Московский университет (Моховая улица) – архитектор Казаков М. Ф.

Московский университет (Моховая улица) - архитектор Казаков М. Ф.

В середине XVIII века центром университетского образования в России суждено было стать Первопрестольной. Двадцать пятого января 1755 года в день памяти святой Татьяны после высочайшего одобрения императрицы Елизаветы Петровны последовал указ об основании университета в Москве. Поначалу для него не нашлось соответствующего здания, и его разместили в каменных палатах XVII века бывшей Главной аптеки у Воскресенских ворот Китай-города. Из стоявшей рядом «Аустерии» (питейного дома с гостиницей) была сделана «зала с приличным украшением» в стиле пышного елизаветинского барокко, в перестройке которой участвовал Казаков под руководством своего учителя Ухтомского. ( Елизаветинское барокко — термин для обозначения архитектуры русского барокко эпохи Елизаветы Петровны (1741-1761).

Такое здание трудно было приспособить для нужд университета, имевшего уже в первое время классы для лекций, библиотеку, минералогический кабинет, химическую лабораторию и жилье для гимназистов. Со временем потребность в новых помещениях возрастала все больше. Начался частичный вывод университета на новую территорию, для чего на углу Моховой и Большой Никитской улиц у князя Репнина и коллежского асессора Ивашкина были куплены их земельные участки. В царствование Екатерины II стала очевидной необходимость строительства для университета специ­ального, соответствующего его потребностям здания. Выбор этого места уже был подсказан ранее и одобрен императрицей, хотя выдвигались и альтернативные предложения (например, перевести учреждение в Екатерининский дворец в Лефортово).

В 1785 году Екатерина на свои средства приобрела для университета там же, на Моховой, соседние владения князя Барятинского и даровала на его строительство 125 000 рублей. Она также позаботилась о том, чтобы к проектированию и возведению здания был приставлен достойный архитектор, поэтому выбор пал на Казакова. Подготовительные работы со сметами начались еще в 1770-е годы. В основу замысла, как и при проектировании Сената — «храма Закона», зодчий закладывал идею, на этот раз — идею «храма Науки». Казаков создавал особое пространство как некий духовный центр всей композиции здания, где основная роль принадлежала теме ротонды с примыкающими к ней с обеих сторон прямоугольными залами.

В определении конкретного архитектурного замысла всего здания основную роль сыграли поисковые проекты Казакова, над которыми он работал с конца 1770-х по 1786 год, пока не нашел удовлетворяющего его и Комиссию решения. Он выполнил три варианта проекта, в которых композиционнопланировочное решение, состав и расположение помещений были определены изначально и не изменялись в ходе поиска оптимального образа сооружения.

Первый проектный вариант был создан в самом конце 1770-х — начале 1780-х годов. Композиция здания была разработана по типу городской дворянской усадьбы: главный фасад сдвигался вглубь участка курдонёром, образованным с восточной и западной сторон симметричными флигелями. Между центральным объемом главного корпуса и торцами флигелей предполагалось возвести скругленные переходные галереи, отсекающие в угловых частях корпуса еще два малых дворика. В архитектурном замысле всего здания особое значение придавалось его центральной купольной части, где надлежало быть доминантной ротонде — главному Актовому залу университета.

Эта часть была пластически сложной с использованием мотива ротондальных балконов на пониженных скругленных углах выступа. Декоративным аккордом фасада центральной части здания служили сосредоточенные здесь в обилии скульптуры. В связи с Актовым залом в главном корпусе определилось расположение и других прилегающих к нему помещений: двух аванзалов и, со стороны заднего двора, длинная анфилада кабинетов с двумя симметричными выступами больших залов для библиотеки и музея. В планировочной структуре боковых флигелей были поставлены акценты в виде двух малых ротонд на их конце — директорской и церкви.

В первом проектном варианте Строительную комиссию и самого Казакова удовлетворило лишь решение боковых флигелей здания, по которому и началось строительство в 1782 году левого корпуса по Большой Никитской улице. К 1784 году оба корпуса были уже возведены, тогда как замысел главного здания на этой стадии поисков окончательно не определился и требовал доработки, что привело к перерыву на два года. Комиссию смущала слишком усложненная организация внутридворового пространства и входов в Актовый зал с двух сторон через предлагаемые дугообразные галереи.

Интерьер вестибюля

Это и вызвало необходимость продумать второй проектный вариант, над чем Казаков трудился с 1784 года. На этот раз в композиционно-планировочной структуре здания наметились определенные усовершенствования, как и в выравнивании и упрощении его главного фасада. Изменения претерпевает центральная часть: устраняются переходные скругленные галереи и дается новая проработка центрального купольного объема. Актовый зал, увеличенный и ставший овальным, был значительно отодвинут в глубину для выравнивания фасадного фронта корпуса со стороны парадного двора, что также дало возможность разместить перед ним входной вестибюль с парадной лестницей.

Но и этот проект не во всем удовлетворил Комиссию. Казакову потребовалось еще два года (1784-1786), прежде чем удалось предложить третий вариант здания, в котором определилось приемлемое решение архитектуры главного корпуса. В окончательном, осуществленном проекте происходит дальнейшее «собирание» плана здания в более строгую и организованную структуру. Во всех корпусах определилось двухполосное расположение помещений, разделенных коридором.

В главном корпусе исчезает скругленный вынос портика, теперь он более гармонично входит в общую плоскость фасада. Парадная лестница перемещается в прямоугольный выступ на противоположной стороне, а на втором этаже ей предшествует протяженный вестибюль. В отличие от предшествующего варианта Актовому залу была придана полуциркульная форма амфитеатра, как более соответствующая акустическим требованиям аудитории и новому решению портика здания. Колоннада из 10 колонн осталась только в скругленной части зала.

Ширина Актового зала благоприятно отразилась и на портике: вместо четырех теперь восемь колонн стройного ионического ордера выстроились в линию, что внесло горизонтальный акцент в композицию фасада. Этому способствовала и переработка венчающей его части. Купол был резко понижен, над карнизом портика утвердилась единая горизонталь аттика. Некоторые изменения были внесены в боковые флигеля. Со стороны улицы, на стыке их с главным корпусом, они получили еще один скругленный угол, в котором разместились деревянные лестницы.

В этом варианте все больше наблюдается лаконизация облика здания, проявившаяся в сведении к минимуму скульптурного декора, который остался только на аттике главного портика. В центре аттика предполагалось разместить картуш с рельефом двуглавого орла и короной над ним, а по бокам симметрично восседающие фигуры Минервы и Музы. Казаков привел и композицию, и архитектуру здания, и его декоративное убранство в состояние совершенной гармонии, соответствующей зрелости классического стиля.

Основным выразительным средством становится собственно архитектура, тончайшая игра ее форм и пропорций на основе ордерных построений. Во всех проектных вариантах зодчего применяется золотое правило гармонии — симметричность, — которое актуально и для уличной ограды здания с двумя одинаковыми воротами по бокам, и для портала в центре.

Поисковые проекты отразили не только творческое мышление зодчего, но и поступательное изменение архитектуры от тонкой грации стиля классицизма с отголосками рококо, явно французского происхождения, к строгости и зрелости классики в конце XVIII века.

Актовый зал. Интерьер

Лишь в сентябре 1786 года состоялась закладка основной центральной части здания, на строительство которой, совместно с отделочными работами, ушло еще около семи лет. Проект создавался в расчете на намеченную «Прожектированным планом 1775 года» площадь перед зданием, которая не только повышала его пространственное богатство, но и связывала с Кремлем. Но «План» был отменен в процессе строительства университета в 1786 году.

Внутренне решение отличалось четкой строгостью. Цокольный этаж предназначался для хозяйственных и служебных помещений. На втором этаже главного корпуса размещались столовая и комнаты для проживания студентов, как и в крыльях здания. Основным был третий этаж университета — бельэтаж. Парадную зону главного корпуса составляла его Большая аудитория (Актовый зал) с примыкающими к ней галереями библиотеки (с востока) и музея естественной истории (с запада). По обе стороны от них находились залы для занятий математикой и физикой, а также различными искусствами (рисованием, музыкой, танцем, фехтованием). Во флигеле по Никитской улице весь этаж с двусветной ротондой был отведен под личные апартаменты директора. В противоположном корпусе размещались аудитории тогдашних трех факультетов университета: философского, юридического и медицинского, а в ротонде, аналогичной директорской, — церковь.

На четвертом, антресольном, этаже в главном корпусе и в крыльях были гимнастические классы и жилые комнаты для гимназистов из дворян и разночинцев. Открытие нового здания состоялось 23 августа 1793 года торжественной церемонией в Актовом зале, с произношением многих высоких слов в честь «Храма Минервы». Однако уже в 1812 году здание сгорело. В 1817-1819 годах оно было восстановлено Д. Жилярди уже в формах утонченного ампира с применением дорического ордера. Осталась нетронутой часть заднего дворового фасада с членением стен лопатками. Актовый зал был восстановлен в том виде, как его выстроил Казаков, лишь с добавлением орнаментальной росписи.

Университет, возводившийся в течение 1780-х годов, представлял собой общественное здание нового типа. Включенное в плотную ткань городской застройки, оно было задумано в непосредственной связи с ее ритмом и масштабом и имело конкретные градостроительные функции. Его лаконичная монументальность уже лишилась гиперболичности раннего классицизма: корпус лишь незначительно выше и крупнее по членениям, чем городские дворцы того времени, а строгое единство высоты смягчено пластикой объема. Все это поставило его в ряд лучших произведений Казакова в «новом» классическом стиле.

Схема проезда: Московский университет:

 

Читайте также:
Новая территория МГУ – проект застройки

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

один × три =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>