Небоскребы – История, типология, функции Новых Вавилонов

Небоскребы

Небоскребы появились благодаря двум технологическим открытиям во второй половине ХIХ века. Применение каркасной системы позволило возводить легкие конструкции вместо традиционных схем с несущими стенами и опирающимися на них перекрытиями.

История небоскребов

Изобретение г-ном Отисом лифта, оснащенного страховочным механизмом торможения на случай обрыва троса, сделало небоскребы использование комфортным. Пугающая необходимость многократно подниматься и спускаться по лестницам исчезла. Новая идеология промышленной эры потеснила соборы и колокольни с пьедестала самых высоких зданий, и больше полутора веков назад стало возможным возведение в массовом порядке храмов новой эпохи – офисных центров и штаб-квартир огромных транснациональных корпораций.

Родиной небоскребов считается Чикаго – именно там архитектором Уильямом Дженни был построен первый, пока еще 9-этажный каркасный дом (1884–1985 гг.). За первым зданием потянулись еще и еще, с каждым разом становясь все выше. Причиной столь активного распространения прогрессивных строительных и архитектурных новшеств была отнюдь не прозорливость застройщиков. В 1871 году пожар уничтожил большую часть Чикаго. Крупнейший промышленный город США отстраивался заново, и в этих условиях возможность выжать максимум площадей из одного участка земли стала определяющей. Высота офисных и коммерческих центров росла с ошеломляющей скоростью. Столь выгодный градостроительный прием недолго оставался прерогативой Чикаго.

В борьбу за титул города небоскребов вступил Нью-Йорк. Его деловой центр расположился на полуострове Манхэттен, который стал «золотым» благодаря своей геологии. Его гранитное основание в отличие от болотистой почвы Чикаго позволило строить более высокие дома при меньших затратах на усиление фундаментов.

Небоскребы «Вулворт», «Крайслер-центр»,«Эмпайр Стейт Билдинг» – эти башни стали символами «Большого яблока». После второй мировой войны в разоренных городах Европы стали строить новые дома. Промышленно-финансовые центры, такие как Франкфурт-на-Майне и Роттердам, обзавелись кварталами небоскребов. Европейские столицы, до сих пор ценившие свою историческую цельность, возводят высотки как знаки процветания. Сегодня интерес к подобным объектам в Европе уже преодолел состояние истерии и перешел в категорию нормального инструмента градостроительного регулирования, широко используемого в городах с уже сложившимся имиджем и в ситуациях, когда высотки логически оправданны.

Азарт и амбиции гонки за самые высокие здания переместились на юго-восток. Для «азиатских тигров» борьба велась всерьез – каждый супер-высокий дом должен был символизировать стремительный рост экономики региона и торжество компании-заказчика. Яркий тому пример – башни-близнецы в Куалу-Лумпуре и небоскреб в Тайпее. Ветхозаветная история о возведении башни до неба не закончена.

МОТИВАЦИЯ

При том имидже, который получает город, где построено высотное здание, при той популярности, которую небоскребы имеют на рынке недвижимости, не все современные мегаполисы похожи на Манхэттен или Шанхай. Разумеется, практически в каждом крупном городе есть несколько высотных зданий.

Небоскребы Emirates Towers возвышаются над затянутым утренним туманом Дубаем

Геологические факторы, характеристика грунтов и земной коры территории, где предполагается возводить здания высотой более 100 м, имеют большое, но не определяющее значение – важнее экономические и политические аспекты. Самой главной предпосылкой для строительства комплекса высотных зданий можно считать сосредоточение коммерческой, финансовой, промышленной деятельности в месте, ограниченном по площади. Чаще всего концентрация небоскребов объясняется причинами географического характера: размерами Манхэттена, островов, на которых расположен Гонконг, или дефицитом земли в Японии. Ограниченный в площади город неизбежно растет вверх.

В таких случаях стоимость участка под застройку становится настолько значительной, что экономически неоправданно меньшее по площади здание. Создаются целые поля из высотных кварталов с узкими каньонами улиц. Подобно деревьям в джунглях, между ними идет борьба за высоту, чтобы, вырвавшись из окружения собратьев, получить место под солнцем не только в буквальном значении инсоляции, но и в приобретении особого статуса.

Градостроительная ситуация в подобных городах регулируется ограничением высоты домов и резервированием отдельных участков в качестве общественных пространств. Негативное психологическое воздействие подобного ландшафта не рассматривается как сдерживающий фактор, поскольку большую часть домов составляют офисы, а жилье сосредоточено в малоэтажных пригородах. Между двумя типами застройки существует среднеэтажная буферная зона, которая при необходимости может быть использована как резерв для строительства небоскребов. Американские исследователи даже ввели в обиход обозначение для застройки с различным количеством высотных зданий: высоко-, средне- и слабоурбанизированная.

При отсутствии географических ограничений администрация города может инициировать возведение высотных зданий в конкретном месте, установив границы будущего делового района. Так произошло в Париже, когда был создан деловой квартал Дефанс, призванный увести основную часть деловой жизни на окраину города. Таким образом решаются вопрос транспортной перегруженности центра и проблема создания архитектурного образования, адекватного требованиям времени и при этом не нарушающего исторического облика города. Похожая схема образования высотных кварталов может осуществляться в рамках реконструкции трущоб, что наиболее распространено в азиатском регионе.

Многие города предпочли пойти по другому пути, который можно назвать вариантом «пробного шара». Его применяют там, где есть значительный культурный и финансовый потенциал и где высотные здания рассматриваются не как необходимость, а как ответ требованиям времени и подтверждение статуса современного города. В таких случаях администрация инициирует возведение высотных зданий в различных точках, которые становятся «пробным шаром» для градостроительной ситуации, транспортной системы, строительного комплекса и населения.

Впоследствии оцениваются преимущества и недостатки проекта. Интересно, что городская ткань может просто отторгнуть не соответствующее ей инородное тело, и хотя дом будет функционировать, программа комплексного строительства небоскребов может быть остановлена. Подобная ситуация сложилась, например, в Милане. Но такой негативный итог – редкость. В большинстве случаев система разработки статусного для города объекта позволяет решить как градостроительные, так и архитектурные задачи на должном уровне.

ТИПОЛОГИЯ И ФУНКЦИЯ НЕБОСКРЕБОВ

В случаях высоко- и среднеурбанизированной застройки большая часть высотных зданий становится офисными, многофункциональными или гостиничными комплексами, формирующими компактные деловые центры. Небоскребы редко используются как жилые дома, которые составляют лишь пятую часть от их общего количества.
Высота таких домов – не более 140 м, обычно они образуют слабоурбанизированную застройку и тяготеют к визуально гармоничным районам города, что продиктовано необходимым качеством открывающегося вида из их окон.

Высотные здания редко имеют одно функциональное назначение. Огромное количество площадей позволяет распределять их с учетом специфических особенностей постройки и таким образом добиваться максимальной экономической отдачи. На подземных уровнях устраиваются паркинги, на первых этажах располагаются развлекательные и торговые комплексы. Как правило, следующий блок этажей (~ от 5 до 25) – офисы, иногда средние уровни отводятся под высококлассные гостиницы. Верхние этажи – жилые апартаменты, также сдаваемые в аренду. Самые последние этажи как наиболее престижные могут быть и жилыми пентхаусами, и общественно-развлекательными пространствами. Впрочем, иногда в экозданиях на этих уровнях сосредотачиваются инженерные системы, позволяющие использовать природные факторы (солнечный свет, дождь и ветер) для обеспечения постройки энергией
и ресурсами.

Градостроительные условия и количество небоскребов в городе напрямую влияет на их архитектурное решение. В случаях плотной застройки с высотками происходит достаточно интересный парадокс – их так много, что фактически нет резона для заказчика увеличивать и без того огромные затраты, заказывая какое-то оригинальное архитектурное решение нового сооружения. Традиционно возводится прямоугольный в плане объем, точно соответствующий границам участка. Американцы подсчитали, что из-за увеличения затрат на обеспечение конструктивной жесткости и функционирования инженерных систем с ростом высоты наиболее рациональна постройка не более 70 этажей.

Причем акценты смещаются к использованию ресурсо- и энергосберегающих технологий, и здание делается настолько экономичным, насколько это возможно. Но есть еще и путь амбиций. В этом случае дом должен стать шедевром и принципиально отличаться от соседей по форме, быть значительно выше их и иметь образное решение, иногда рассчитанное на восприятие с каких-то определенных видовых точек. Подобный объем ставят на ключевой для района точке, например фиксирующей границу квартала или его центр. С градостроительной точки зрения такие выбивающиеся из общего ряда образцы могут организовать и акцентировать застройку.

Разумеется, в средне- и низкоурбанизированной среде значение высотного здания многократно возрастает. Если в предыдущем случае в силуэте города играл роль суммарный образ множества высоток, напоминающий горный хребет, то в ситуации с отдельно стоящим зданием архитектор должен работать как скульптор. На первое место выходит объемно-пространственное решение здания, которое должно создаваться с учетом его восприятия с разных точек и уровней.

Нельзя полагаться только на удачно найденный абрис, проработка фасада, вертикальные, горизонтальные его членения, отвечающие конструктивной системе здания, – все должно быть сведено в единую систему. Необходимо максимально точно смоделировать все нюансы восприятия здания. Нужно отметить, что удачных примеров решения таких задач в мире не так уж много. Москвичам в этом отношении повезло, потому что семь из них находятся в российской столице.

РОССИЙСКАЯ СПЕЦИФИКА

Деловой центр «Москва-Сити»

Исторически сложившаяся планировка Москвы всегда предполагала активное участие в пространственной организации застройки высотных ориентиров. Преимущественно их роль выполняли башни Кремля, главки церквей и шатры колоколен. Планировка города всегда была четко зафиксирована высотными доминантами, располагавшимися в местах пересечения колец и радиусов дорог. При этом действовало правило не превышать высоту колокольни Ивана Великого (81 м).

Теоретически для удобства ориентации центр города должен был просматриваться с любого его конца, и Иван Великий оставался самым высоким зданием Москвы до 1707 года. Город стремительно рос. После революции на волне мирового увлечения высотным строительством было принято решение построить в Москве несколько многоэтажных зданий в преддверии возведения самого высокого в мире Дворца Советов (420 м) Бориса Иофана. В отличие от США, где здания составляли высотные кварталы, в России решили продолжить историческую традицию и поставить высотки на ключевых точках основных радиальных трасс, поблизости от Садового кольца. Исключением стало только здание Университета (240 м), поставленное на одной из самых высоких точек города – на Воробьевых горах. Город получил целое кольцо высотных доминант, структурирующих застройку за пределами исторической части. Благодаря удачно найденному образу с запоминающимися уступчатыми силуэтами так называемые «сталинские высотки» стали новой достопримечательностью столицы и на долгие годы удовлетворили амбиции советских руководителей.

С течением времени возводились и новые высокие дома – гостиница «Космос», СЭВ, Академия наук, но их строительство носило частный характер без особых претензий на градостроительную роль. В постперестроечные времена стало очевидно, что историческая часть города не справляется с объединенной нагрузкой как культурного, так и административно-делового центра. Необходимо было принимать решение о переводе большей части деловой жизни в другой район. Здесь западный опыт оказался как нельзя более кстати, и заброшенные территории за Красной Пресней были выбраны для создания уникального квартала.

Рядом с «Экспоцентром» с 1990-х годов началась реализация одного из самых амбициозных проектов новой России – комплекса «Москва-Сити» – под руководством архитектора Бориса Тхора. С градостроительной точки зрения решение было логичным. Город получал под административные, торгово-деловые и культурно-досуговые функции 2,2 млн кв. м. Возведение подобного центра разгрузило бы Москву в пределах Садового кольца, привлекло бы в город крупные инвестиции, создало новую транспортную систему, связывающую комплекс с периферией и аэропортами. Наконец, была бы ликвидирована парадоксальная для такого города, как Москва, нехватка офисных площадей высокого класса.

Первоначально проект должен был реализовываться преимущественно за счет городского бюджета, но из-за нехватки средств после возведения «Башни-2000» и моста «Багратион» работы приостановили. Только в последние несколько лет с переориентацией на привлечение средств инвесторов активизировались создание подземной системы коммуникаций, прокладка легкого метро, реконструкция транспортных систем.

Параллельно ускоренными темпами идет работа по проектированию отдельных башен. Борьба за самое высокое сооружение в «Москва-Сити» – «Башню «Россия» (648 м) – уже не ведется. Возможно, на месте этой башни появятся две поменьше. На территории «Москва-Сити» борьба идет не столько за высоту, сколько за оригинальность архитектурного решения. Каждая высотка проектируется так, словно она будет стоять в чистом поле. Российская специфика может привести к грандиозному скульптурному парку на берегу Москвы-реки, причем высотой статуи будут как минимум 100–150 м. Невыносимость мысли, что самому высокому зданию у нас не бывать, заставляет инвесторов и проектировщиков стремиться построить хотя бы самое удивительное в мире.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

пятнадцать − пять =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>