Концертный зал в Копенгагене (по проекту Жана Нувеля)

Концертный зал в Копенгагене

Проектирование концертного зала в Копенгагене стало для Нувеля продолжением работы над очень любимой и хорошо знакомой типологией. При этом в проекте сразу просматривалось несколько принципиальных отличий от его успешных предшественников. Если прошлые общественные объекты — музеи и концертные залы — французский архитектор ставил в плотной и сложившейся исторической среде, вступая в весьма смелые диалоги на контрастах, как в Мадриде или Люцерне, то для датского проекта предстояло придумать что-то сообразное исключительно новому окружению, поскольку во время работы вокруг выделенного участка еще почти ничего не было построено. Дело в том, концертный зал в Копенгагене строился в районе Эрестад, который в начале 2000-х годов сам еще только строился.

Генеральный план штаб-квартиры крупной общественной медиагруппы DR в 1999 году был разработан национальным бюро Вильгельма Лауритцена, по проекту которого был возведен и первый корпус административных помещений компании. Позднее были завершены еще два корпуса с многочисленными редакционными студиями и офисами. А выбор архитектурного бюро для проектирования концертного комплекса проводился на основе международного конкурса. Архитектурное бюро Жана Нувеля выиграло в этом соревновании. В начале работы французский архитектор ощущал себя зодчим раннего Средневековья, которому предстоит замыслить городской собор, еще не представляя характера возможного окружения. С 2002 по 2004 год велось собственно проектирование, а строительство небанального объекта завершилось в январе 2009 года.

Форма внешнего объема 45-метрового концертного зала в Копенгагене предельно лаконична — это большая призма, внутренняя структура металлического каркаса которой смутно угадывается сквозь фасад, обтянутый своеобразным пологом — полупрозрачной синей тканью. Днем очертания фойе и сценической коробки почти не читаются, а вот с наступлением темноты оболочка концертного зала превращается в сказочный светящийся занавес, через который просматривается начинка здания. Но самое интересное открывается зрителю, когда включается функция цветных проекций и фасады становятся гигантскими экранами, показывающими музыкальные клипы, красивые пейзажи или фрагменты кинофильмов. Сам Нувель определяет свое творение как некий гигантский «волшебный фонарь», который раскрывает свет истинного искусства в пространстве архитектуры нового района Копенгагена.

Для полноценного восприятия эффектов «волшебного фонаря» всегда нужна дистанция, некоторое удаление от объекта. В случае с объемом концертного зала необходимые визуальные дистанции создают два главных фактора. Во-первых, синий куб поставлен у кромки воды, многократными отражениями усиливающей впечатление от самого объема и от «волшебных узоров» световых проекций. Во-вторых, рядом проходит линия легкой железной дороги, и рельсовое полотно как в уровне земли, так и на поднятом над водой виадуке, красиво огибающем один из углов здания, создают необходимый пространственный образ.

Простая геометрическая фигура — параллелепипед концертного зала в Эрестаде, имеет сложную внутреннюю структуру и вмещает в себя четыре специальные студии, различные по функции и оформлению. Мастер показывает и сложные пластические решения, и чисто ассоциативные образы с однозначными формами, в равной степени работающие на достижение максимально яркого художественного результата.

Интерьерные решения Нувеля неоднозначны, но оригинальны. Фойе в его представлении должно выглядеть как аналог внешней площади перед зданием. Переход извне во внутрь одновременно и приглашает, манит заглянуть за занавес и продолжает характер внешнего пространства.

Концертный зал в Копенгагене. Интерьеры концертного комплекса

Отсюда использование необработанного бетона в отделке внутренних стен, что более логично ожидать во внешней облицовке зданий. В сочетании с использованием наслоений фанерных листов, аппликаций из пластика и контрастами между отделкой каждой из студий действительно создается эффект некоторой общественной площади, окруженной различными ярусами «зданий» — залов, собранных вокруг единого пространства фойе.

Главный концертный зал — студия № 1 — придуман как отдельный объем со сложной конфигурацией, что создает впечатление гигантской скульптурной композиции, собранной из нависающих друг над другом листов фанеры, моделирующих единую форму с учетом требований акустики. Для улучшения акустических свойств Нувель также использует внутри зала специальные деревянные и пластиковые панели, масса которых на один квадратный метр стены достигает как минимум 100 килограммов. Получается во всех смыслах складчатая поверхность типа «слоновья кожа». Ломаные и наклонные плоскости цвета охры в сочетании с красным, терракотовым и отдельными вкраплениями коричневого разбросаны нерегулярно по всему пространству  отделки концертного амфитеатра на 1800 мест. Особую цельность восприятия гарантирует круговое расположение зрителей, когда сцена находится в центре, а не прижата к одной из стен. Основное назначение студии № 1 — служить домашней сценой для Датского национального симфонического оркестра.

Второй зал на 500 зрителей в плане представляет собой ромб, его облицованные фанерой стены украшены портретами известных датских или связанных с Данией музыкантов — дирижеров, композиторов и исполнителей. Светильники этого зала формируют определенную нерегулярность пространства, так как специально подвешены с иллюзией произвольного выбора места для каждого. И если темно-красный колорит главного зала отсылает нас к цветовой гамме исторических музыкальных театров Европы, то интерьер второго зала подчеркнуто светел и современен.

Третий, камерный по масштабам, зал предназначен для исполнения преимущественно фортепианной музыки, поэтому в его оформлении легко угадываются ассоциации с черно-белой клавиатурой рояля. Впечатление камерности и даже интимности усиливает характер точечных светильников, возникающих в темном пространстве подобно звездам в глубине небосвода. Нувель отказывается от единой горизонтальной плоскости для распределения света по залу и развешивает на тонких тросах и на разной высоте панели с единичными светильниками. Соседняя, четвертая, студия (обе — на 200 человек со свободным расположением кресел), напротив, отделана в ярко-красной гамме. Именно в этом зале Нувель многократно обыгрывает ритм прямоугольных членений в интерьере, перекликающийся с внешним обликом всего здания. Как оппозиция синему гиганту выделены красные прямоугольники разного масштаба: и в подвесных потолках, и в регулярной развеске светильников, и в разных по фактуре деталях облицовки стен, и в рисунке напольного покрытия. По функции это пространство универсально, и здесь должно быть комфортно слушать и хоровое исполнение, и концептуальный инструментальный авангард, и прочие направления многообразной палитры современной музыки.

Концертный зал в Копенгагене — это очередной сложный трюк, который Нувель показывает миру средствами современной архитектуры. В нем кажущаяся простота и многослойная сложность «упакованы» в единый художественный образ. При первом взгляде на его архитектуру все кажется предельно понятным и очевидным. Но почему-то мы продолжаем вглядываться в эти якобы простые формы, и чем больше рассматриваем, тем сильнее проникаемся многими смыслами и затеями, которые архитектор вложил в свое творение. Излюбленный тезис французского мэтра: «Я предпочитаю кино, которое заставляет забыть о кинокамере, и архитектуру, которая заставляет забыть о строительных технологиях». И это оправданно, ведь уровень современных технологий позволяет Нувелю в каждой работе сосредоточиться на создании нового сногсшибательного эффекта, пространственного трюка для посвященных и для любого заинтересованного наблюдателя.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

17 + одиннадцать =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>