Клуб девелоперов или площадка для обсуждения проблем девелоперского рынка

Клуб девелоперов. Александр Якоби (ArchitectureStudio), Мартин Робен, Невен Сидор, Якоб Ван Риз и Крис Уилкинсон

В отеле The RitzCarlton Moscow состоялось первое заседание Building Club – делового клуба для владельцев и директоров девелоперских компаний России. Клуб девелоперов задуман как элитарная площадка для обсуждения актуальных проблем девелоперского рынка. Генеральным партнером мероприятий клуба выступает корпорация «Главстрой».

Клуб девелоперов (Building Club) – место общения ведущих отечественных девелоперов с зарубежными коллегами, а также известными архитекторами, конструкторами и консультантами. Каждое заседание включает в себя мастер-классы мировых звезд, представляющих свои последние проекты и реализации, а также «круглый стол», где приглашенные спикеры и члены клуба на равных обсуждают наиболее актуальные проблемы мирового и отечественного архитектурно-строительного рынка. При этом организаторы сознательно решили проводить заседания в формате закрытого мероприятия, каждое из которых будет доступно только членам клуба.

Это решение обусловило приглашение исключительно ведущего топ-менеджмента и первых лиц отечественных компаний. Так, в числе участников первого заседания Building Club были Майкл Голомб (ПромСвязьНедвижимость), Иван Ситников (РосЕвроДевелопмент), Максим Сотников (КомСтрин), Артур Маркарян (Главстрой), Олег Пронин (Пересвет-Инвест), представители многих других крупнейших девелоперских компаний. Серия мастер-классов ведущих мировых архитекторов, а также перспективных проектировщиков со всего мира выделена в отдельный проект, получивший символичное название ARX Connection.

Мартин Робен

Дело в том, что приезжающие по приглашению Building Club архитекторы не просто рассказывают о своих проектах, но находят новых заказчиков в России. Для девелоперов мастер-классы становятся возможностью изучить в режиме онлайн портфолио ведущих мировых зодчих и выбрать наиболее подходящую под имеющиеся задачи манеру проектирования. Кстати, многие российские потенциальные заказчики уже наладили тесное взаимодействие с зарубежными архитекторами, которые посетили Москву по приглашению Building MG в 2005–2007 годах. Среди таких успешных команд, в частности, тандем Mirax Group и Кионори Кикутаке, легендарного японского архитектора, одного из основателей теории метаболизма в архитектуре.

По предложению Сергея Полонского Кикутаке сделал несколько проектов для Москвы, в частности 70-этажный небоскреб на Кутузовском проспекте. 16 октября перед российскими девелоперами выступили Невен Сидор (Neven Sidor) из бюро Grimshaw, руководитель английской фирмы Wilkinson Eyre Architects Крис Уилкинсон, основатель модного голландского бюро MVRDV Якоб ван Риз и директор французской Architecture-Studio Мартин Робен (Martin Robain). Каждый из архитекторов представил наиболее свежие и интересные проекты своих бюро – как реализованные, так и те, что в данный момент проходят стадию утверждения заказчиком. Каждый спикер учел интересы собравшейся аудитории и представил свои постройки именно как удачно реализованные девелоперские проекты, подробно остановившись на вопросах взаимодействия с заказчиком и факторе влияния клиента на конечный архитектурный результат. Тему выступлений проектировщиков можно условно обозначить как «национальные особенности девелопмента»: так, в Голландии заказчик, как правило, полностью доверяет вкусу архитектора, делая ставку на нестандартные проектировочные решения, а во Франции и в Англии девелопер исходит прежде всего из экономической целесообразности проекта. 

Невен Сидор потряс аудиторию рассказом о том, как Grimshaw в течение 10 лет разрабатывали проект строительства в лондонском Сити небоскреба Minerva Building. История этого объекта – наглядный пример того, на какие жертвы может пойти девелопер, заинтересованный в быстрой отдаче от проекта. Участок, отведенный под строительство многофункционального комплекса, расположен в исторической части Лондона, охраняемой ЮНЕСКО. Здесь очень жестко регламентируется высота новых построек, их силуэт и даже композиционное решение. Собственно, искусство архитекторов заключалось в том, чтобы найти золотую середину между жесточайшими градостроительными нормами и естественным желанием заказчика выжать из участка максимум квадратных метров. Невен Сидор поэтично сравнил эту ситуацию с перераспределением горных пород, когда тонны льда (читай: давление девелопера) выталкивают ценные породы (читай: объем здания) все выше и выше. В итоге здание обрело треугольную в плане форму и максимально возможную в данном месте Лондона высоту.

Невен СидорЗаказчик утвердил этот проект, но после дополнительных расчетов и исследований осознал, что строительство высотного здания неминуемо затянется на несколько лет, а это отсрочит желаемую прибыль. И предельно рациональные чопорные англичане поступили в этой ситуации так, как, наверно, не поступил бы ни один российский инвестор: они заказали архитекторам новый проект – лаконичного 14-этажного объема, который можно построить в предельно сжатые сроки. В результате вместо эффектного силуэта Minerva Building в лондонском Сити строится многофункциональный комплекс с неброской внешностью. Максимально просто решенные полностью остекленные фасады воспринимаются, скорее, как нейтральный фон для соседних архитектурных памятников. Но с коммерческой точки зрения здание оказалось чрезвычайно эффективным – в первую очередь, благодаря рациональным планировкам офисных помещений, а также открытым нижним уровням, ставшим частью городского пространства.

«Grimshaw смогли пойти на кардинальную переделку своего проекта, – прокомментировал доклад своего коллеги Крис Уилкинсон, – и я считаю, что это единственно верное решение в данной ситуации. Архитектор обязан говорить с заказчиком на его языке». Более категорично высказался Мартин Робен: «Порой девелоперу невозможно объяснить, почему архитектор считает свое не совсем рациональное с коммерческой точки зрения решение правильным. Это как объяснять дальтонику разницу между цветами радуги. Конечно, идти на уступки нужно, но в разумных пределах, чтобы построенный в итоге объект был и красив, и коммерчески прибылен, и полезен своему окружению». Нужно отметить, что это вообще один из базовых принципов работы современных европейских архитектурных бюро: любое строительство в мегаполисе обязано быть полезным городу. В частности, и Grimshaw, и Wilkinson Eyre Architects представили в Москве объекты, нижние этажи которых превращены в эдакие плазы: сквозь здания можно пройти насквозь или посетить один из многочисленных магазинов и ресторанов.

Крис УилкинсонФактически, границы между зданием и городом на уровне первых нескольких уровней если не стерты, то сделаны нарочито условными. Конечно, российский девелопер эти пространства стремился бы нашпиговать «под завязку» коммерческими функциями: бутики, рестораны, банкоматы, пункты обмены валют – этот список хорошо известен не только аналитику рынка недвижимости, но любому жителю мегаполиса. И западные архитекторы необходимость всех этих заведений не отрицают, однако стремятся разнообразить «набор джентльмена» – например, эффектно решенным зимним садом, скульптурами, фонтаном. Подобные знаковые объекты служат дополнительным источником притяжения публики, в чем заказчики и Grimshaw, и Wilkinson Eyre Architects могли уже не раз удостовериться на собственном опыте. Особый интерес российских девелоперов также вызвал рассказ Невена Сидора о лифтовой стратегии Grimshaw – бюро, прославившегося своими сложными инженерными и конструктивными решениями. Не секрет, что в России лифты до сих пор считаются лишь инженерным оборудованием, обеспечивающим необходимый уровень комфорта.

Невен Сидор с таким подходом категорически не согласен: сравнивая лифтовую группу с «кинетической скульптурой», он считает, что она может и должна стать визитной карточкой объекта наравне с архитектурой и интерьерами. Grimshaw, например, отдают предпочтение панорамным лифтам и охотно обыгрывают их открытость: например, красят кабины в разные цвета. Желтые и красные капсулы, стремительно перемещающиеся между этажами, завораживают своим изяществом и мощью. Поразило аудиторию и сообщение о том, что в Великобритании высотное здание признается неэффективным, если рядовому арендатору приходится ждать лифта дольше 30 секунд. Прямо скажем, российским арендаторам такие скорости и не снились!

Нетерпеливость заказчиков заставляет английских архитекторов уделять проектированию лифтов самое пристальное внимание, причем во имя обеспечения наиболее высокой пропускной способности в каждом здании обычно закладывается несколько типов подъемников. В качестве примера Невен Сидор привел проект небоскреба в Дубаи, где используются и эскалаторы, и обычные лифты, и лифты системы Twin, позволяющие перемещаться по одной шахте двум независимым кабинам, а также системы Double Deck, когда две кабины едут вплотную друг к другу. Подобная стратегия позволяет комфортно решить проблему транспортировки практически любого количества людей с любого этажа. Невен Сидор особо подчеркнул: здание, обеспеченное лифтовыми «экспрессами», может быть сдано в аренду по более высокой ставке.

Голландец Якоб ван Риз сделал основной упор на нестандартность архитектурных решений. По его мнению, это ключ к успеху девелоперского проекта. В качестве конкретных примеров он привел проекты MVRDV в Амстердаме и Мадриде. В столице Испании бюро построило жилой комплекс Mirador, сложенный из блоков разного цвета, как из кубиков конструктора «Лего». А в Амстердаме в конце прошлого года в эксплуатацию был сдан жилой комплекс Parkrand, состоящий из пяти башен, на которые положены горизонтальные «балки» шириной в два этажа. Здание напоминает гигантскую раму, а соседний парк становится живописным полотном, в нее заключенным. «Людям хочется жить в красивых необычных домах, и они готовы платить за это деньги!» – уверен Якоб Ван Риз.

Ему вторил Мартин Робен: «Любое здание должно быть социально ответственным, то есть задавать новые стандарты работы и жизни, постоянно повышать планку качества каждодневного бытия». И хотя смелые, порой даже радикальные, проекты MVRDV и Architecture-Studio нередко вызывали у аудитории ропот недоумения, именно этих архитекторов в перерывах между сессиями Building Club девелоперы особенно охотно знакомили с параметрами своих участков и пожеланиями к архитектуре. Якоб ван Риз прямо в фойе отеля The Ritz-Carlton Moscow начал делать первые эскизы жилого комплекса для Москвы. И, наверно, это лучшее доказательство актуальности идеи девелоперского клуба. Российские застройщики и западные архитекторы давно готовы к сотрудничеству, для успешного старта им был нужен лишь повод, и клуб девелоперов Building Club такой повод им дал.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

двенадцать − шесть =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>