МакКормик-Трибьюн кампус-центр, Иллинойский технологический институт

МакКормик-Трибьюн кампус-центр, Иллинойский технологический институт

«Согласно статистике, будущий студент и его или ее родители принимают решение о подаче документов в выбранный университет за пять секунд по прибытии. Если судить по этой статистике, то кампус, построенный по проекту Миса ван дер Роэ для Иллинойского технологического института (IIT), окажется в очень невыгодном положении. Этот архитектурный шедевр невидим для современного глаза.

Он окажется незамеченным без объяснений», — написал Рем Колхас в своем эссе 2008 года «Miestakes» (от англ. mistakes — «ошибки»; искажено в соответствии с английским вариантом написания фамилии Mies van der Rohe). И хотя Колхас при строительстве МакКормик-Трибьюн кампус-центра (MTCC) отходит от принципов Миса ван дер Роэ, он не оставляет его полностью позади и отдает дань уважения своему великому предшественнику, переосмысливая его стиль и архитектурные приемы. И при всех визуальных различиях общего у них больше, чем кажется.

Фрагмент фасада кампуса

Фрагмент фасада кампуса

В упомянутом эссе Колхас объяснил свое отношение к урбанистике, архитектуре Миса ван дер Роэ и архитектурному наследию вообще, политике сохранения зданий и прочему.

Согласно его проекту признанный памятник архитектуры работы великого немецкого мастера должен был быть реконструирован и включен в новый проект кампуса. Колхас писал: «Ошибка — считать, что постройки Миса могут существовать автономно, без контекста. Иконография Ле Корбюзье может обойтись без соседей и даже без города в принципе, но Миса невозможно представить без них». Его задачей было вернуть жизнь в город Бронцевилль, южный пригород Чикаго, который постепенно становился заброшенным, и сделать из него точку притяжения студенческой жизни IIT. Необходимо было повторно урбанизировать максимально возможную площадь, используя наименьшее количество построек.

Колхас и его команда из бюро ОМА предложили очевидное и гениальное в своей простоте решение, учитывавшее все потребности жителей города и студентов: одноэтажное, но большое по площади сооружение располагалось прямо под линией надземного метро, а здание Миса ван дер Роэ становилось составной частью проекта.

Портрет Миса ван дер Роэ на фасаде

Портрет Миса ван дер Роэ на фасаде

Однако, несмотря на современность, простоту и практическую логику проекта, за его реализацию пришлось побороться: почитатели творчества Миса ван дер Роэ, журналист Джон Винчи из газеты «Chicago Tribune» и отдельные представители IIT, связанные с проектом, долгое время не хотели признавать необходимость переосмысления архитектуры старого сооружения.

Здание пиццерии 1953 года стало одним из 24 объектов кампуса, построенных согласно генеральному плану Миса ван дер Роэ. «Никто, в особенности в Чикаго, не рассматривает Миса как урбаниста», — писал Колхас. — Мис проектировал не отдельные здания, а бесформенные состояния, которые могли бы проявляться в виде здания в любом месте, и быть (повторно) объединены в бесконечное количество конфигураций». На самом деле это утверждение верно лишь отчасти, потому что Мис проектировал не только здания, но и пространства между ними.

В первой схеме реконструкции, предложенной немецким архитектором в 1939 году, улицы были перекрыты, а вместо них задумывалась центральная площадь с постройками по периметру. Но в итоговом варианте здания оказались свободно расположенными в пространстве между сеткой улиц. Все сооружения поделены на три блока, создающих впечатление открытой, но при этом вполне организованной площади. Явное нежелание считаться с существующей архитектурной средой, которое проявилось в этом проекте, доставляло немало проблем архитектурным критикам, пытающимся и сегодня связать IIT с национальной американской традицией.

МакКормик-Трибьюн кампус-центр

МакКормик-Трибьюн кампус-центр

Позже философы-ситуационисты, в частности Ги Дебор, утверждали неправомерность тотальной планировки, горизонтальной решетки в архитектурном плане ввиду того, что человеческая личность непостоянна. Поэтому важно, что Мис ван дер Роэ балансирует на грани с системой горизонтальной «решетки», по которой построены все американские города. Иллинойский технологический институт — единственный случай подобной оппозиции в творческой биографии Миса ван дер Роэ американского периода.

Колхас попытался уйти от этой элегантной гуманистической эстетики в область функциональной урбанистики, подчинив всю внутреннюю организацию здания удобству человека и его потребностям.

Для него архитектура Миса ван дер Роэ — это пространство, всегда готовое к трансформации и модификации. По мнению Колхаса, стремление сохранить архитектурный объект в неизменном, пусть даже нефункциональном и умирающем, виде — типичный американский подход 1990-х годов. Но ему всегда важно было вдохнуть новую жизнь в здание. Это не вандализм, в котором в газетной заметке упрекает его Джон Винчи, напротив, это попытка переосмысления и возрождения того, что утратило свою жизненную силу и потенциал.

Рем апеллировал к тому, что сам Мис, закончив комплекс кампуса вместе со знаменитым Краун-холлом к 1958 году, еще на протяжении десяти лет перестраивал его, заменяя и улучшая отдельные детали. К тому же он не собирался сносить его или полностью перестраивать архитектуру Миса: Колхас планировал частично сохранить стены и интерьер. Как справедливо тогда в своем эссе заметил Рем, пиццерия, на тот момент занимавшая здание, причиняла ему больший вред, чем могла нанести реконструкция.

Станция чикагского метро, оказавшаяся прямо над кампусом, была заключена в глушащий шум стальной цилиндр, что решало не только транспортную проблему, но и вопрос шумоизоляции. Так станция, прозванная студентами Tube, оказалась важной частью всего кампус-центра как с конструктивной, так и с эстетической точки зрения.

Исследования, проведенные среди студентов IIT, предоставили данные об их главных направлениях перемещения между конференц-залами, лекториями, кафе, книжными магазинами, библиотеками и компьютерными центрами. Результаты учитывались при проектировании внутреннего пространства кампус-центра, чтобы сохранить маршруты для удобства движения 24 часа в сутки под одной крышей.

Интерьер кампус-центра

Интерьер кампус-центра

Там, где Мис стремился к упрощению и уменьшению формы, Колхас усложнял и увеличивал ее: кажется, будто в здании нет ни одного прямого угла, а в плане постройка представляет собой трапецию, все помещения неправильной формы, и даже крыша, вместо того, чтобы быть горизонтальной, скатывается в центр, к «трубе» наземного метро, словно проламываясь под ее тяжестью. За счет этого рождается драматизм пространства: перепады высоты потолка, контрастные сочетания дерева, стали, бетона и пластика, прозрачного или матового стекла, оранжевых панелей и мебели ярких цветов «отражают философию современной жизни города, — как заметил репортер газеты “New York Times”, — ярко, динамично, мобильно и многофункционально».

Возможно, спустя годы и эта эстетика станет неактуальной, и тогда здание, возведенное Колхасом, придется перестраивать или реставрировать. Читая лекцию в Москве в 2007 году, на вопрос о реконструкции своих сооружений Колхас ответил так: «Они настолько сложны в построении, что реставраторам понадобятся специальные документы и мои собственные комментарии. Боюсь, что, когда я умру, этого уже никто не сможет сделать. В этом я вижу большую проблему».

Конечно, были и те, кто остался недоволен итогом работы Рема Колхаса и его урбанистической команды: репортер газеты «Chicago Tribune» писал, что все это сооружение демонстрирует, что философ из Колхаса получился лучше, чем архитектор. Признавая общий успех проекта, он возмущался отдельными недостатками, но отметил, что «критиковать детали — это значит упустить из виду его главные достоинства и не заметить неординарности решения».

Лаконичная стеклянная архитектура середины XX века была совершенно амбивалентна и могла в теории служить любым функциям. Но сегодня важно другое — чтобы было все и сразу: доступ к информации в любых формах медиа, возможность посмотреть кино или перекусить, послушать лекцию или в тишине сосредоточиться на работе, почитать свежую прессу или немного размяться физически и позаниматься спортом. И Колхас сумел учесть перечисленное в одном проекте, проявив индивидуальный стиль и подход к решению проблемы.

Архитектурные и конструктивные особенности:

  • Колхас обыграл модернистскую архитектуру Роэ, использовав простые металлические конструкции и стекло.
  • Покатая крыша кампус-центра наклонена к станции и словно проламывается под ее тяжестью.
  • На одном из фасадов Колхас разместил портрет Миса ван дер Роэ во всю высоту здания в знак уважения к великому архитектору.
  • Станцию, небольшой отрезок железнодорожных путей, Колхас спрятал в звукоизолирующий стальной цилиндр, который стал важной частью архитектурной композиции кампуса.
  • Сегодня многофункциональный кампус-центр является главным местом отдыха студентов IIT — здесь есть кинозалы, лектории, спортивные классы и кафе.
  • Здание кампус-центра расположено прямо под станцией легкого метро.
  • В интерьере Колхас использовал контрастные сочетания дерева, стали, бетона и пластика, прозрачного и матового стекла, оранжевых панелей и мебели ярких цветов.
  • В плане кампус-центр представляет собой трапецию, но внутри здания практически нет прямых углов.
  • Здание кафетерия, построенное Мисом ван дер Роэ, сохранило свой архитектурный облик, и даже интерьер во многом остался прежним.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

20 − 1 =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>