Музей «Ордрупгаард» – Zaha Hadid Architects (арх. бюро Заха Хадид)

Музей Ордрупгаард

Название проекта Новое здание Ордрупгаард (Ordrupgaard museum)
Расположение Vilvordevej 110, Шарлотенлунд, Дания
Заказчик Министерство культуры Дании
Архитектурное бюро Zaha Hadid Architects (Заха Хадид, Патрик Шумахер, Кен Босток, Каролин Кох Андерсен, Рианн Стинкамп)
Конструкции Jane Wernick Associates (Англия), Birch&Krogboe (Дания)
Генподрядчик: Birch&Krogboe/Jane Wernik Associates
Начало проектирования октябрь 2001 г.
Завершение проектирования август 2003 г.
Начало строительства октябрь 2003 г.
Завершение строительства август 2005 г.
Общая площадь территории, кв. м 1300
Площадь застройки, кв. м 2900

Музей Ордрупгаард находится на северной окраине Копенгагена, вблизи пригорода Клампенборг, исторически достаточно престижного жилого района. Неподалеку расположены королевские охотничьи угодья. Район застроен в основном большими односемейными домами, здесь почти нет офисных построек, совсем отсутствуют многоквартирные дома.

Кроме одноименного музея, на территории бывшего частного парка «Ордрупгаард» расположены разнообразные хозяйственные постройки: домик привратника, шоферский домик, гараж (с 1981 года он переоборудован под кафе), «пряничный» домик. Парк был
разбит в начале ХХ века. Городской садовник Вальдемар Фабрициус Хансен выделил несколько зон: парк в английском стиле, буковая аллея, прогулочная зона с несколькими небольшими прудами, розовый сад, уголок с естественной лесной чащей. И старые постройки, и структура парка сохранены по сей день, исчезли лишь пруды.

Ордрупгаард. Фотографии с макета. По форме и цвету будущее здание не перекликается с существующим музейным комплексом. У него значительно больше сходства с геоподосновой

[экономика]
Общая стоимость объекта
49,1 млн датских крон (около 36,6 млн евро)
Стоимость строительства
около 33,5 млн датских крон (около 25 млн евро)

Музей "Ордрупгаард". Проектируя здание, архитекторы сознательно стремились избежать традиционной для музеев замкнутости.

История появления Ордрупгаардского музея достаточно характерна для ХХ века. Около ста лет назад участок тогда еще леса купила для строительства резиденции семья Хансенов. Главное здание усадьбы было спроектировано датским архитектором Готфредом Тведе (Gotfred Tvede, 1863–1947) в период с 1916 по 1918 годы. Архитектура здания характерна для Дании: симметричный главный фасад, два боковых ризалита, высокая черепичная крыша, наружная деревянная отделка.

Глава семьи был страстным любителем живописи. В его коллекции хранились произведения французских художников XIX–ХХ веков, в том числе Коро, Дега, Ренуара, Гогена, а также полотна датских художников того же времени. Все эти картины стали основой современной коллекции музея. Еще при жизни Хансена ценители искусства приходили в его дом, будто в частный музей. Но лишь в 1953 году, после смерти жены Хансена (сам он умер раньше), коллекция стала доступна всем – вдова завещала кар-
тины, дом и парк городу.

[комментарий архитектора]
Кен Босток, главный архитектор проекта
Мы старались, чтобы строительство как можно меньше повлияло на состояние старого здания, для чего пришлось укрепить со стороны строительной площадки старый фундамент. Больше этот дом не тревожили, например, соединяющая корпуса музея галерея закреплена консольно в стене новой постройки и не имеет узлов опирания со старыми конструкциями. Для сведения земляных работ к минимуму, часть зала для временной экспозиции также консольно вывешена. Важное значение для образа нового здания имеет черный цвет бетона. Он имеет интересное название – черный лава-бетон. Это связано с тем, что в массу добавлен черный пигмент, кроме того, в нем присутствует базальт.

[комментарий клиента]
Анне-Бриджит Фонсмарк, директор Ордрупгаардского музея

Как известно, проект Захи Хадид был выбран в результате конкурса. Ее предложение показалось жюри наиболее убедительным, а также отражающим специфику конкретного места. Нам понравилось работать с бюро Захи Хадид. Архитекторы были полны энтузиазма. Мы благодарны Кену Бостоку, который выкладывался на все сто. Бюджет был изначально достаточно скромный, но поскольку нам было важно создание уникального, интересного здания, то мы нашли дополнительных спонсоров и постарались не считать каждую монету. Ведь мы рассчитываем, что здание станет еще одним способом привлечения посетителей музея, даже тех, которые до сего дня не интересовались нашей коллекцией. Впрочем, не обошлось без некоторых изменений по причине финансовых ограничений, но появления серьезных отличий от конкурсного предложения это не повлекло.

[конструкции]
Фундамент ленточный из монолитного железобетона
Несущие конструкции монолитные железобетонные
Ограждающие конструкции стены: монолитные железобетонные толщиной 250 мм,
крыша: монолитные железобетонные толщиной 330 мм
Кровля состоит из 5 слоев пароизоляция, жесткий утеплитель, битумный слой, битумная гидроизоляция, черный гравий на крыше
Оконные системы навесной стеклянный фасад

[инженерия]
Отопление, водоснабжение газовая котельная обеспечивает отопление как нового, так и старого здания
Вентиляция и кондиционирование в выставочных помещениях специальная система климат-контроля, также существуют специально запроектированные воздухозаборники, встроенные в пол
Электрика стандартная система, рассчитанная на 400V/230V
Освещение на заказ выполнена система флюоресцентного освещения общественных зон (Selux при содействии Arup Lighting); естественный свет в галерейных пространствах обеспечивают фонари верхнего света и точечные прожекторные светильники, встроенные в потолок (система Erco Pascan с ультрафиолетовыми фильтрами) внешнее освещение – I’guzzini
Акустика акустические панели Danogips
Охранная система Falck Securitas (ей присвоен красный код, что в Дании означает наивысшую надежность)
Пожарная система Falck Securitas
Технологии «умный дом» CTS-климат-контроль Siemens, централизованная система управления светом Luxmate

Планы разрезов и фасадов. Музей "Ордрупгаард".

Сложно решиться внести хоть какие-то изменения в такой единый, достаточно традиционный ансамбль. Но расширение музею было необходимо. В марте 2001 года датское Министерство культуры организовало конкурс на проект нового корпуса – с выставочными пространствами для временной и постоянной экспозиции, фойе, кафе. Необходимо было интегрировать со-временные экспозиционные и информационные технологии. Как такового финансового тендера не было, хотя участникам выдали некоторую расклад-ку по предполагаемому бюджету.

В конкурсе участвовали 7 фирм: Zaha HadidArchitects (Англия), Dominique Perrault Architecte (Франция), MVRDV (Голландия), Architekten von Gerkan, Marg und Partner (Германия) и три датских бюро – Fogh&Felner Arkitektfirma, Henning Larsens Tegnestue, Bruun&Clementsen.Первых троих из этого списка пригласили заказчики конкурса, остальные сначала участвовали в отборочном этапе. Состав жюри был следующим: министр культуры Стеен Kyed (председатель), директор музея Анне-Бриджит Фонсмарк, архитекторы Флеминг Фрост (МАА) и Къетил Тредал Торсен (MNAL) представляли Федерацию датских архитекторов, Ларс Крах(Engineer F.R.I.) – Датскую ассоциацию инженеров, были и другие представи-тели общественности. Разрабатывая предложения, большинство конкурсантов пошли по пути создания архитектуры в стиле модернизм, экстремальных предложений было только два: в одном предлагалось музей практически полностью закопать (MVRDV), в другом форма здания напоминала вздыбившуюся почву (Zaha Hadid Architects). Победила Хадид. Для строительства музей пришлось закрыть на два года (открытие состоялось 31 августа 2005 года).

Но это было оправданно – новое здание позволило увеличить количество выставочных площадей в два раза. Сюда перекочевала почти вся коллекция картин, в старом доме осталась экспозиция, посвященная жизненному укладу бывших владельцев. Относительно конкурсного проекта появились некоторые изменения, но они не коснулись генеральной концепции.

В процессе взаимодействия с заказчиком пришлось поменять параметры кривизны оболочки, что было вызвано конструктивными требованиями. Форма крыши достаточно абстрактна,для музея важнее технические требования к выставочным помещениям.Размещение входа было сложной задачей – у здания Хадид, вытянутого по линии запад – восток, отсутствует как таковой главный фасад: один длинный фасад обращен к старому корпусу и расстояние между ними очень небольшое, противоположный – уже в глубине парка. Поэтому входная дверь расположена на северном фасаде, но обращена при этом на восток.

Монолитные конструкции. Музей "Ордрупгаард".

Стена фасада перед ней чуть прогибается внутрь, формируя таким образом небольшую площадку и акцентируя вход.Выставочные площади музея поделены примерно поровну между постоянной и временной экспозициями. Оба блока представляют собой огромные пространства, разделенные перегородками, на которых развешаны живописные полотна. Блоки разделены входным фойе, в котором также расположен музейный магазин. Постоянная экспозиция размещена в глубине здания и является сердцевиной всего объема. Картины, в отличие от общественных пространств, как самое главное сокровище спрятаны от глаз прогуливающихся по парку. Архитекторам почти удалось отказаться от разделения музейного пространства на маленькие комнатки в обоих экс-позиционных блоках.

Единственное исключение – пришлось выделить отдельную зону для пастелей. В связи с тем, что они легко выцветают, эта зона полностью защищена от естественного света. В других залах приток естественного света происходит через встроенные в крышу окна. На усмотрение посетителей оставили выбор маршрута путешествия среди экспонатов. При желании можно пройти из фойе в кафе и к многофункциональному залу, минуя залы с картинами по рампе вдоль стеклянного фасада.Общественные помещения ориентированы в сторону сада и максимально остеклены. Здесь использовано нестандартное, очень высокое стекло, а местами оно к тому же и гнутое – изготовили его в Финляндии, а устанавливали при помощи подъемного крана. Сложности были и при реализации бетонной оболочки – каждый ее изгиб имеет свою кривизну, так что возведение опалубки стало испытанием навыков строителей. Говорят, они несколько раз делали предварительные макеты, чтобы быть уверенными в своей работе.

Все интерьеры и стационарная мебель также спроектированы в бюро Хадид. Предметы интерьера выполнены из разновидности акрилового камня, который поддается формовке в жидком состоянии, но очень прочный после застывания. При работе с ним появляется возможность создавать бесшовные поверхности любой формы. В результате мебель получилась как бы монолитной, что подчеркивает ее единство с архитектурой. Реализацию разработанных объектов взяли на себя специалисты из немецкой компании Rosskopf und Partner. Строительство на территории природного комплекса всегда сопровождается опасениями по поводу разрушения ландшафта. Чтобы минимизировать ущерб, в проект был заложен небольшой подвальный этаж, в котором размещены лишь кухня, туалеты и техническое помещение. По площади он примерно в два раза меньше наземного этажа.

Таким образом земляные работы свели к минимуму. Часть выкопанного грунта пошла на создание насыпи. Деревья взамен вырубленных на строительной площадке не сажали, но проект предполагает появление по соседству яблоневой аллеи в ближайшем будущем. Проект не потребовал дополнительных работ по прокладке новых транспортных путей. Только одна дорога чуть продолжена для выгрузки экспонатов временных выставок с колес прямо в зал (там специально предусмотрены высокие двери).
Этот проект в целом нельзя назвать контекстуальным, скорее концептуальным. Он основывается на стратегии, при которой ландшафт дешифруется и переводится в своего рода диаграмму, из которой и образуется геометрия окончательной формы здания. Благодаря такому методу, как теперь видно, архитекторы не только смогли элегантно и легко соединить все программные требования и организовать необычные интригующие пространства, но и не нарушили характер природного окружения.

По мнению архитекторов, одной из характеристик датской архитектуры является взаимодействие с природой. И в этом смысле здание получилось датским. Действительно, появилась новая связка между зданиямии парком, дополнительное звено в цепи от топографии местности к прямоугольным формам старого дома. Пропорции и высота здания соотносимы с постройкой 1920-х годов, но форма заметно отличается. За счет черного цвета здание в целом воспринимается как часть ландшафта, вроде холма, особенно когда блестит под дождем. Это сравнение усиливает земляная насыпь с юго-восточной стороны. Большие плоскости стекла, отражающие окружающий пейзаж, зрительно облегчают архитектуру. Через стекло же мы видим, как игра с рельефом продолжается в интерьере, а находясь внутри, посетитель все равно продолжает как бы существовать в лесу. Во всей этой игре прослеживается двойственное начало: монолитный объем из бетона сливается с землей и является контрапунктом окружающему пейзажу, некоторые части здания перекликаются с архитектурой старого дома, но в целом они абсолютно разные.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

1 − один =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>