Кисё Курокава – биография и творчество

Кисё Курокава - биография и творчество

Японского архитектора Кисё Курокаву многое связывало с Россией. Он был поклонником архитектуры русского авангарда, в юности влюбился в русскую девушку и хотел даже остаться в России навсегда. Спустя много лет, выиграв международный конкурс 2006 года на проект стадиона футбольного клуба «Зенит» в Санкт- Петербурге, мастер планировал надолго вернуться в Россию, чтобы лично следить за строительством. Однако судьба распорядилась иначе.

Курокава никогда не выглядел на свой возраст и даже в 70 лет оставался в прекрасной физической форме. Он работал без устали, получая заказы в разных странах мира, участвовал в профессиональных конкурсах и читал многочисленные лекции в Японии и за рубежом. Как ему это удавалось? Этот вопрос интересовал журналистов и коллег мастера ничуть не меньше, чем постулаты его знаменитой философии.

Сам архитектор рассказывал, что спит не больше трех часов в сутки, с раннего утра начинает работу в мастерской, заканчивая ближе к одиннадцати, потом до двух часов ночи пишет статьи — и так каждый день. Чтобы выдерживать такой график, он занимался спортом и всегда строил грандиозные планы на будущее.

Павильон «Тошиба IHI» на Экспо-70. Осака, Япония

Павильон «Тошиба IHI» на Экспо-70. Осака, Япония

Знаменитый архитектор родился в 1934 году в японской префектуре Аити. Он изучал зодчество в университетах Киото и Токио. Университет Киото окончил в 1957 году со степенью бакалавра, а в Токио учился под руководством великого Кэндзо Тангэ. Отец Кисё Курокавы тоже был архитектором, но возможность воспользоваться именем родителя молодой Курокава использовал только один раз в жизни, когда в 1962 году регистрировал свое архитектурное бюро.

“Метаболизм” Курокавы

Кисё Курокава вместе с единомышленниками, среди которых были К. Кикутакэ, Ф. Маки, М. Отака, образовал группу, положив начало новому архитектурному направлению — метаболизму. В 1960 году группа впервые выступила на Международном конгрессе дизайна в Токио с манифестом «Метаболизм 1960 — предложения нового урбанизма». Ее члены проводили аналогию между живым организмом и городом, который тоже способен расти и меняться. По их мнению, архитектура, подобно биологическим структурам, не должна быть статичной: так как с течением времени многие ее элементы изнашиваются и приходят в негодность, их необходимо заменять на новые. Метаболистов интересовало не обособленное, замкнутое в себе здание, а групповая форма, служащая структурным каркасом. Такой форме не может повредить уменьшение, увеличение или изменение заполняющих ее элементов. Закрытым и завершенным системам метаболисты противопоставляли открытые и готовые к дальнейшему росту.

Летний дом Кисё Курокавы. Каруидзава, Япония. Макет

Летний дом Кисё Курокавы. Каруидзава, Япония. Макет

Метаболический подход к архитектуре, с одной стороны, футуристичен, так как постулирует создание среды, которая может адаптироваться ко всем изменениям в жизни людей. С другой стороны, метаболизм — это обращение к истокам и традициям японской культуры, в которой сформировалась концепция дома как принципиально временного объекта. Как правило, быстро воздвигаемый, он мог столь же быстро разрушиться (или быть разобранным).

То же можно сказать и о повседневных вещах, ведь лишь немногие из них изготовлялись с расчетом на прочность и долговечность: изношенные соломенные сандалии заменялись новыми на каждом этапе путешествия; платья состояли из отдельных кусков материи, скрепленных так, чтобы их можно было без труда распороть для стирки; татами на полу заменялись каждую осень и т. д. Архитектурные сооружения, которые также возводились без расчета на длительное существование, строились из легко- и быстрозаменяемых стандартных элементов. Таким образом, постоянное обновление стало залогом устойчивости культуры Японии.

Первые проектные эксперименты метаболистов были посвящены городу будущего и отражали общемировую тенденцию футурологических поисков тех лет. Кисё Курокава, создав в начале 1960-х проекты городастены и города-спирали, исследовал в них возможности трехмерного развития городских инфраструктур.

Главный офис банка Фукуоки. Япония

Главный офис банка Фукуоки. Япония

Главный проект архитектора, в котором воплощены идеи метаболизма, — капсульная гостиница «Накагин», строительство которой завершилось в 1972 году. Здание состоит из двух бетонных башен с закрепленными на них 144 стальными модулями-капсулами. Каждая капсула представляет собой компактную квартиру для одного человека, где есть кровать, маленький встроенный письменный стол, шкаф и небольшая душевая кабина.

Капсульная башня Nakagin в Токио

Развитие идей капсульной архитектуры можно увидеть на примере офисной башни компании «Сони» в Осаке. Десятиэтажное здание соединило в себе стабильную основу и капсульную структуру. Капсулы здесь такого же размера, как и у гостиницы «Накагин», но изготовлены из нержавеющей стали. На фасаде присутствуют стальные панели, стекло, мрамор и медные пластины. В башне «Сони» реализовался основной принцип метаболизма. Кстати, в начале 1990-х годов все капсулы в ней были заменены. Здание отмечено многими профессиональными наградами, став примером устойчивой архитектуры.

Приверженность идеям капсульной архитектуры Курокава показал, проектируя собственное жилище. Летний дом архитектора, построенный в японском поселке Каруидзава в 1974 году, назван автором «Капсульный дом К». Он представляет собой миниатюрную бетонную башню, к которой подвешены четыре стальные капсулы. В них размещены две спальни, кухня и чайная комната. Связывает эти комнаты гостиная в центре бетонной башни.

Здание администрации префектуры Окинава. Япония

Здание администрации префектуры Окинава. Япония

Капсульный дом отличает предельно лаконичный внешний вид и чрезвычайно уютный интерьер, выдержанный в традиционном стиле с использованием натурального дерева (что не помешало капсуле-кухне быть оснащенной по последнему слову техники). Постройка Курокавы, ставшая одним из символов японского метаболизма, в свое время также послужила экспериментальным подтверждением грамотной организации маленького пространства и органичной взаимосвязи всех его частей.

Серый цвет

Раскрывая представления о красоте в культуре Японии, мастер создал собственную философию архитектуры, основанную на включении в произведение «серых зон». Он умышленно апеллировал к серому цвету и «серым зонам» в здании, делая акцент именно на них. Под «серой зоной» Курокава понимал промежуточное пространство, которое нельзя отнести ни к внешнему, ни к внутреннему — оно является срединным элементом, той промежуточной зоной, которая помогает взаимопроникновению противоположностей, гармонизируя их.

Своим творчеством архитектор демонстрировал возможности серого цвета, отказываясь от ярких красок в пользу более сдержанных серых оттенков. Серый предъявляется в работах мастера как цвет, создающий в архитектурных произведениях качественные характеристики, наполняющий их содержательными образами, встраивающий произведения в ряд традиционно осмысляемых. Выбранный цвет подчеркивает естественную фактуру используемых материалов — бетона, металлических конструкций. Прежде всего именно цветовое решение раскрывает понимание архитектором традиций своей культуры и способствует более полному восприятию его творений.

Комплекс «Репаблик Плаза». Сингапур

Комплекс «Репаблик Плаза». Сингапур

В здании банка в Фукуоке (1975) промежуточное пространство образуется выносом крыши над одним из боковых фасадов. Архитектор рассматривает получившуюся «серую зону» как соответствующую тем же функциям, которые брала на себя энгава — открытая галерея традиционного японского дома. Как в прохладной тени энгавы можно пообщаться с гостями, так и в сером пространстве банка в Фукуоке создана атмосфера, удобная для общения людей. Это подтверждает преемственность функционального назначения «серой зоны» по отношению к галерее, опоясывающей традиционный дом. Не только функциональное соответствие, но и содержательные характеристики связывают энгаву традиционного дома и «серую зону» банка.

Комплекс «Репаблик Плаза». Крытая площадь входа

Комплекс «Репаблик Плаза». Крытая площадь входа

Так же как энгава помогает избежать воздействия внешнего мира на замкнутое жилое помещение, так и «серая зона», созданная Курокавой, позволяет посетителям уйти от беспорядка шумной улицы и сухости деловой атмосферы банка. Лаконичная форма постройки олицетворяет простоту и надежность, столь актуальные в банковском деле. Здание в виде куба имеет высоту 45 метров, его верхняя часть, опирающаяся на мощный угловой устой, нависает над открытой площадкой. Таким образом архитектор создал органичный переход между самим зданием, его интерьером и городским пространством.

Развитие идей серого пространства прослеживается в Национальном музее этнологии (1977). Он представляет собой группу крытых галерей с внутренним двором, организованных в архитектурное целое центральным объемом бóльших размеров. Каждый отдельный элемент ансамбля поднят над уровнем земли, продолжая таким образом традиции японского строительства и создавая внутри «серое пространство». Серый цвет здания сочетается с игрой теней в интерьере. «Мой интерес к цвету, — писал Курокава, — сконцентрирован на нечувствительном состоянии продолжительности, получающемся в результате сталкивания двух противоположных элементов и нейтрализации друг друга таким способом, что два цвета исключают друг друга в тени».

Международный конференц-центр. Осака, Япония

Международный конференц-центр. Осака, Япония

Тень, окутывающая интерьер, создает серое пространство. Различие теней архитектор подчеркивает разными материалами: алюминий, гранит и т. д. Это порождает игру воображения, насыщает художественное произведение образами и отсылает к наполняющим полутень смыслам, до сих пор понятным представителям японской культуры.

Павильоны и выставки

Кисё Курокаву неоднократно приглашали создавать архитектурные проекты, призванные формировать образ Японии перед мировым сообществом. Именно такая задача ставится перед архитектурой Всемирных выставок. Курокава разработал несколько тематических павильонов на Экспо-70, прошедшем в Осаке. Например, павильон фирмы «Такара» продемонстрировал основополагающие принципы японского метаболизма. Сооружение состояло из сборных «этажерок», наполняемых жилыми элементами, тем самым имея неограниченные возможности по увеличению или уменьшению частей конструкции.

Музей современного искусства префектуры Сайтама

Музей современного искусства префектуры Сайтама

Так как все единицы структуры изготавливали заранее, то сооружение полностью можно было собрать в кратчайшие сроки. Поэтому павильон «Такара» Кисё Курокавы установили на участке Экспо за одну неделю. Сборка представляла собой простые действия: подъем блока, его размещение и закрепление задвижками. Идея неограниченной модификации сооружения (при необходимости) — основополагающая для метаболизма, она вводит жизнь здания в жизнь города, позволяя сооружению не остаться достижением прошлого или мечтой будущего, а всегда быть современным.

Выставочная территория Экспо-85, прошедшего в Цукубе, была разбита на восемь блоков, концепцию каждого разрабатывали разные архитекторы. Кисё Курокава отвечал за организацию блока G. Так как блок G в плане узкий и длинный, то архитектор решил его в виде улицы, проходящей по его оси. Вдоль улицы и должны были расположиться павильоны. Одну сторону отвели для стран-участниц — их сооружения пестрели яркими красками и показывали разнообразие форм, восходящих к национальным традициям каждой страны. На противоположной стороне Курокава предполагал разместить японские павильоны. Чтобы обыграть эту ситуацию, достаточно непростую в художественном отношении, архитектор решил вообще отказаться от цвета в оформлении японских павильонов своего блока.

Национальный музей этнологии. Осака, Япония

Национальный музей этнологии. Осака, Япония

Идея сработала на все сто процентов благодаря созданию яркого и беспрецедентного контраста: на иностранные павильоны, боровшиеся между собой за наиболее эффектные цветовые решения, смотрели черно-белые павильоны Японии. Именно этот контраст Курокава сумел сделать выигрышным для своей страны. При отсутствии цвета сторона улицы с сооружениями Японии была безукоризненна с точки зрения эстетики. Своим обликом постройки демонстрировали каноны красоты, которых придерживаются при возведении жилых домов в Стране восходящего солнца.

Павильоны мастера в наибольшей степени (среди всех японских блоков на выставке) передавали национальный характер выставочной архитектуры в традиции стиля сукия. Согласно ему, интерьеры павильонов были выдержаны в духе изящной простоты и сдержанности. Они соединяли в себе пустое серое пространство, лишенное каких-либо украшений, с рамочной структурой стен, в которую были вставлены белые панели, напоминающие фусуму и сёдзи (внешние и внутренние перегородки традиционного японского дома). В сумерках эти павильоны снаружи воспринимались как серое пространство, однако внутри стены-панели подсвечивались — так благодаря эффекту обтягивающей сёдзи бумаги, пропускающей в традиционный дом приглушенный свет, создавался теплый интерьер.

Аэропорт Куала-Лумпура. Малайзия

Аэропорт Куала-Лумпура. Малайзия

После окончания работы любой Всемирной выставки ее площадка освобождается от национальных павильонов и получает вторую жизнь. На территории Экспо-70 в Осаке по проекту Кисё Курокавы в 1977 году был возведен Национальный музей этнологии. Главный акцент мастер сделал на смыслах и символах, раскрывающихся внимательному зрителю. В этом произведении отразилась философия Курокавы, соединившего элементы разных культур в единый художественный образ.

Проект аэропорта в Куала-Лумпуре

Лучшие идеи архитектурного метаболизма легли в основу проекта аэропорта Куала-Лумпура. Новое здание главных воздушных ворот Малайзии было призвано заменить устаревший к тому времени аэропорт Субэнги. К обновлению визитной карточки столицы Малайзии предъявлялись особые требования. Необходимо было создать крупнейший в мире аэропорт с пятью взлетно-посадочными полосами, который мог бы стать одним из трех воздушно-транспортных узлов Азии.

Аэропорт Куала-Лумпура. Фрагмент с метеорологической башней

Аэропорт Куала-Лумпура. Фрагмент
с метеорологической башней

При разработке облика будущего аэропорта Кисё Курокава постарался учесть все самые разнообразные нюансы в удобстве и пользовании им персоналом и пассажирами, превратив сооружение в чудо инженерной техники. Между двумя терминалами заработало первое в мире полностью автоматизированное сообщение. Аэропоезд без машиниста сразу же стал настоящей сенсацией и главной достопримечательностью аэропорта. Кроме того, здесь также начали действовать мультирегистрация, бесплатный кинозал и массажные кабинеты. Скоростные лифты и движущиеся дорожки, обилие зелени и света, множество других важных и полезных технических новшеств дополнили облик аэропорта столицы Малайзии, сделав его одним из самых известных и популярных, уверенно входящих в десятку лучших в мире.

Основной терминал — четырехуровневая постройка, спроектированная таким образом, что в любое время готова к расширению. Многократно повторяющиеся оболочки напоминают традиционные исламские купола, стремясь передать симбиоз передовых технологий и мусульманской традиции. Эта идея раскрылась и в интерьере, где также встречаются исламские мотивы. Красивые трехмерные геометрические фигуры на потолке поддерживаются вытянутыми разноцветными колоннами, расширяющимися книзу.

Интересно устроено освещение, придающее аэропорту особенный характер. В зале аэропорта разбит настоящий тропический сад, становящийся центром притяжения для многих пассажиров. Масштабное озеленение послужило примером знаменитого симбиоза Курокавы — гармонии архитектуры и природы. Аэропорт Куала-Лумпура до сих пор считается самым лучшим экологически чистым аэропортом в мире.

В 2000 году завершилось строительство первого Музея динозавров в Японии, который является также и крупным научным центром. Неслучайно для его размещения был выбран город Кацуяма префектуры Фукуи — именно там осуществлялись крупнейшие в Японии раскопки доисторических останков. Основное здание имеет обтекаемую форму, с использованием простых геометрических фигур. Очень интересно организовано пространство здания. Войдя в музей, посетители на длинном эскалаторе спускаются на первый этаж, где выставлены окаменелости ранней известной жизни на Земле.

Музей динозавров. Фукуи, Япония

Музей динозавров. Фукуи, Япония

В подземном уровне размещены экспозиции окаменелостей в скальной породе непосредственно на месте обнаружения. Оттуда посетители могут подняться к главному выставочному залу, который включает экспозицию окаменелостей динозавра. Стеклянный купол послужил огромным выставочным залом. В музее есть различные диорамы с автоматизированными динозаврами, которые могут двигаться и издавать звуки. Четыре уровня здания связаны между собой современной системой лестниц и эскалаторов, напоминающей скелет крупного доисторического животного.

Генплан Астаны

Один из самых масштабных проектов Курокавы — разработка генерального плана Астаны, новой столицы Казахстана. Этот конкурс стал одной из главных профессиональных побед архитектора. Когда Нурсултан Назарбаев решил перенести столицу из Алма-Аты, он разослал приглашения многим знаменитым архитекторам. Принципиальной идеей в проекте Курокавы была гармония городской и природной среды. Архитекторы, работавшие над генпланом до этого, хотели сделать русло реки архитектурной осью города. Курокава же посчитал подобное решение большой ошибкой, ведь мегаполис за несколько лет загрязнил бы жизненно важную артерию целого региона. Подход архитектора, настаивавшего на первостепенной важности природного контекста, понравился казахстанским властям.

Художественный музей в Нагое. Япония

Художественный музей в Нагое. Япония

В конце 1990-х — начале 2000-х годов важной страницей творческой биографии Курокавы стало проектирование стадионов. В 1996 году мастер создал проект главного стадиона для японского города Оита, который должен был принять чемпионат мира по футболу в 2002 году. Масштабный комплекс представляет собой главное сооружение, фитнес-центр, бассейн, две многофункциональные спортивные площадки, 11 теннисных кортов и т. д. Главный стадион отличается выдвигающейся крышей, позволяющей его модифицировать и использовать круглый год. Благодаря пологим кривым линиям сферическая форма стадиона безукоризненно вписана в окружающий пейзаж. Архитектор предложил использовать в конструкции тефлоновые мембранные панели, что на 25 % сократило бы потребность в искусственном освещении днем.

В 1997 году Курокава разрабатывает проект стадиона для города Тойота. При создании проекта предполагалось, что Тойота станет одним из 15 претендентов на проведение полуфинальных игр Кубка мира. Поэтому стадион рассчитывался на 60 000 зрителей. Позже город выбыл из гонки, проект пришлось пересматривать и сокращать количество зрителей до 45 000. Даже несмотря на уменьшение габаритов сооружения, можно оценить талант мастера. Под строительство был предоставлен небольшой участок рядом с рекой. По оценкам специалистов, на такой территории было практически невозможно вместить стадион с нужными характеристиками, поэтому проект просчитывался до миллиметра.

Новый корпус музея Ван Гога. Амстердам, Нидерланды

Новый корпус музея Ван Гога. Амстердам, Нидерланды

Проект Крестовского стадиона в России

Стадион, спроектированный знаменитым японским архитектором, должен был появиться и в России после конкурса 2006 года. Творением Курокавы «Космический корабль» предполагалось заменить стадион им. С. М. Кирова (что на Крестовском острове), который занимал тогда клуб «Зенит». Правда, некоторые элементы памятника сталинской архитектуры планировалось сохранить. Одним из условий участия в конкурсе являлось наличие у претендентов реализованных проектов стадионов. Как известно, в Японии Курокава уже строил стадионы «Оита» и «Тойота», да и среди участников конкурса он был, пожалуй, самым именитым архитектором.

Стадион клуба «Зенит». Санкт-Петербург, Россия. Макет

Стадион клуба «Зенит». Санкт-Петербург, Россия. Макет

Проект Кисё Курокавы отличала сдержанность и элегантность. Вид эффектной белой конструкции с моря напоминал многоярусный океанский лайнер, а при взгляде сверху стадион походил на летающую тарелку. Чашу трибун перекрывал купол с силуэтом восьмимачтового парусника. Проект предполагал использование высоких технологий. Раздвижная кровля стадиона была снабжена мембранной структурой, надуваемой горячим воздухом для таяния снега. За многими элементами, в том числе за кровлей, планировался дистанционный контроль из Токио. Выдвижное футбольное поле могло уезжать за пределы стадиона с целью обеспечения свежего покрытия круглый год.

Кисё Курокава у себя на родине стал настоящей легендой, а в других странах его профессиональный авторитет считался бесспорным. Притом что главный офис его архитектурной фирмы находится в Токио, она имела филиалы в Осаке, Нагое, Астане, Куала-Лумпуре, Пекине и Лос-Анджелесе. По проектам мастера построено более 50 объектов разного назначения, его концепции и планы легли в основу генпланов четырех новых городов. Курокава написал 20 книг и огромное количество статей. Он был награжден всеми возможными профессиональными премиями и наградами, за исключением разве только Притцкеровской.

Из 38 национальных и международных конкурсов, в которых принял участие Курокава, в 34 он занял первое место. Сам мастер всегда говорил, что не заботится о создании «стиля Курокавы». Несмотря на это, его постройки несложно узнать. Они яркие и неповторимые, но всегда подчеркнуто сдержанные. Они и современные, и сохраняющие главные традиции японской культуры.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

один + 19 =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>