Марк Рейнберг, архитектор

Марк Рейнберг

Биография: Марк Рейнберг Родился в 1938 году в Ленинграде. В 1961 году окончил архитектурный факультет ЛИСИ, потом работал архитектором в «Ленпроекте». В 1988 году организовал независимое проектное бюро, которое теперь называется «Рейнберг & Шаров. Архитектурная мастерская». Из наиболее известных работ – жилой комплекс «Евросиба» на Петроградской стороне (2002), дом на Манежной площади (2002), торговый комплекс «Опера» у Казанского собора (2005).

Как бы вы описали свою архитектуру?

Марк Рейнберг: Надеюсь, это питерская архитектура в ее современном облике. «Традиция + новация» – вот путь, по которому двигаюсь я и наша мастерская, чтобы в результате здание получилось разумно красивым, уместно расположенным на участке и спокойно взаимодействующим с окружающей средой. Золотое правило «трех П» – польза, прочность, пропорциональность.

Что в проектной работе вы никогда не доверили бы другому, включая самых опытных и проверенных специалистов вашего бюро?

М.Р.: Доверие – это принцип, по которому мы работаем с моим партнером и коллегой Андреем Шаровым, и это позволяет нам вместе и каждому в отдельности свободнее раскрываться творчески. Для меня важнее всего архитектурное внедрение объекта в сложившуюся среду. При этом образную структуру определяют масштаб и ритм объемно-пространственного решения. Место сохраняет традицию, а время призывает к новациям. То есть традиция в современной интерпретации – вопрос не технологий, а духовности. Взаимосвязь между ними можно представить как двуединство «земля – небо». Архитектура существует и развивается подобно лесу: традиция – это земля, а рост деревьев (зданий) к небу – процесс постоянный и естественный.

Каковы ваши «зоны особого внимания» в работе над проектом?

М.Р.: Главное – слушать самого себя и интуитивно находить единственно верный ответ, что же должно вырасти на этом месте – спокойно и свободно. Иными словами, необходимо найти приемлемое композиционное решение здания внутри сложившейся и почитаемой горожанами архитектурной среды Петербурга.

С кем из архитекторов, отечественных или иностранных, вы хотели бы работать? М.Р.: Не знаю, как работать с иностранцами. Вероятно, не смог бы – другая жизнь, другая среда обитания. Но многие вызывают уважение. На этой архитектуре мы учились и учимся. Например, на проектах Араты Исодзаки, Ханса Холляйна, Марио Ботты, с которыми я встречался во время работы над конкурсом на вторую сцену Мариинского театра. А самые мои любимые архитекторы – Палладио и Райт.

Назовите «места архитектурной силы», где вы заряжаетесь от архитектуры.

М.Р.: Слава Богу, это мой Петербург. Он меня вырастил и научил любить архитектуру. А «заряжаюсь» я на севере России, в монастырях – они и есть природный источник искусства. Там выросла вся русская культура, основанная на канонах веры. Это Белозерье, Великий Устюг, псковские земли. Ну и, конечно, Италия, где архитектура так же естественна, как у нас леса и озера. Она – часть итальянской природы.

Основная проблема современной российской архитектуры?

М.Р.: В последнее столетие у нас все зарождающееся гибло. Прервалось природное развитие сознания людей. Необходимо Возрождение. Только тогда мы и решим наши проблемы, сумеем обрести свое лицо и создать новую сферу обитания духа, близкого человеку и природе.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

четыре × один =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>