освещения Большого зала потребовалось 360 единиц техники, включая эллипсоидные прожекторы.

Функциональные особенности выражены в формах постройки, ненавязчиво разбитой на треугольники, состоящей из двух естественно перетекающих друг в друга объемов, с «низиной» между ними. Хадид помнила также о топографии и геологии. Ландшафтную естественность подчеркивают «хрустальные» вставки на темной бетонной «коже» здания, позволяющие солнечному свету проникать в пространства для репетиций, центральный холл, лаунж-зоны, служебные помещения. Прозрачность одной из стен здания позволяет его посетителям в антрактах любоваться речными видами. Новое архитектурное образование оказалось связующим звеном между городской застройкой и небоскребами делового центра так называемого Нового города.

В интерьерах доминирует белый цвет, контрастирующий с черным (полы переходов, некоторые простенки). Лишь в Большом зале тепло-охристые стены сияют золотом под россыпью точечной подсветки, вмонтированной в поверхность плафонов, стен и элементов декора.

Вид здания на фоне башен Чжуцзян

Вид здания на фоне башен Чжуцзян

В холлах и залах легко узнается почерк главного архитектора: применены «наплывы» и «складки» из стеклобетона, символизирующие здесь занавес, отделяющий профанное пространство от сценического сакрального, от площадки для иллюзий. Ложи, формы которых трактованы тоже как природные образования, устроены на двух ярусах, достаточно высоко расположенных, но с низкими ограждениями до уровня колен.

Кажущиеся естественными «впадины» между объемами комплекса создают визуальные «коридоры» от реки Жемчужной к небоскребам. Прозрачность одной из стен здания позволяет и его посетителям в антрактах любоваться речными видами. Идея плавности трансформаций форм и уровней естественного природного рельефа нашла воплощение и в интерьерах.

Фрагмент остекления крыши, позволяющего естественному свету проникать в интерьер

Фрагмент остекления крыши, позволяющего естественному свету проникать в интерьер

Соавтором проекта выступил Патрик Шумахер. Относя это и другие архитектурные творения, родившиеся в мастерских Захи Хадид, к параметрицизму, он так объясняет это понятие в своей статье «В каком стиле мы должны строить?»: «Параметрицизм — единственное течение, справедливо претендующее на роль главного стиля в XXI веке, это архитектурный ответ на те изменения, которые произошли в новую информационную эру (постморфизма), как когда-то модернизм стал ответом на машинный век (период фордизма). <…> Цифровые технологии создают совершенно новые условия для проектирования, инженерии, обмена данными, производства. В свою очередь для архитектуры — это ресурсы пространственного и социального программирования.

Параметрицизм не только помогает преодолеть новые испытания, но и участвует в будущем успехе цивилизации. <…> Вместо строгих геометрических форм, на которых строилась классическая архитектура (прямые линии, прямоугольники, кубы, пирамиды, сферы), новые базовые элементы имеют скорее топографическое, нежели математическое происхождение, они по природе своей подвижные и пластичные шлицы, неоднородные рациональные сплайны, пружинные системы и т. д. Элементы превращаются в фундаментально новые части здания, образуют динамические композиции, вступающие в срежиссированный диалог с окружением и друг с другом».

Фрагмент углового фасада

Фрагмент углового фасада

Основной сложностью строительства оказалось использование колонн разного размера. Между тем экспериментальные конструкции Дома оперы в реальности обнаруживают некоторые мелкие просчеты (появляются трещины, выпадают оконные пролеты и другое), что требует все же постоянного «ухода» за зданием.

Строительство потребовало более 10 миллионов юаней (около 200 миллионов долларов). В 2009 году в здании случился пожар, что задержало сроки сдачи объекта. Открытие все же состоялось в 2010 году и стало поистине праздничным событием.

Первой на сцене Большого зала стала постановка оперы Джакомо Пуччини «Турандот» (режиссер — Шеер Стро). 360 осветительных приборов позволи-ли уже первым зрителям театра оценить особенность удивительного оформления зала. Его асимметричная конфигурация не повлияла на великолепную акустику. Зрительские ряды и сцена предусматривают возможность мобильных трансформаций. Стены и плафон сливаются как своды громадной пещеры, демонстрируя природные «морщины» и «складки» рельефа (в некоторых из них устроены ложи). «Текучесть» и «переливание» форм, на которых настаивает лидер деконструктивизма Хадид почти в каждой своей работе, здесь воплощены наглядно.

84088

По размерам Оперный театр в Гуанчжоу занимает третье место в Китае после Национального театра в Пекине и Гранд-театра в Шанхае. А его пространство предоставляет возможность устраивать выставки художественных произведений, учебные курсы и студии (хоровые, балетные и др.).

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

шесть + семнадцать =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>