Небоскребы Ворота Европы (Мадрид, Испания)

Небоскребы Ворота Европы (Мадрид, Испания)

В 1989–1996 годах Филипп Джонсон и его партнер Джон Бурже выстроили 26-этажные небоскребы Ворота Европы в Мадриде. Расположенные на севере города, они как бы обозначали въезд в него, хотя на сегодняшний день город уже, конечно, сильно разросся за пределы «ворот». Второе свое имя — башни KIO — они получили по аббревиатуре компании Kuwait Investment Office, для которой были построены. Но самое известное название, по которому любой житель города точно поймет, о чем вы говорите, — Падающие башни.

Для своего времени башни стали настоящим инженерным достижением: угол их наклона составил 15 %, при сравнительно небольшой для небоскреба высоте в 115 метров верх башен выступает за пределы основания на 30 метров, то есть на полную ширину зданий. Это подчеркнуто декоративными стальными пластинами на фасаде: диагональ боковой стеклянной грани оказывается в вертикальном положении, соединяя точку опоры с противоположным углом наверху.

Вид на небоскребы Ворота Европы с бульвара Кастельяна

Вид на небоскребы Ворота Европы с бульвара Кастельяна

Такие же стальные профили обозначают углы зданий и делят небоскребы по вертикали на четыре равные части. Они повторяют конструктивные элементы: это тот самый прием, который предложил и впервые использовал Мис ван дер Роэ при строительстве Сигрэм-билдинг.

В идеале Мис видел здание как бы вывернутым наизнанку, когда все конструктивные элементы оказывались бы снаружи, обнажая все опоры и стальные балки. Но так как это было небезопасно, хотя бы из-за коррозии металла, то Мис дублировал несущие конструкции на фасаде, наложив поверх стекла металлическую сетку. Филипп Джонсон в своих мадридских башнях выступает как постмодернист: он использует тот же самый прием, но в увеличенном масштабе.

При этом он использует его не для того, чтобы сделать заметнее устойчивость здания и монументальность конструкции, а для того, чтобы акцентировать его неустойчивость и угол наклона, и дополняет башню тонкими красными вертикальными и горизонтальными линиями, покрывающими все фасады.

Макет небоскребов Ворота Европы и площади Кастилии

Макет небоскребов Ворота Европы и площади Кастилии

Вертикальная ось, которая подчеркивает угол наклона, оказывается проекцией главного конструктивного элемента на стеклянную поверхность северных и южных фасадов башен. Такой наклон стал возможен благодаря сложным техническим расчетам. Через центр каждого небоскреба проходит вертикальная ось, которая держит все здание, — это монолитная бетонная конструкция, опирающаяся на массивный фундамент, служащий противовесом. Чтобы удержать вес башни, плиту пришлось сделать 60 метров в длину и по 10 метров в ширину и высоту, так что ее общий вес составил 15 500 тонн.

Восточный и западный фасады, которые оказываются под наклоном к земле, также покрываются стальной сеткой, но здесь уже две диагонали, проходя через всю поверхность, соединяют противоположные углы крест-накрест, что «стройнит» здание, делая его зрительно более высоким.

Одна из башен Ворот Европы

Одна из башен Ворот Европы

Для визуального эффекта важен и выбор материалов: белая сталь сочетается с тонкими красными металлическими линиями и черным стеклом фасадов. Нельзя не упомянуть о том, что Филипп Джонсон восхищался художником-супрематистом Казимиром Малевичем, для которого эти цвета всегда составляли основу всей живописной системы. Вспомнить хотя бы супрематические квадраты, которые были черного (стал самым известным), красного и белого цветов.

Сам Джонсон говорил о том, что на композицию небоскребов его вдохновил рисунок другого авангардиста, Александра Родченко. Но не только живопись, а и архитектура русского авангарда оказалась важной в эпоху постмодернизма: ведь именно так выглядели архитектурные конструкции-проуны Эль Лисицкого (например, Горизонтальный небоскреб), которые в начале XX века просто невозможно было реализовать.

Одна из башен Ворот Европы

Одна из башен Ворот Европы

Другим архитектурным объектом, к которому отсылают нас Ворота Европы, были, конечно, нью-йоркские башни-близнецы, построенные японским архитектором Минору Ямасаки в комплексе Всемирного торгового центра (открыт 4 апреля 1973 года). Как башни-близнецы высотой 415 и 417 метров сразу стали символом Америки, так Ворота Европы, находясь в финансовом центре города, стали современным символом Испании и Мадрида: в 2006 году они были выбраны символом Международного конгресса по сохранению культурного наследия.

По формальным признакам постройки очень схожи: это простые стеклянные небоскребы, квадратные в горизонтальном сечении, визуально разделенные на равные вертикальные зоны. Конечно, мадридские башни были значительно ниже нью-йоркских, но, учитывая угол наклона, во время их строительства сделать здания выше было просто невозможно, а в этом крене и заключалась главная постмодернистская задумка архитектора.

Небоскребы Ворота Европы

Небоскребы Ворота Европы

Филипп Джонсон говорил: «Мы должны покончить с правильными углами, если мы не хотим умереть со скуки. Небоскребы кончились. Мы можем о них забыть». В каком-то смысле он оказался прав: сегодня никто не строит прямоугольные в сечении высотки. Они могут быть круглыми, многопрофильными, сужающимися или расширяющимися, но точно не прямоугольными. Поэтому многие считают Джонсона одним из самых важных архитекторов XX века — он во многом опередил свое время и предопределил будущее архитектуры.

На этом примере наглядно можно показать, в чем различие модернизма и постмодернизма: модернизм подчеркивает простоту, функциональность и тектонику здания, а постмодернизм подчеркивает его нефункциональность и нетектоничность, раздражая тем самым базовые ощущения человека. На подсознательном уровне архитектура воспринимается как соотношение горизонталей и вертикалей, и когда эти соотношения и пропорции соблюдены, тогда постройка кажется «правильной» и «устойчивой», а когда здание оказывается под наклоном, его элементы «висят» в воздухе без опоры, тогда возникает чувство нестабильности и неустойчивости конструкции, «неправильности», которая выбивается из общего ряда и привлекает внимание зрителя.

В то же время для постмодернизма характерны отсылки к национальной истории того места, где построено здание. Название Ворота Европы и фланкирующий принцип расположения отсылают к тем временам, когда Мадрид был окружен оборонительными стенами, а въезд в город осуществлялся через «ворота» — Пуэрта дель Сол, Пуэрта де ла Вега. Такая традиция воспроизведения средневековых подъездов к городу существовала и в XVIII веке, когда были построены аллегорические Пуэрта де Сан Висент или Пуэрта де Алькала.

Ворота Европы служат также пространственной доминантой, организующей вокруг себя городское пространство. Они были возведены на площади Кастилии так, чтобы фланкировать собой круглую площадь и начало бульвара Кастельяна. На площади установлен памятник политическому деятелю Хосе Кальво Сотело работы скульптора Карлоса Феррейры и архитектора Мануэля Мансано Мониса, который появился здесь еще в 1960 году, то есть намного раньше небоскребов. А в 2009 году на площади поставили еще одну скульптуру: Банковский обелиск, подаренный городу Банком Мадрида. Это работа известнейшего современного испанского архитектора Сантьяго Калатравы, который взял за основу обелиска Бесконечную колонну скульптора Константина Бранкузи (1938). Все вместе — круглая площадь, центр которой отмечен обелиском, два небоскреба и монумент Сотело — они составили единую устойчивую пространственную композицию городской среды.

Памятник Хосе Кальво Сотело (скульптор Карлос Феррейра и архитектор Мануэль Мансано Монис) на площади перед Воротами Европы

Памятник Хосе Кальво Сотело (скульптор Карлос Феррейра и архитектор Мануэль Мансано Монис) на площади
перед Воротами Европы

В 1996 году комплекс Ворота Европы получил награду за выдающиеся инженерные находки, использованные при его строительстве. Сегодня такое инженерное решение кажется очень простым, архитектурные возможности и проектные технологии шагнули далеко вперед, а постмодернизм как язык копирования и заимствований стал воспроизводить уже самого себя, не предлагая ничего нового.

В этих условиях мы говорим уже не о языке стиля, а об индивидуальности архитектора и о том, насколько уникальным он может сделать каждый новый проект, который должен быть узнаваемым, необычным и обязательно в чем-то «самым-самым» — самым высоким, самым наклоненным, самым эффектным. В 2009 году Рем Колхас построил в Пекине здание штаб-квартиры Центрального китайского телевидения — наклонный небоскреб, башни которого соединяются горизонтальной частью без опор на высоте почти 200 метров.

А в 2011 году было завершено строительство небоскреба Кэпитал Гейт в Абу-Даби, который при высоте в 160 метров и с углом наклона в 18 градусов стал самым высоким наклонным архитектурным сооружением в мире. Но в этой погоне за рекордами можно с уверенностью сказать, что Кэпитал Гейт не будет долго оставаться зданием с самым большим углом наклона. А что будет дальше — посмотрим.

Архитектурные и конструктивные особенности:

  • Угол наклона башен Ворота Европы составляет 15 градусов при высоте 115 м.
  • Стальная сеть, наложенная на фасады, является не столько конструктивным функциональным решением, сколько визуальным приемом, подчеркивающим угол наклона и пропорции здания.
  • Цветовая гамма здания — красный, белый и черный — и архитектурная композиция отсылают к живописной системе художников русского авангарда Казимира Малевича и Александра Родченко.
  • В других постройках на площади Кастилии можно обнаружить переклички с Воротами Европы или даже архитектурные цитаты.
  • Чтобы удержать вес здания, находящегося под таким наклоном, его пришлось поставить на плиту весом в 15 500 т.
  • На площади перед Воротами Европы установлен памятник испанскому политическому
    деятелю Хосе Кальво Сотело работы скульптора Карлоса Феррейры.
  • Название Ворота Европы и фланкирующий принцип расположения отсылают к тем временам, когда Мадрид был окружен оборонительными стенами, а въезд в город осуществлялся через «ворота» — Пуэрта дель Сол, Пуэрта де ла Вега.
  • Стальная сеть, наложенная на фасады, является не столько конструктивным функциональным решением, сколько визуальным приемом, подчеркивающим угол наклона и пропорции здания.
  • В 1996 году комплекс Ворота Европы получил награду за использованные при его строительстве выдающиеся инженерные находки .
  • Башни Ворота Европы строились как «вариация на тему» башен-близнецов в Нью-Йорке, построенных 16 годами ранее.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

7 − пять =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>