Крыло Сэйнсбери Национальной галереи в Лондоне

Крыло Сэйнсбери Национальной галереи в Лондоне

Эта история началась весной 1984 года. Майским вечером Чарльз, принц Уэльский, должен был наградить Королевской золотой медалью индийского архитектора Чарльза Корреа на ежегодном торжественном ужине Королевского британского института архитектуры во дворце Хэмптон-Корт.

Наследнику престола надлежало произнести поздравительную речь в адрес зодчего, отметить его особые достижения и заслуги, а также сказать несколько слов о своей программе по борьбе с бедностью в Индии. Вместо этого его выступление прозвучало как разгром модернизма в британской архитектуре и, в частности, проектов бюро ABK (Арендс, Бертон и Коралек), выигравшего конкурс на строительство нового крыла Сэйнсбери Национальной галереи в Лондоне.

Фрагмент фасада крыла Сэйнсбери

Фрагмент фасада крыла Сэйнсбери

Принц Чарльз назвал этот проект «чудовищным карбункулом на лице столь элегантного и любимого друга», подразумевая то, насколько радикальные изменения архитектура нового здания внесет в композицию Трафальгарской площади, где находится комплекс Национальной галереи.

Застройка площади складывалась на протяжении нескольких веков: лучшие архитекторы XIX и XX столетий работали над ее ансамблем. И главное здание галереи, возведенное по проекту архитектора Уильяма Уилкинса в 1837–1839 годах, напоминающее своим монументальным портиком и изящным куполом ренессансную церковь или «храм искусств», о создании которого мечтал сам зодчий, служило образцом неоклассической архитектуры и доминантой всей композиции площади.

Это был уникальный случай в наше время, чтобы королевская семья так безапелляционно критиковала архитектурные проекты на государственном уровне, и поэтому — особенно важный. Данный факт означал, что модернизм, триумфально распространившийся по обеим сторонам Атлантики и без оглядки заполнявший собой все свободные пространства, вышел из-под контроля и остановить его можно было только в буквальном смысле королевским указом.

Фрагмент фасада

Фрагмент фасада

Что же представлял из себя этот так и нереализованный проект 1981 года? Прямоугольное в плане сооружение с одним незастроенным углом, то есть разорванное по периметру. «Разрыв» соединял внутренний цилиндрический атриум с переходами на разных уровнях с внешним пространством площади. Сплошное модернистское остекление фасадов в два яруса сочеталось с имитацией сандриков над окнами, геометрический узор которых перекликался с квадратной формой стекол.

И, может быть, такой модернизм в духе Ле Корбюзье был бы даже приемлемым решением в данной ситуации, если бы к 1984 году в проекте не появилось одно дополнение, а именно стеклянная башня, напоминающая уменьшенный небоскреб с Манхеттена, фланкирующая вход во внутренний двор и увенчанная абстрактной композицией из декоративных антенн. И это уже действительно бы разрушило композицию Трафальгарской площади и сердца Лондона.

Крыло Сэйнсбери. Лондонская Национальная галерея

Крыло Сэйнсбери. Лондонская Национальная галерея

В конкурсе 1981 года также принимали участие проекты архитектурных бюро «Ричард Шеппард, Робсон и Партнеры», «Скидмор, Оуингс и Меррилл», «Аруп Ассошиэйтс», Ковела Мэтью Уитли, Рэймонда Спрэтли и Ричарда Роджерса. Все они в той или иной степени отвечали принципам модернистской архитектуры. Проект Роджерса вообще представлял собой некую вышку с тремя отдельными ярусами-платформами и прямоугольный объем галереи, высоко поднятый над землей на металлических опорах, все конструктивные элементы которого оказывались видны прямо с площади.

Это футуристически-промышленное сооружение было бы еще более дерзким и агрессивным вызовом сдержанному британскому вкусу, чем проект-победитель ABK. Роджерс работу своих конкурентов оценил достаточно высоко: «Этот проект представляет собой красивую палитру материалов, перекликающихся с уже существующим зданием галереи, не прибегая к имитации». «Вмешательство принца серьезно повредило репутацию исключительно талантливых архитекторов ABK», — добавил он.

Но отказ от этого проекта значил намного больше, чем просто неудовлетворение выбором данных архитекторов. Он дал понять, что всей модернистской практике в британской архитектуре больше нет места. И нужно сказать, что до слов Чарльза в адрес проекта ABK общественной критики было больше, чем поддержки. Поэтому выбор дальнейшей тенденции в архитектуре в общем и в частности касательно проекта крыла Сэйнсбери оказался очевиден. Оставалось понять, насколько сильно архитектуре придется мимикрировать под сложившийся неоклассический ансамбль площади.

В апреле 1985 года братья Сэйнсбери — Саймон, Джон и Тимати — объявили, что полностью профинансируют строительство нового крыла Национальной галереи (именно поэтому оно названо в их честь). В новом архитектурном конкурсе на проект здания приняли участие Гэрри Кобб, Джереми Диксон, Пьерс Гог, Джеймс Стирлинг, бюро «Колкуон и Миллер» и Роберт Вентури. Именно его проект и был выбран победителем конкурса в январе 1986 года.

Крыло Сэйнсбери. Парадная лестница

Крыло Сэйнсбери. Парадная лестница

Главная особенность проекта, предложенного Вентури, заключалась в том, что его декоративные особенности проработаны с глубочайшим уважением к архитектуре основного здания и той ренессансной живописи, которой надлежало оказаться в залах корпуса. Поверхностный взгляд не заметит особой разницы между архитектурой главного корпуса и крыла Сэйнсбери. Но стоит присмотреться внимательнее, как различия сразу начнут становиться очевидными.

И чем дольше вглядываешься в эту постройку, тем больше их будет, и в итоге все единство покажется обманом зрения. Фасад, выходящий на Трафальгарскую площадь, высотой, материалом и фактурой близок фасаду старого здания галереи, но оказывается лишь ширмой, наложенной на здание (то, что Вентури называл «кров с декорациями на нем» или «декорированным сараем»). Он вдруг начинает изгибаться дугой и неожиданно обрывается, сменяясь другим, остекленным снизу доверху фасадом.

Вход в здание кажется просто вырезанным в стене, притом в случайно выбранном месте. Вместо окон на втором этаже созданы ниши, напоминающие по формату окна, но не являющиеся ими. При этом оформление каждой из ниш уникально, словно на их месте действительно когда-то были окна, которые по необходимости вырезали в разное время, а потом закладывали. Ордер на фасаде вообще выходит из-под контроля: пилястры начинают учащаться, накладываться друг на друга и состыковываться под различными углами. И так по всему периметру здания: где-то ордер, где-то фасад, где-то маленькие черные декоративные колонки с разноцветными сине-красно-желто-зеленым капителями в духе египетских, только в сильно уменьшенном масштабе.

«Одной из проблем при подготовке экспозиции из произведений искусства Ренессанса был тот факт, что некоторые из них были очень большими (те, что предназначались для алтарей в соборах), а некоторые — очень маленькие (к том случае, если они создавались для домашнего использования), — говорит Николас Пенни, директор Национальной галереи. — И архитектор решил эту проблему: он создал такую систему организации пространства, при которой самые большие работы можно увидеть издалека и разглядывать их по мере приближения, переходя из зала в зал, где в более интимной атмосфере размещены работы поменьше. Эта последовательность залов напоминает пространство церкви, в котором человек движется от входа к алтарю, но не имитирует его. Все это близко к контексту, из которого эти шедевры были изъяты».

В январе 1990 года началось строительство крыла Сэйнсбери на месте, где ранее находился универмаг, разрушенный во время Второй мировой войны немецкими бомбами. Уже в июле следующего, 1991-го, года состоялась торжественная церемония открытия нового корпуса при личном присутствии королевы Елизаветы II.

За прошедшие 25 лет крыло Сэйнсбери стало не только неотъемлемой композиционной составляющей Трафальгарской площади, но и приобрело статус музея мирового уровня, потому что именно здесь представлено величайшее собрание живописных шедевров эпохи Ренессанса. И, возможно, крыло Сэйнсбери — это один из главных примеров постмодернизма: тонкий, элегантный и очень интеллектуальный наряду с первым проектом Вентури, домом матери архитектора.

Архитектурные и конструктивные особенности:

  • Здание галереи находится на Трафальгарской площади в самом центре Лондона.
  • Разрабатывая свой проект, Вентури ориентировался на архитектуру главного здания галереи, построенного по проекту архитектора Уильяма Уилкинса в 1837–1839 годах.
  • Новое здание Национальной лондонской галереи могло бы выглядеть совершенно по-другому, если бы принц Чарльз не обрушил свою критику на модернистский проект бюро ABK.
  • На торжественной церемонии открытия нового корпуса присутствовала королева Елизавета II.
  • В новом корпусе сегодня находится коллекция ренессансной живописи.
  • Псевдоклассический фасад является лишь декорацией, скрывающей современную модернистскую архитектуру.
  • Проект строительства нового крыла Национальной галереи был профинансирован братьями Сэйнсбери, владельцами одной из крупнейших британских сетей супермаркетов.
  • На одном из фасадов «спрятаны» маленькие фантазийные черные колонки с разноцветными сине-красно-желтозеленым капителями.
  • По правилам классической архитектуры пилястры не могут наслаиваться друг на друга и быть расположенными друг от друга на произвольном расстоянии.
  • Один из боковых фасадов здания полностью остеклен.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

16 + 18 =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>