Гарвардский университет. Кампус аспирантов

кампус Гарвардского университета

В. Гропиус говорил: «Архитектура начинается тогда, когда кончается инженерия»

Пока архитектор Вальтер Гропиус оставался архитектором-одиночкой, хотя и с престижным постом профессора в Гарвардском университете, ему не удавалось получать крупные заказы, и он выполнял частные постройки наподобие своего собственного дома. В 1938 году он и его коллега Брейер принимали участие в конкурсе на здание Уинстонского колледжа, но проиграли, и заказ достался другим архитекторам. В 1939 году Мису ван дер Роэ, коллеге Гропиуса и его единомышленнику, с подачи Вальтера было поручено составить проект для расширения Иллинойского технологического института (Гропиус в нем преподавал наряду с Гарвардом и даже руководил кафедрой архитектуры). В 1946 году Вальтер Гропиус решил основать новый коллектив — «Объединенные архитекторы» по образцу «Баухауза», хотя уже не с таким размахом, как прежде. В него вошли кроме создателя семь преподавателей Гарвардского университета (бывших студентов Вальтера), среди которых было несколько супружеских пар. Был ли после этого шанс не выиграть конкурс 1948 года на строительство нового аспирантского кампуса в родном университете? Едва ли.

Итак, «Объединенные архитекторы» выиграли общеамериканский конкурс и приступили к работе над проектом расширения Гарвардского комплекса. Это очень престижный заказ, так как университет — один из старейших и крупнейших в Америке. Он был основан в 1636 году, и его кампус уже содержал множество зданий, возводившихся на протяжении веков. С ними нужно было выдерживать и диалог, и конкуренцию. С комплексом команда Гропиуса связывала надежды на возрождение функционализма, на новый виток развития архитектуры, когда авторство и индивидуальность должны уступить место анонимности и универсальности. Появлялся новый словарь общепринятых, общедоступных и абстрактных архитектурных приемов. Проект стал первой группой зданий, выполненных в современном архитектурном стиле на территории Гарварда. Постепенно такие новшества пришли в большую часть американских университетов, однако этот эксперимент был одним из первых.

Конкурс объявили в связи с изменением внутренней академической политики. С 1945 года (по 1960-й) приемные условия стали более лояльными. Набор объявлялся теперь не только среди выпускников престижных школ Новой Англии, но также и среди выпускников среднего класса из обычных публичных школ.

Итак, аспирантский комплекс (его еще называют комплексом Гропиуса), как и многие другие постройки мастера, возведен совместно с молодыми коллегами архитектора в рекордно короткие сроки: с 1949 по 1950 год.

Общий вид аспирантского корпуса с фасадной стороны. Гарвардский университет

Такова та эпоха — строить нужно было быстро. Помощники были более укоренены в американской традиции, чем их руководитель, в стилистике которого преобладали сильные немецкие тенденции. В итоге кампус получился эклектичным, если такое определение из области еще классической архитектуры в полной мере применимо к столь минималистичной стилистике. Нужно отметить, что финансирование аспирантского комплекса было ограниченным, даже по сравнению с тем, что обычно выделялось для студенческих общежитий. Причина крылась не только в очередном послевоенном экономическом спаде, но также и в изменившихся вкусах: после войны еще больше, чем раньше, ориентировались на простоту и скромность зданий и быта, «роскошь» была не ко времени и не к месту. Внимание сосредоточивалось скорее на внутреннем, духовном состоянии. США не подверглись таким ужасным разрушениям, как СССР и страны Европы. Неокартезианский строй зародился именно там, где нужно было практически с нуля возводить сотни новых городов. Ориентировались на максимальный порядок, строгость и геометричность, которые противопоставлялись послевоенному хаосу.

Оформление внутреннего двора абстрактной архитектурой. Гарвардский университет

Однако и в США мы видим подобные архитектурные тенденции, стремление к скромному порядку, к не более чем самому необходимому. Но и внутри такого стиля были возможны варианты конструктивных решений и свободной пластики. В 1949-1950-е годы, когда строился комплекс, открылась новая угроза, ядерная, и появился новый паритет двух мировых империй: между СССР и США вырастал «железный занавес». Подобные настроения не могли не оказывать давления на общие настроения и не оказывать влияния на архитектурные проекты.

Аспирантский кампус Гарварда состоял из клубного здания (или как его называют Harkness Commons), столовых, библиотеки и семи общежитий. Здания соединялись друг с другом крытыми переходами, напоминая постройку для школы «Баухауз» в Дессау, где Гропиус выработал свои основные архитектурные приемы. Везде сохранялся его авторский почерк, хотя мастер работал над проектом далеко не один: асимметричные окна, значительная площадь остекления, легкие геометрические очертания (в этом ощущается влияние русского супрематизма, поклонником которого был Вальтер). Гропиус, как обычно, большую роль отводил окнам: «…Наша современная архитектурная концепция опирается на интенсивное соотношение интерьера и экстерьера посредством широко открытых окон и окон в виде непрерывной ленты вместо маленьких, наподобие клеток, “грузинских” окон». Также часто повторялся прием поднятия здания на высокие опоры. Всюду плавные линии, делающие силуэты «струящимися». Комплекс из свободно разбросанных малоэтажных построек дополняется озелененными участками на разных уровнях. Это решение вносит неожиданность и непредсказуемость в общий ландшафт, в котором не было какой-то строгой системы.

Главный общественный центр аспирантского комплекса Гарварда — клубное здание — представляет собой двухэтажное здание, опирающееся на мощный стальной каркас. Поверхность облицована известняковыми квадрами, большие площади снова, как в самых известных постройках Гропиуса, закрыты стеклянными панелями. Это здание — композиционное и стилистическое ядро всего комплекса и определяет все его архитектурное звучание. Столовые и кухня располагались на втором ярусе. Помещение столовой разделялось на четыре части, чтобы студенты не толпились. Сейчас здесь находятся кафетерии. Нижний этаж, с остекленными стенами, служил и служит местом для общественных мероприятий. В хорошую летнюю погоду некоторые занятия проводятся снаружи, а зимой вся свободная площадь вокруг главного здания превращается в каток.

Гропиус также выступил инициатором совместной работы с современными художниками. Это оказалось непростой задачей, так как в течение долгого времени между архитекторами и художниками не было союза, представители разных творческих направлений практически не работали сообща, в одной команде, поэтому потребности одних редко учитывались другими. Это печальный обычай был наконец нарушен. В живописном декорировании Гарвардского комплекса, после того как он был закончен в 1950-м году, участвовали такие знаменитые авангардисты, сюрреалисты и художники баухаузного направления, как Хуан Миро, Йозеф Альберс, Дан Арп и Герберт Байер. Один из двориков украшает скульптура Ричарда Липпольда.

Аспирантский корпус стал первым крупным и удачно выполненным заказом «Объединенных архитекторов». Он оказал влияние на дальнейшее становление академической архитектуры и отразился на многих проектах и в США, и за их пределами. Важный постулат, который высказал Гропиус в процессе, заключался в том, что «если колледж должен питать культурную почву для будущих поколений, отношение к его архитектуре должно быть творческим, а не подражательным… В архитектуре нет предела — одно бесконечно длящееся изменение».

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

9 − 5 =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>