Жилой Комплекс “Кристалл Хаус”, Москва

Жилой комплекс Crystal House. Архитектурное бюро «Проект Меганом»

Объект: жилой комплекс “Кристалл Хаус” со встроенными нежилыми помещениями
расположение: Москва, ЦАО, Коробейников пер., вл. 1/2, стр. 6, 15, 17
заказчик, застройщик: компания Rose Group
генеральный проектировщик: архитектурное бюро «Проект Меганом»
архитектура: Ю. Григорян, П. Иванчиков (ГАП), А. Павлова, И. Кулешов,
конструкторы: Михаил Кельман, ООО «ГК-Техстрой»
генподрядчик: «Соляриум Пропертиз Лимитед»
железобетонные конструкции: «Бутик-строй»
работы по натуральному камню: «Метроспецстрой»
работы по кровле и гидроизоляции: «ТемпСтройИзоляция»
стеклянные фасады: Alfreims
алюминиевые витражи: «Стройинжсервис»
деревянные окна: Doleta
автоматика: «Кьютек»
двери: «Рокада-Н»
проектирование: май 2003 – май 2005
строительство: осень 2003 – осень 2005
площадь территории, кв. м: 7500
площадь застройки, кв. м: 5600
общая площадь здания, кв. м: 33 573

Генеральный план

На одном из первых эскизов дом в Коробейниковом переулке – длинное ползучее животное с щупальцами и хищной пастью, не то червь, не то кальмар, не то оба сразу. При всей несхожести рисованного кальмара с тем, что получилось в результате, и при том что новый дом «Меганома» никак нельзя отнести к биоморфной архитектуре, все сюжетообразующие черты будущей постройки в этом хулиганском наброске уже есть. Вытянутая форма, повышение уровня, намек на тройное членение… Идея длинного монументального дома возникла в «Меганоме», как только был обозначен участок будущей застройки. Дом-балка, «пробитый» в двух местах вставными стеклянными объемами, – очередной эксперимент «Меганома» на поле городского формообразования и иллюстрация того, как именно в бюро понимают средовой подход. Длинный монохромный фасад вместо длинной стены – это память о доме и о стене, попытка сохранения границ и парцелляции старого московского района, радикально перестроенного за последнее десятилетие.

Реконструкция территории между Пречистенской набережной и улицей Остоженка, превращение этого живописного конгломерата из городских усадеб и разрушающихся индустриальных построек позапрошлого века в фешенебельный столичный район стали для Москвы своеобразным градостроительным казусом. Остоженка, сегодня провозглашенная заповедником неомодернизма и витриной современной русской архитектуры, проектировалась в условиях подвижной зыбкой среды – под жестким давлением рынка недвижимости, который фактически отменил генеральный план, разработанный для этого района в 1989 году архитектором Александром Скоканом (бюро «Остоженка»). Отдавая себе отчет в этой зыбкости, архитекторы, работающие здесь, стремились следовать историческим границам и исторической морфологии района, а также учитывать новую формирующуюся среду (иными словами, договариваться между собой еще на стадии проектирования).

Кристалл Хаус. Панорама внутреннего двора

Так, знаменитая вилла в Молочном переулке того же «Меганома» наследует традиции небольших особняков, которых на Остоженке было очень много, а полукруглая форма «Молочного дома» учитывает границы крошечного сквера, перед которым он расположен, – здание как будто делает шаг назад, почтительно отступая перед ним. В свою очередь с «Молочным домом» вступают в диалог построенное позже лаконичное здание архитектора Сергея Скуратова в Бутиковском переулке и торцевой стеклянный фасад его «Медного дома», игрой преломлений и отражений отвечающий на стеклянную галерею «Молочного». Пресловутый «дух места», категория, о которой неизбежно заходит речь в случае Остоженки, имеет здесь не только исторический, но и футуристический вектор и переложен на сухой язык модернизма.

Среду архитекторы новой Остоженки трактуют как общий контекст существования здания, который включает в себя и исторический момент, и новое архитектурное окружение, и социальный заказ. Новый жилой комплекс “Кристалл Хаус” в Коробейниковом переулке, состоящий из большого вытянутого дома и трех кубических башен, формами и автономной организацией пространства наследует Бутиковской фабрике. Этот градостроительный концепт в сочетании со стремлением заказчика разместить на име ющемся участке как можно больше жилых квадратных метров вели к явному пере уплотнению архитектурной среды.

Вид на жилой комплекс с Крымского моста.

Чтобы избежать этого, архитекторы дома в Коробейниковом прибегли к элегантному решению: они дематериализовали башни, заключив их в своеобразные кристаллы, подчеркивающие четкую модернистскую форму построек и одновременно разрежающие эту плотность. Башни «одели» в двойную стеклянную кожуру, частично прозрачную, частично матовую. Это чередование подчеркивает графичность симметричных построек, делает их скульптурными, а в ясную погоду создает настоящий спектакль отражений. Кроме того, благодаря остеклению больше света попадает на вторую линию – в квартиры основного дома.

Остекление башен поддержано стеклянным стилобатом. Его внешняя часть отдана под коммерческие площади. Здесь применено то же чередование матового и прозрачного стекла, причем не ради приема: оно имеет вполне прозаическую функцию. Молочно-белое стекло, пропуская свет в общественные пространства, защищает от посторонних взглядов закрытый двор-атриум, предназначенный исключительно для жильцов комплекса. Прозрачный первый этаж, в котором разместятся офисы, маленькие магазины, бытовой центр и супермаркет, играет важную концептуальную роль. Пронизанный солнцем, а вечером освещенный электрическим светом, он делает дом как бы парящим в воздухе, плывущим по переулку. Что также работает на облегчение массивного каменного объема. Кроме того, архитекторы решили дополнительно поддержать дематериализованные башни и прозрачный цоколь: фасад основного дома «порвали» двумя вставными кристаллами сложной формы.

Именно из желания визуально разбить монотонный каменный объем родилась идея одной из самых амбициозных построек в городе – автономного частного дома, вставленного в многоквартирное здание. Четырехэтажный дом с отдельным входом, собственным лифтом и гаражом, с бассейном на крыше получил название «Ля Вилла». Искривленный фонарь, за которым он скрывается, имеет свою реплику в восточной части фасада – здесь похожей сложной конструкцией отмечена двухуровневая квартира на пятом и шестом этажах. Дом как бы вступает в диалог с самим с собой и не ограничивается одним собеседником. Построенный из светлого юрского камня, Кристалл Хаус, имеющий на вооружении впечатляющую стеклянную интригу, он явно апеллирует и к «Молочному дому» с его каменными фасадами и дематериализацией первого этажа, и к обоим домам по проекту Сергея Скуратова, в которых простота формы восполняется точно найденными пропорциями и виртуозной работой с современными конструкциями и материалами.

Жилой комплекс Crystal House. Кристалл Хаус. Архитектурное бюро «Проект Меганом»

“Кристалл Хаус” (Crystal House) становится достойным завершающим акцентом в этой градостроительной композиции – благодаря тонкому сочетанию пуризма и эффектности. Недаром уже не раз за прошедший год прозвучало сравнение Crystal House с голландским посольством Рема Колхаса в Берлине. Это каменный куб на набережной реки Шпрее, по диагонали разрезанный остекленной галереей, с выходящим на реку стеклянным кабинетом посла, на манер малярной люльки прилепленным к зданию. И дело здесь не в форме, не в расположении, не в играх с чередованием глухих и прозрачных плоскостей. У «Меганома» получился похожий по духу, сдержанный, чисто европейский аттракцион, смысл которого раскрывается не сразу, настоящую ценность которого можно в полной мере оценить, только получив полное представление об его архитектурном сценарии.

Схема проезда: Жилой Комплекс “Кристалл Хаус”:

Читайте также:
Стеклянная архитектура – типы конструкций, материалы, стеклопакеты

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

5 × один =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>