Музей современного искусства в Сан-Франциско

Музей современного искусства в Сан-Франциско

В 1994 году Марио Ботта закончил работу над главным художественным музеем Сан-Франциско, которая шла с 1990 года. Параллельно Ботта занимался еще несколькими проектами, где в разных вариациях обыгрывалась тема усеченного цилиндра как главного визуального акцента. Общая площадь здания составляет 18 500 квадратных метров, из них 5000 квадратных метров — выставочное пространство. В собрании музея более 26 000 работ, здесь хранятся произведения таких значимых в мировой культуре ХХ века художников, как Анри Матисс, Пауль Клее, Энди Уорхол, Джексон Поллок, Роберт Раушенберг, Диего Ривера, Эдвард Уэстон и многих других. Среди американских музеев коллекция Музея в Сан-Франциско считается второй по значимости и уступает только нью-йоркскому Музею современного искусства.

Архитектура Марио Ботты величественна и монументальна. Для этой монументальности всегда находятся различные объективные причины. В данном случае основанием стал диалог с историческим небоскребом ар-деко, на фоне которого был поставлен новый музей. Выразительный силуэт высотки, богатая пластика и тонкая деталировка ее фасадов задают очень высокую планку всему окружению. Соседние башни позднего времени не менее величественны, однако проигрывают раннему собрату в великолепии и полноте художественного решения.

Марио Ботта в своем проекте выбрал в качестве главного приема эффектную геометрию: иерархичная и симметричная объемная конструкция, пусть и значительно меньшего по сравнению с небоскребом масштаба, обладает сопоставимыми членениями объемов. За счет этих укрупненных элементов у относительно небольшого музейного здания диалог между старым и новым идет на равных.

Общий вид музея вечером

Общий вид музея вечером

Ботта усиливает впечатление от своего сооружения благодаря цвету: на фоне монохромных высоток постройка выглядит действительно эффектно и привлекательно. Новое музейное здание обладает ярким обликом и характером. Фирменный срезанный цилиндр здесь кажется грандиозным по сравнению со своими собратьями в скромных европейских капеллах. Горожане прозвали запоминающийся фасад «глазом Циклопа», который внутри помещения превращается в гигантский световой фонарь, освещающий центральное коммуникативное пространство музея. Цилиндр стал организующим ядром композиции калифорнийского музея, формируя при этом и прилегающее городское пространство.

Ботта использовал эффектный контраст белого и серого камня в облицовке самого цилиндра, противопоставив его основному терракотовому цвету остальных частей постройки. Серо-белый контраст поддержан и в интерьере, где сквозь наклонный потолок льются потоки света. Этот свет пронизывает все пять этажей здания, охватывая не только центральное пространство внутри цилиндра, но и галереи верхних этажей. Большинство остальных экспонатов музея также освещены естественно благодаря оригинальным световым фонарям, ритм и конфигурация которых придают интерьерам дополнительную динамику.

Главный фасад музея. Фрагмент

Главный фасад музея. Фрагмент

В сопоставлении деталей нового здания и исторического небоскреба по соседству ощущается постмодернистская ирония и многозначность эстетических смыслов, а вот логика функциональных связей музейных пространств показывает исключительно уважительное и серьезное отношение архитектора к наследию модернизма. Эффектные лестницы, внутренние круглые окна и подвесные конструкции потолочных фонарей скорее относятся к постмодернизму, тогда как лаконичность цветовой палитры интерьеров — дань модернистским традициям.

В архитектуре Марио Ботты всегда присутствуют достоинство и определенная сдержанность. Можно сказать, что в работе с формой и пространством как основополагающими исходными величинами для архитектора, он — последовательный продолжатель традиций модернизма. Ботта не увлекается новомодными играми с чрезмерно яркими кислотными цветами, медиатехнологиями, видоизменяющими фасады в течение дня и проч. В его исполнении архитектура несколько статична и по-хорошему условна, так как сооружение задает тон своему окружению, не оказывая при этом подавляющего воздействия. Здания Ботты — своего рода скульптуры, выглядящие выразительно с разных ракурсов.

Архитектор выработал несколько узнаваемых приемов для наилучшего отражения своих творческих взглядов. В сооружениях Ботты всегда присутствует благородный и насыщенный, но не нарочито вызывающий цвет и часто — контраст, которые усиливают пластику форм и выделяют особенности материалов. Архитектура Ботты подчеркнуто материальна, она претендует на осознанную правдивость и максимальную природность своих форм. Нужный эффект достигается за счет применения природных, часто из местных отделочных материалов, создающих впечатление особой достоверности и уместности постройки именно там, где она поставлена архитектором.

Музей современного искусства в городской застройке

Музей современного искусства в городской застройке

В городской среде это всегда перекличка с элементами прилегающей среды, в природном ландшафте — диалог с природными фактурами. Колоссальное значение для Ботты имеет ритм в архитектуре. В его работах мы видим повсеместные ритмические игры и условные ряды элементов, выстроенных иногда сразу в несколько ритмических рядов с разным шагом. Оконные проемы, различный формат повторяющихся элементов, цветовые ряды в отделке, опора на визуальное восприятие размера структурных элементов конструкции и т. д. — все это инструменты, с помощью которых Ботта создает неповторимый облик своих произведений.

Выработав столь узнаваемый авторский архитектурный язык, зодчий умудряется давать каждой своей постройке элементы, опирающиеся на особенности местного колорита. Музей современного искусства в Сан-Франциско полностью раскрывает найденные автором элементы собственного понимания семантики архитектурных знаков и приемов: небанальные разномастные окна, световые фонари и цветовые цитаты. Цвета в здании много, но не чрезмерно, его достаточно для воздействия на монохромное высотное окружение.

Фрагмент интерьера музея внутри цилиндрического объема Балкон под цилиндрическим объемом

Фрагмент интерьера музея внутри цилиндрического объема Балкон под цилиндрическим объемом

Позднее в другом, разнохарактерном окружении — в Шарлотте, Ботта использует гораздо более яркий оттенок красного для выделения музейного входа и привлечения внимания к зданию. Это решение кажется довольно агрессивным, но оно скорее исключение в творчестве швейцарца. Именно природные цвета — излюбленные у мастера, поскольку только с ними достигается визуальная подлинность восприятия материалов.

Вот в нейтральном и не таком плотном и высоком окружении музея Жана Тэнгли, Ботта начинает работать с приглушенными оттенками фасадов и полностью монохромными белыми интерьерами. Это вполне оправдано, ведь в музее цветовыми акцентами залов служат сами экспонаты — шестеренки и колеса, выставленные как арт-объекты.

Для швейцарского зодчего не особенно важно отражать в архитектуре различные экотехнологии, превращающие рукотворную постройку в симбиотический техногенно-биологический объект. В его понимании архитектурное сооружение по-прежнему является полноценной альтернативой природе, создаваемой архитектором в соответствии с функциональной необходимостью, пожеланиями заказчика и собственными творческими принципами.

Несмотря на очевидный успех и популярность архитектурного эксперимента Ботты, а может, именно благодаря ему, уже через 15 лет эксплуатации музею стало не хватать экспозиционных площадей, поэтому было решено модернизировать и развить музейный комплекс, пристроив к корпусу Ботты новое здание. Свой проект преобразования Музея современного искусства в Сан-Франциско представило бюро «Снохетта».

Проект предусматривает возведение еще одного корпуса, увеличивающего в два раза выставочные площади музея. Хотя новый объем музея будет расположен с заднего фасада постройки Ботты и протянется вдоль квартала в юго-восточном направлении, такое решение рискует серьезно порушить систему зрительных акцентов и опорных визуальных точек, продуманных архитектором в соответствии со спецификой окружения. Вытянутый и узкий прямоугольный блок «Снохетты» станет на 15 метров выше существующего корпуса. Архитекторы «Снохетты» заявляют, что их творение выступит в качестве нейтрального фона для постройки Ботты, а также, согласно новому проекту, вдоль основного боттавского фасада появится прогулочная аллея с разноуровневыми лестницами и двориками, которая соединит и разнообразит прилегающие улицы.

Вход в новый корпус и остекленный выставочный зал здания должны сделать музейный комплекс демократичнее и более раскрытым на город, что очень модно в музейном строительстве XXI века. Однако эта кажущаяся и нарочитая демократичность может безвозвратно разрушить такой логичный и выверенный порядок замысла Ботты, принесшего зданию калифорнийского музея мировое признание.

  • Адрес: United States, California, San Francisco, 3rd St, 151

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

три × 4 =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>