Комплекс зданий Федерального арбитажного суда Московского округа

К улице Селезневской выдвинут трехэтажный корпус, в котором сосредоточены залы заседаний.

Объект: комплекс зданий Федерального арбитажного суда Московского округа
расположение: Москва, ЦАО, ул. Селезневская, вл. 9
заказчик, застройщик: ОАО «Москапстрой»
архитектура: ТПО «Резерв».
Архитекторы: В. Плоткин – руководитель авторского коллектива, Н. Ромишевская – ГАП,
И. Лелякина, М. Ильевская, И. Тюрин, А. Травкин
конструкторы: В. Андреев, А. Набатников. А. Мамаев – ГИП. Инженеры: И. Смирнова,
Г. Попова (ОВ), Б. Недбайло, В. Светлаков (ВК), Б. Иванов (ЭОМ), А. Мусатов (СС), Г. Кочанова (ВП), В. Закубанская, Н. Королева (сметы)
интерьеры: «Дисконт проект»
генеральный подрядчик: Главмосстрой
монтаж кровли: ТехноНИКОЛЬ (Россия)
изготовление и монтаж ламелей: Росмонтажспецстрой
изготовление и монтаж светопрозрачных конструкций: Русалюмстрой (Россия)
проектирование: 2004–2005 гг.
строительство: 2005–2006 гг.
площадь территории, га: 0,9 593
площадь застройки, кв. м: 4 826
общая площадь здания, кв. м: 24 426

При первом взгляде на новое здание Федерального арбитражного суда аллюзия на идею чистоты очевидна. С дохристианских времен чистоту символизирует белый цвет. А суд на Селезневской улице стопроцентно белый. Настолько, что при ярком солнце здание напоминает макет из белоснежного картона или гипса. Концептуальный замысел не единственная причина выбора цвета.

Тяжесть и легкость, ортогональность и криволинейность, вертикали и горизонтали. На антагонизме двух корпусов строится композиция

Во-первых, в 2003 году, на момент проектирования, мастерская «Резерв» переживала свой «белый период» и делала целую серию белых объектов. Во-вторых, этот цвет был выбран как нейтральный, никак не коррелирующий с пестрым окружением. Он должен был облегчить интеграцию новой архитектуры в историческую застройку Селезневки. В-третьих, белый цвет был продиктован объемным решением здания. Сложная форма не предполагала введения цвета. Это бы перегрузило объект.

При активной работе с объемами и выверенном ритме членения фасадных плоскостей с большим процентом остекления каждый новый введенный оттенок мог нарушить целостность здания. Только в одном элементе архитекторы пошли на использование небелого материала – цоколь одного из корпусов облицован темно-серым гранитом, который на контрасте с ослепительно-белыми стенами и вертикальными ламелями работает лучше камуфляжа, дематериализуя первый этаж. Кажется, что изогнутый фасад просто парит над землей. Этот корпус, придвинутый вплотную к тротуару вдоль Селезневской улицы, можно условно назвать «общественным». В нем сосредоточены залы заседаний, приемные и другие помещения, открытые для доступа простых граждан, если не личного, то, по крайней мере, визуального. Прохожие, бегущие по Селезневке к станции метро, свободно могут любоваться двусветным пространством холла с белой витой лестницей, находящимися «на переднем рубеже» оплота правосудия.

Мощный скругленный угол корпуса 2, словно нос корабля, рассекает многолюдье Селезневки

Концепция проектировщиков, подразумевающая прозрачность процесса правосудия, выражается в практически сплошном остеклении двух этажей корпуса. Стеклянные фасады прикрыты вертикальными металлическими ламелями, способными дозировать как поступление солнечного света, так и доступность судебных будней для стороннего наблюдателя. Изначально архитекторы предполагали сделать ламели поворачивающимися. Но из-за бюджетных ограничений от этой идеи пришлось отказаться. Сконструированные и изготовленные по специальному проекту вертикальные алюминиевые плоскости закреплены на фасаде стационарно. Тем не менее даже в неподвижном состоянии они играют значительную роль в архитектурном решении основного фасада, подчеркивая пластичность изогнутой стены. Такая нестандартная конфигурация и небольшая высота корпуса объясняется требованиями ландшафтно-визуального анализа и необходимостью сохранить видовые точки со стороны Долгоруковской улицы на расположенный по соседству памятник архитектуры – здание пожарной охраны.

Ограничения по высоте были настолько жесткими, что архитекторам пришлось отказаться в этой части здания даже от технического этажа. Выходы на кровлю и вентиляционные камеры разместили в толще перекрытий верхнего, третьего, этажа, а разводки отопления и канализации – в подвальной части корпуса. За «общественным» блоком возвышается громада основного здания, добирающая необходимые для работы арбитражного суда площади за счет большой кубатуры. В административном корпусе сосредоточены рабочие кабинеты сотрудников, архивы и прочие службы. Есть и несколько «функционально-планировочных отступлений» от жесткой коридорно-кабинетной системы, вписанной в четкий периметр: залы внутренних заседаний, столовая, фитнес-центр выделены в объемном решении здания. Скошенный под углом двухэтажный выступ, вмещающий фойе перед конференцзалами, нависает над двумя длинными заглубленными лоджиями. А тренажерные залы вообще вынесены в отдельную одноэтажную пристройку. Но основной объемный элемент, украшающий административный корпус, – двенадцатиметровый козырек не имеет функционального назначения.

Скругленный угол корпуса 2 скрывает в себе удивительно красивый и светлый зал с витой лестницей, ведущей к залам заседаний

Первоначально в нем должны были располагаться воздухозаборники системы вентиляции, но потом оборудование разместили в другом месте, а консольный вынос козырька по конструктивным соображениям уменьшился на 6 м. Теперь огромная, высотой с целый этаж конструкция из перекрестных металлических ферм отмечает на фасаде главный вход в здание и наталкивает зрителей на самые разные ассоциации. Это и символ «десницы правосудия». И рука Фемиды, держащая весы (а композиция из двух корпусов олицетворяет их чаши). Сами архитекторы считают козырек необходимым композиционным элементом, уравновешивающим объемное решение комплекса. Два корпуса образуют достаточно контрастную пару, демонстрируя вариабельность архитектурных приемов, отвечающих авторской концепции.

Низкое и высокое, легкое и тяжелое, криволинейное и ортогональное, глухое и прозрачное соединены в композицию, основанную на общих стилистике, цвете и ритме фасадных членений. Горизонтальные пояса отсчитывают этажи. Вертикальные элементы отмечают шаг колонн. Минимум эмоций, максимум «рацио» – это основополагающая характеристика объектов от «Резерва». Любая философская идея вписывается в эту систему координат, жесткую матрицу, которая диктует все решения в проекте. Еще один общий мотив для всего комплекса – большие плоскости остекления и витражей, занимающие почти 70 % фасадной поверхности. Словно за белой оболочкой идет еще одна параллельная плоскость стеклянного фасада, ведущего активный диалог с окружающим пространством и в пику бесцветной концептуальности вплавляющего в колористику здания голубые, терракотовые, охристые и зеленые пятна отражений. Стеклянные же переходы соединяют административный и общественный корпуса, позволяя сотрудникам свободно перемещаться между открытой и «закрытой» частью комплекса, не выходя на улицу. Эти мосты, поднятые на высоту второго этажа, чтобы оставить проезд во двор для пожарных машин, подвешены к мощным стальным балкам, переброшенным между наружными стенами корпусов.

Два уровня перекрытий висят на нескольких металлических тягах. За счет такой оригинальной системы опоры толщина каждого перекрытия минимизирована, что позволило сохранить горизонтальный ритм фасадов на переходе от одного объема к другому. Первоначально внутренний двор между двумя частями комплекса планировали сделать общедоступной зоной отдыха, мини-сквером для жителей окрестных домов, а забором огородить только административный корпус. В проекте также предполагалось, что большая столовая, фитнес и салон красоты будут открыты не только для сотрудников, но и для простых граждан. Все эти службы имеют отдельные выходы на улицу и могут отделяться от судебных помещений блокирующимися дверями.

Но эта идея, как оказалось, противоречит правилам безопасности, принятым для судебных зданий. Поэтому скамейки расставлены, деревья в горшках скоро появятся, но двор будет использоваться как рекреационная зона для ограниченного круга госслужащих. Список воплощенных задумок значительно превосходит количество идей, так и оставшихся на бумаге, что можно расценивать как редкую удачу для авторского коллектива, предложившего радикальную, если не сказать революционную трактовку нового здания арбитражного суда. Результат их усилий демонстрирует небывалый для государственных учреждений уровень «прозрачности», «открытости» и «авангардности». Возможно, перед нами тот редкий случай, когда сознание в виде архитектурной концепции смогло воздействовать на бытие и изменить устоявшиеся стереотипы.

Схема проезда: здание Федерального арбитажного суда Московского округа:

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

семнадцать − 14 =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>