Финский архитектор и дизайнер Алвар Аалто

Алвар Аалто

Всемирно известный финский архитектор и дизайнер Алвар Аалто — один из крупнейших мастеров модернизма XX века. Его считают последним из великих пионеров новой архитектуры. Он стал иконой Финляндии, олицетворением страны, Алвар Аалто — это сама Финляндия. Он жил и работал в основном у себя на родине, поэтому большинство построек находится в Финляндии. Несравненная культурная роль подняла архитектора выше повседневности, при этом значение его жизненных трудов и философии не умаляется и остается актуальным по сей день.

Для швейцарского критика Зигфрида Гидиона (основоположника историографии «современного движения» в архитектуре) в работах Аалто уникально сочетание противоборствующих приемов: с одной стороны — функциональной стандартизации, с другой — иррациональности.

«Современное движение» в архитектуре XX века — объединение сторонников рационалистической архитектуры, которое официально закрепилось к 1928 г. и просуществовало до конца 1950-х гг. Congress international d’Architecture Modern (CIAM) — международный конгресс современной архитектуры. Среди целей движения была борьба с академизмом. Получило распространение в Европе, Северной и Южной Америке, Австралии, Японии.

Психологическую основу для этой эмоциональной составляющей проектов финского архитектора Гидион видит в национальной традиции отношения к природе. В своем знаменитом историческом обзоре «Пространство, время и архитектура» (1941) критик пишет, что Алвар «берет с собой Финляндию в любой проект, в любую точку планеты», тем самым указывая на его глубокие связи со своей страной. Аалто, стремясь выразить в архитектуре неповторимое и местное, нашел новые специфические средства формообразования и углубил традицию национальной архитектуры Финляндии.

Другие, в свою очередь, утверждают, что мастер никогда не был иррационалистом, так как он сознательно продолжил архитектурный рационализм в ментальной и психологической сферах. По мнению Юхани Палласмаа, Аалто — «суперрационалист» независимо от его «органических высказываний». Сам мастер считал, что архитектура и ее детали в некотором роде являются частью биологии. Формулируя принципы проектирования современного жилища, он высказывал мысль о том, что их должны определять биологические основы, например: всю обстановку жилого дома можно рассматривать как компенсацию недостающей в городе природы, поскольку предметы интерьера являются символами, напоминанием человеку о живых образах. Термин «органическая архитектура» более всего подходит произведениям Аалто, которым в большей степени свойственна сложная простота творений природы, чем усложненность объектов, созданных человеком. При этом будучи поборником «органической формы», архитектор всегда стремился к поиску форм, основанных на истинных человеческих ценностях.

Дом А. Аалто в Мунккиниеми. Хельсинки, Финляндия. Общий вид со стороны дворика

Дом А. Аалто в Мунккиниеми. Хельсинки, Финляндия. Общий вид со стороны дворика

Рационализм — рассудочное отношение к формообразованию, опирающееся на систему канонов, в которой соединен опыт классического зодчества, или на «объективные» критерии социальной целесообразности, функциональности, техноло-гичности. Совокупность направлений в архитектуре конца XIX — начала XX в., противопоставляющих индивидуалистическим и украшательским тенденциям логично организованные системы критериев, принимавшиеся как объективные. Раннюю концепцию рационализма выработал в США Л. Салливен. В 1930-е гг. рационализм в архитектуре выступал как интернациональный стиль.
Функционализм — направление в архитектуре XX в., утверждающее первичность функции произведения архитектуры по отношению к его форме; функция при этом сводится к утилитарно-практическим аспектам назначения объекта.

Начало карьеры Алвара

Хуго Алвар Хенрик Аалто родился 3 февраля 1898 года в небольшом селении Куортане в западной Финляндии в семье геодезиста Йохана Хенрика Аалто и Сельмы Матильды, урожденной Хакстедт. Вырос в маленьком городке Ювяскюля в Центральной Финляндии, там же окончил лицей. В 1916 году поступил в Политехнический институт в Гельсингфорсе (ныне — Хельсинки), учился у Армаса Линдгрена, Уско Нюстрёма, Каролюса Линдберга и Сигурда Фростеруса (архитектор-рационалист). В 1921 году получил диплом архитектора. Отец Аалто работал в провинции Этеля- Похьянмаа и в Центральной Финляндии, поэтому этот регион стал важнейшим местом деятельности молодого архитектора.

Зарождение нового стиля функционализм совпало с началом ключевого этапа в истории страны — возникновением молодого независимого государства.
Несмотря на тяжелую экономическую ситуацию 1920-х годов вследствие Гражданской войны, в 1923 году Алвар открывает проектную мастерскую «Бюро архитектуры и монументального искусства Алвара Аалто» в Ювяскюля. Первые заказы поступали от родственников и их знакомых или при их посредничестве.

В 1924 году Аалто женился на своей главной помощнице, к которой был очень привязан эмоционально и профессионально, — архитекторе Айно Марсио, про-работавшей с ним до конца своих дней. Все проекты он подписывал «Айно и Алвар Аалто». В этом же году Аалто спроектировал здания, ознаменовавшие прорыв в его карьере. Воспитанный на традициях северной классики, свои первые здания он возвел в архитектуре, отмеченной неоклассицизмом: рабочий клуб в Ювяскюля (1924-1925) и церкви в Ямся и Муураме (1926-1929).

В судьбе архитектора 1927 год оказался важным во многих отношениях: выигран конкурс на проект Дома крестьянина в юго-западной Финляндии (Турку; 1928) и городской библиотеки в Виипури (ныне — Выборг; 1935). Работая над Домом крестьянина, Аалто перевел свое бюро в Турку, который в то время был центром фор-мирования нового направления в архитектуре Финляндии. Также причина переезда крылась в том, что в городе имелись первые заказчики, желавшие строить именно в функционалистском духе. В Турку Аалто спроектировал два здания, явившиеся примерами раннего функционализма — жилой дом (1927-1928) и здание редакции газеты «Турун саномат» (1928-1930). В последнем сооружении архитектор использовал новаторскую систему несущих колонн и впервые применил для освещения помещений круглые фонари верхнего света, встречающиеся затем во многих его постройках.

Вилла «Майреа» в Ноормаркку. Финляндия

Вилла «Майреа» в Ноормаркку. Финляндия

В начале 1928 года Аалто становится победителем еще одного крупного конкурса — на проект туберкулезного санатория в Паймио, близ Турку, в провинции Варсинайс-Суоми (1929-1933). Функционалистские принципы, в которых окончательно утвердился архитектор после поездки в Германию и знакомства с образцами новой европейской архитектуры, воплотились в замысле проекта санатория. После завершения строительства чета Аалто переехала в Хельсинки, где все же было больше возможностей для работы, чем в Турку. Архитектурное бюро с тех пор постоянно размещалось в Хельсинки и действовало вплоть до 1950-х годов в собственном доме Аалто в районе Мунккиниеми, возведенном в 1935 году.

Несмотря на то что строительная индустрия в 1929 году в связи с экономической депрессией столкнулась с финансовыми проблемами, естественным образом отразившимися и на архитектурной деятельности, творческая карьера Аалто шла в гору.

К раннему функционализму относится праздничная выставка к 700-летию Турку (1929), осуществленная совместно с Эриком Бриггманом и называемая «дебютом функционализма» в Финляндии. Окончательному же утверждению доктрины функционализма в Северных странах способствовала Стокгольмская выставка 1930 года, где Алвар познакомился и впоследствии завязал дружбу с Гуннаром Асплундом, лидером шведской архитектуры, а также общался с другими шведскими зодчими: Свеном Маркелиусом, Уно Ореном, Освальдом Альмквистом. С. Маркелиус предложил кандидатуру Алвара в 1929 году в CIAM (Congress International dArchitecture Modern — Международный конгресс современной архитектуры). Через CIAM архитектор познакомился с социальной программой модернистов в сфере жили-ща и урбанистики. Знакомства переросли в тесные контакты с Вальтером Гропиусом и Зигфридом Гидионом. По мнению близкого друга Аалто, финского критика Ёрана Шильдта, многое из принципов Гропиуса передал Аалто его друг по CIAM Ласло Мохой-Надь, преподававший в Баухаузе.

Также друзьями финского архитектора были скульптор Александр Колдер, художник Фернан Леже, искусствовед Грегор Паульссон, архитектор Андре Люрса, с которым он познакомился во Франции, впервые посетив ее в 1928 году. Круг зарубежных друзей архитектора был левым по своим убеждениям, многие являлись членами коммунистических партий, общались с советскими авангардистами. Аалто, естественно, знал о советском авангарде, но, как считают его биографы, лично ни с кем из его деятелей не был знаком.

Дом культуры в Хельсинки. Финляндия

Дом культуры в Хельсинки. Финляндия

О 1930-х годах можно говорить как об этапе раннего модернизма, позже в Финляндии его еще назовут «белый функционализм», или «белая архитектура», — сейчас это общепринятый термин. Именно из этих основ впоследствии выросла архитектура 1950-х годов.
Эстетика национальных романтиков и теория современной архитектуры, разработанная Сигурдом Фростерусом и Густавом Стренгелем в начале XX века, подготовили почву для бурного развития функционализма.

В начале 1930-х годов среди архитекторов еще велись споры о традиционализме и функционализме. По мнению многих, функционализм был «большевистской» архитектурой, тем не менее за десятилетие он стал ведущим направлением в Финляндии. Финны оказались готовы к официальному восприятию доктрины модернизма как ни одна другая нация. Верным свидетельством перемены курса стало избрание Аалто в 1935 году в правление Союза архитекторов Финляндии. При этом автор первой советской монографии об Аалто (1976) Андрей Павлович Гозак подчеркивал, что он «никогда не стремился быть излишне “левым”, хотя и создавал подлинно новаторские произведения».

В 1935 году, когда архитектор переехал в Хельсинки, по инициативе арт-критика Нильса-Густава Халя было основано дизайн-предприятие по производству и продаже мебели «Артек» (Artek — Art&Technology). «Искусство и технология» – сочетание этих слов обозначает суть творчества Аалто как главного архитектора и дизайнера фирмы и его соратников: супруги Айно (директор компании), Н.-Г. Халя (первый исполнительный директор) и Майры Гуллихсен (специалист в области искусства и меценат). По примеру шведов Халь хотел разработать практичные и недорогие образцы мебели для широкого круга населения. Однако под влиянием Аалто предприятие стало производить эксклюзивные, с точки зрения финского потребителя среднего уровня, предметы. Тем не менее «Артек» быстро стал одной из ведущих компаний в своей сфере благодаря радикальной и амбициозной концепции, заключающейся в объединении искусства, дизайна и производства, в активной выставочной и образовательной деятельности, в отказе от традиционных маркетинговых ходов. Сами основатели предприятия говорили, что на него работает не реклама, а пропаганда. По свидетельству Марианны Гёбель, исследователя дизайна и нынешнего исполнительного директора фирмы, в последнее пятилетие «Артек» входит в состав известной компании «Витра» (Vitra), сотрудничающей со звездами мирового дизайна и архитектуры.

Общественный центр в поселке Сяюнятсало. Финляндия. Общий вид. Парадная лестница рядом с залом заседаний

Общественный центр в поселке Сяюнятсало. Финляндия. Общий вид. Парадная лестница рядом с залом заседаний

В 1936 году на побережье Финского залива, неподалеку от Котки, Аалто возвел свой первый градостроительный комплекс, который включал большой целлюлозный комбинат «Сунила» (Sunila) и жилой микрорайон для рабочих и служащих. Морфология ландшафта учтена в типологии жилых домов, плавно спускающихся тер-расами с холма по скалистым склонам и веерообразно расположенных с раскрытием дворов к воде и лесу. По словам архитектора, «город на холме — самая чистая, оригинальная и естественная форма в градостроительном проектировании». В этой работе зарождалась тенденция проектирования в послевоенной Финляндии так называемых лесных микрорайонов и городов-лесов. Пример поселка Сунилы свидетельствует о том, что в области урбанистики финская архитектура в начале 1940-х годов нашла собственный путь. Проект небольшого жилого комплекса с домами-террасами в Кауттуа (1937-1938) продолжил эту модернистскую градостроительную концепцию.

Следующей знаковой работой явилась синтезировавшая результаты пространственных формальных поисков и пластических приемов «белого периода» творчества Аалто вилла «Майреа» (1938-1939), построенная в лесистой местности возле деревушки Ноормаркку для друзей архитектора — Майры и Гарри Гуллихсенов. Сооружение совершило переворот в представлениях высшего класса Финляндии об идеальном жилье. Будучи неограниченным в средствах, Аалто свободно экспериментировал. Вилла стала его любимым детищем, в ней он стремился к максимальному единству натуральных материалов, в основном дерева и камня, а также пытался отразить в формах и материалах характер окружения, преследуя цель органичного объединения естественного (природного) и искусственного (созданного руками человека). В композиционно утонченной постройке воплотилась идея «многофункционального пространства», владевшая им в ту пору. Вилла сохранилась до нашего времени в общежития им неизменном виде.

Оперный театр в Эссене. Германия

Оперный театр в Эссене. Германия

Два павильона, которые спроектировал Аалто для Всемирных выставок в Париже (1935, 1-я премия на конкурсе) и Нью-Йорке (1939), представляли Финляндию именно в национальном контексте. Материалы и конструкции павильонов были тесно связаны с переосмыслением финской строительной традиции. Сам архитектор избегал термина «национальный», делая акцент на климате, топографии и природных ресурсах. Ле Корбюзье после посещения аалтовского павильона в Париже написал: «В финском павильоне посетитель в восторге от его глубоко укоренившейся подлинности». А Фрэнк Ллойд Райт после знакомства с павильоном в Нью-Йорке лаконично заявил: «Аалто гений». Выставочные павильоны определили положение Финляндии в качестве одной из ведущих стран в современной архитектуре, а личную позицию Аалто — как одного из главных архитекторов и дизайнеров.

С середины 1930-х годов Аалто в своих проектах для самых различных сооружений начал соединять объемы в духе модернизма с формами, заимствованными у природы (свободная волнистая линия), и особенностями древесины как строительного материала. Волнообразные формы стали излюбленным мотивом в его творчестве (Аалто с финского — «волна»): стены выставочного павильона в Нью-Йорке, выполняющие роль экспозиционного экрана в интерьере; лесной павильон для сельскохозяйственной выставки в Лапуа (1938); студенческое общежитие «Бейкер хаус» Массачусетского технологического института (TIM) в Кембридже целиком решено в виде волнообразного объема (1947-1949). Далее этот принцип развивался в многоквартирном доме в Бремене, ратуше в Сейняйоки (1952), здании Управления пенсионного обеспечения (1952-1956), Доме культуры в Хельсинки (1955-1958), оперном театре в Эссене (Германия; 1958). Ёран Шильдт полагает, что эту архитектурную тему навеяли мастеру абрис береговых линий и профиль рельефа, которые особенно хорошо воспринимаются сверху, с самолета. Действительно, Аалто интересовался авиацией, как и вообще новой техникой.

Аалто обращал особое внимание на отношения горизонтальных поверхностей при создании библиотеки в Выборге (1935), где при использовании перепадов уровня пола была расширена площадь читального зала. Та же идея получила воплощение в проекте библиотеки для культурного центра в Вольфсбурге в Германии (1959-1962). В столовой «Бейкер хаус» уровень пола также понижен в центре зала. Несколько искусственных уровней создано и при строительстве общественного центра в Сяюнятсало (1950), но еще более органичную форму этот прием нашел в городском центре Сейняйоки (1959).

Вследствие успехов финских павильонов и широкого одобрения мебельного дизайна Аалто с 1930-х годов работы архитектора начали выставляться в нью- йоркском Музее современного искусства. В 1940 году Аалто пригласили в TIM в качестве исследователя, а после войны он занял там должность профессора.

Первым зданием, спроектированным и построенным Аалто за границей, не считая выставочных павильонов, стало ранее упомянутое студенческое общежитие TIM. Нужно отметить, что многие из зарубежных объектов остались неосуществленными. Больше всего зданий возведено в Германии, единичные объекты, разработанные в архитектурном бюро Аалто, построены в Эстонии, Франции, Швейцарии, Дании, Бангладеш, Италии и Швеции.

Исключая несколько длительных поездок в Финляндию, архитектор работал в США до 1947 года. На самом деле Аалто никогда не стремился широко развивать там свою практику. В Америке он познакомился с Фрэнком Ллойдом Райтом, оказавшим на него определенное влияние, однако на этом этапе сам Аалто уже являлся зрелым и признанным мастером. В 1942 году в Хельсинки было основано бюро по восстановлению городов, в котором архитектор руководил разработкой строительных стандартов. В 1943 году его избрали президентом Союза финских архитекторов, на посту которого он оставался по 1958 год. Основные идеи финских функционалистов были реализованы уже в период послевоенной реконструкции 1940-х — начала 1950-х годов, когда эксперимент модернизма стал частью общей политической и экономической программы Финляндии. Поэтому сегодня данный период называют «золотым веком» модернизма, а архитекторов этой эпохи — «золотым поколением».

Одним из важнейших клиентов Аалто была государственная лесоперерабатывающая компания «Энсо- Гутцайт». Для нее он выполнял проекты в Сяюнятсало (1942-1952), Иматре (1947-1961), Сумме (1954-1960), а в 1959-1962 годах создал проект головного офиса в Хельсинки. Промышленные объекты обеспечивали бюро архитектора прочную финансовую базу, благодаря которой становилось возможным участие в кон-курсах, где победы, как известно, не гарантированы. В конце 1940-х в Финляндии было проведено несколько крупных конкурсов на разработку проектов общественных зданий. Во многих Аалто стал победителем. Эти сооружения — высшие достижения финской строительной индустрии, уникальность и качество которых сравниваются с достижениями страны в национальном романтизме.

Карьера Аалто в 1950-е годы оказалась в зените: он занимает ведущее положение в Финляндии, строит и за ее пределами, ведет активную преподавательскую деятельность, выступает с лекциями и докладами на родине и за рубежом. По мнению современного финского архитектора Ю. Палласмаа, с начала 1950-х Финляндия обрела третий невербальный язык, через который представляла свою культуру всему миру, — это дизайн. Без сомнения, Аалто деятельностью во всех областях дизайна способствовал становлению этого «третьего языка».

Одним из самых значимых экспериментов финского градостроительства данного периода явился пригородный район Тапиола в Эспоо, ставший образцом финского «лесного микрорайона» 1950-х годов и имевший международный резонанс. На планировку Тапиолы в известной степени повлияли новационные идеи проектов Аалто для Сунилы и Отаниеми.

В 1952 году Аалто женился на Элиссе Мякиниеми, архитекторе по профессии. После смерти мужа она завершила ряд его крупных работ, в том числе в Ювяскюля (1982). В 1954 году мастер построил для своей семьи летнюю виллу в Мууратсало, недалеко от Ювяскюля, так называемый экспериментальный дом из различного типа кирпича, в котором отразились его формальные поиски решения разных архитектурных задач с помощью стандартных, но по сути своей эластичных элементов.

Отражением исключительно оригинального образа мышления служит архитектурная студия, построенная в 1955 году неподалеку от собственного дома в Мунккиниеме в Хельсинки. Автор называл ее мастерской нового типа. Корпуса здания окружают естественный амфитеатр — полукруглую ступенчатую раковину, образованную рельефом участка. Специфические свойства топографии оживили в фантазии архитектора некое подобие античного театра. Известны рисунки Аалто 1953 года театра в Дельфах, и проведение параллелей не представляется здесь надуманным. По внешнему контуру участка расположены два корпуса здания, чертежный зал и дугообразная в плане главная студия для индивидуальной работы мастера. Амфитеатр можно рассматривать как уютный дворик для чтения лекций, различных мероприятий и отдыха сотрудников в летнее время. Однако Аалто использует его и в зимний период: из ленточного окна главной студии, одна стена которой полукругом «обнимает» двор, хорошо видна находящаяся по другую сторону двора белая стена, остроумно использовавшаяся в качестве экрана для презентаций. В доме-студии ныне располагается музей и офис международного фонда Аалто, продолжающего существование по своему прямому назначению — реставрации объектов архитектора по всему миру.

Работы 1950-х годов завершаются постройкой церкви Трех Крестов (1955-1956) в Вуоксенниске, расположенной среди живописного ландшафта. Сложная пластика белых стен храма в сочетании с темной патиной медных кровель и вертикалью 34-метровой колокольни составляет основу композиции. Это здание дает полное представление о «насыщенности» формы у Аалто. Внешняя оболочка церкви воспринимается как материализованное интерьерное пространство, расчлененное на три части и трактованное почти со скульптурной свободой. Архитектор избрал эту форму, чтобы выразить религиозную идею триединства и стремления к совершенству. Но не в последнюю очередь и требования акустики, которые проверявшейся на специальной модели, и необходимость трансформации внутреннего пространства, разделяемого подвижными панелями на три части, оказали влияние на формирование сложно очерченного плана и запоминающегося облика строения наподобие морского моллюска или сердца человека. Многочисленные окна (более 100), значительно отличающиеся по форме и размерам, и разные дизайнерские находки в интерьере позволили добиться уникальной игры света и тени. На примере внутреннего убранства этой церкви Ю. Палласмаа доказывал, что религиозная красота и суть мира для Аалто заключались в самой природе, олицетворением которой для него был финский лес.

Студенческое общежитие Массачусетского технологического института (TIM) с высоты птичьего полета. Кембридж, штат Массачусетс, США

Студенческое общежитие Массачусетского технологического института (TIM) с высоты птичьего полета. Кембридж, штат Массачусетс, США

Аалто — автор немалого количества замечательных произведений церковного зодчества, кроме упомянутой церкви, наиболее известные из них находятся в приходских центрах в Сейняйоки (1963-1966), Вольфсбурге (1963), Риола ди Вергата, под Болоньей в Италии (1966, 1975-1980).

В представлении Аалто, архитектура — явление прежде всего социальное. Для финской архитектуры и общества самое большое значение имел вклад Аалто в стандартизацию строительства и социально ориентированное проектирование, имманентно присущее модернизму, актуальное и сегодня.
Мастер любил проектировать городские административные и культурные центры, подобные заказы поступали как из Финляндии, так и из-за границы, но осуществлены они были только в Сейняйоки (1951-1987), Алаярви (1965-1970) и Рованиеми (1961-1987).

Критическим переосмыслением опыта отцов финского функционализма отмечены 1960-е годы. Стереотипный модернизм уже в начале десятилетия стал вызывать ответную реакцию в виде экспрессивности, поэтому работы Аалто, продолжавшего развивать свой индивидуальный стиль, имели важное значение. В 1963 году он становится президентом Академии Финляндии и остается на этом посту до 1968 года.
В 1970-е годы Аалто по-прежнему оставался основным проводником финской архитектуры, в которой отсутствовали крайние проявления постмодернизма. Этот период отмечен двумя крупными работами: художественный музей в Олборге (Дания), где мастеру удалось реализовать принципы организации музейного пространства, вынашиваемые еще с проекта 1930-х годов для Таллина, и библиотека в Орегоне (США), завершившая серию библиотечных сооружений архитектора.

Творчество Аалто соединяло несоединимое: ярко выраженный индивидуализм и практицизм. Он стремился к простому, органичному, но в то же время комплексному, отвечающему целому спектру различных функциональных требований и условий решению проблем. Это решение всегда содержит в работах мастера нечто такое, что придает конкретному результату характер живого организма, выполняющего множество функций, но прежде всего представляющего собой единую жизнь. Перечисленное и определяет самые существенные черты архитектуры Аалто. Сам маэстро для обозначения новой архитектуры использовал словосочетание «новый реализм», трактующееся примерно так же, как «новый рационализм», «рационализм» или «функционализм», «неорационализм», «новая вещественность».

С юных лет Аалто уделял много времени живописи, скульптуре, дизайну, но воспринимал свои работы как средство совершенствования архитектурного мастерства, ставшего его главной, всепоглощающей целью. Тем не менее графика и живопись Аалто интересны с художественной точки зрения.

Аалто мало занимался теоретизированием, он стремился создавать произведения, говорящие сами за себя. Это отличало его от других пионеров модернизма, много энергии направлявших на полемику и борьбу с эклектической архитектурой. Однако свои принципы по общим вопросам мастер высказывал в статьях и выступлениях, более 40 из них переведены и опубликованы. Они являются частью творчества Аалто, в них — осмысление громадного профессионального опыта. Архитектор верил в способность художника интуитивно проникать в суть вещей. Лейтмотивом его статей стала мысль о необходимости гуманизации архитектуры в наступивший век глобальной машинизации. Первые статьи появились в конце 1920-х и носили острый публицистический характер. Автор пропагандирует принципы рационалистической архитектуры. В 1930-х, когда он начинает много строить, его волнуют вопросы массового жилища и стандартизация строительства. Несколько статей посвящено взаимодействию современной техники и архитектуры. Пребывание Аалто в США обратило его к мыслям о необходимости сближения архитектуры с потребностями человека. К 1940-м годам относится ряд статей по вопросам урбанистики, реконструкции городов, с которыми столкнулась послевоенная Европа. 1950-1960-ми годами датируются наиболее содержательные выступления Аалто в печати, в них нашли отражение раздумья мастера о смысле и назначении архитектуры.

Резюмируя свое исследование творчества Аалто, А. П. Гозак писал: «Постройки Аалто привлекают нас скорее своей реалистической основой, чем уникальностью или изысканностью форм. Своеобразие его профессионального языка включает сложность и одновременно простоту, ясность мысли и тонкость чувств. Немаловажная роль принадлежит здесь и самой интонации. Его сооружения — иногда грубоватые и тяже-ловесные, но всегда богатые чувствами — утверждают прекрасное без умышленного эстетизма, они вызывают у человека скорее доверие, чем восхищение или пафос… Свет и тепло, которые излучают работы финского мастера, то гуманное начало, которое заключено в его постройках, — это символ бытия, радостей и печалей человеческой жизни».

В конце 1950-х годов Алвар Аалто уже был известным архитектором и в стране, и в мире. Финские поклонники считали его великим человеком, стоящим в одном ряду с Яном Сибелиусом и Пааво Нурми, снискавшими мировую известность. Мастер, понимавший значение театра и мифов в человеческой жизни, и сам отчасти участвовал в создании собственного культа. Он был почетным доктором Принстонского университета США, политехнических институтов Хельсинки, Цюриха, Милана, Вены, Норвежского технологического института и Колумбийского университета (Нью-Йорк). Аалто награжден золотыми медалями Королевского института британских архитекторов и Американского института архитекторов.
К основным проектам Алвара Аалто, реализованным и нереализованным, можно отнести более 230, не считая его работ в области промышленного дизайна.

Финский архитектор и дизайнер Алвар Аалто Хуго Хенрик (Куортане, 1898 – Хельсинки, 1976) в середине 1920-х годов пришел к рационализму, в духе которого развивал оригинальный опыт, вобравший знание традиционной сельской архитектуры Финляндии, став одним из главных представителей «органической» тенденции (здание газеты «Турун Саномат›› в Турку, 1927-1929; библиотека в Вийпури, 1927-1935; санаторий в Паймио, 1929-1933).

Финская сельская архитектура

Здание часто трактовалось Аалто как часть целостного ландшафта, чем определялось расположение построек по изгибам рельефа, с учетом особенностей местности и в согласовании с городскими и индустриальными центрами. Внутреннее пространство решается им в единстве с общим построением объемных масс и оформляется изогнутыми и нерегулярными стенами.

Если следовать хронологии, следует начать с дома Карпио (1923), проекта, воссоздающего традицию строительства жилища из дерева. Хотя проект не был реализован в полном объёме, в нём ярко проявились черты, характерные для почерка Аалто -терраса, возвышающаяся над пространством кладовой и обрезка вертикальной стены бокового фасада с целью согласования с существующей топографией места.

Следующим проектом Аалто стал дом Нуора (1923-1924) – реконструкция жилища с целью его приспособления под коммерческий объект. По идее архитектора, первый этаж был предназначен для размещения кафе и кондитерской, в то же время увеличена высота второго этажа с 3 небольшими комнатами, обеспеченными отдельным доступом через внешний деревянный коридор, который также использовался как балкон.

Алвар Аалто. дом Нуора

В середине 20-х Алвар Аалто спроектировал Рабочий дом (1924-1925), своё первое общественное здание, выполненное по влиянием традиций неоклассицизма и итальянской архитектуры, которые характеризовались чистотой линий, упрощённой системой украшения фасада, включение в систему декора дорических колонн на первом этаже и балюстрады у окна, расположенного над входом. В здании предусматривались помещения для театра, ресторана и кафе.

В интерьере обращают на себя внимание кривые линии стен, зонирующие пространство.

Алвар Аалто спроектировал комплекс зданий для университета Ювяскюля (1952-56), Педагогический институт (1952-54), студенческое общежитие (1952-54), Главный корпус (1954-56) и бассейн (1956). Комплекс был спроектирован в виде буквы U, с блоками, расположенными на склоне холма, окружённого просторным открытым пространством. Все сооружения были отражением “красного” периода в городской архитектуре – в фасадах зданий преобладали кирпич и дерево. Отделка внутренних помещений – отдельная тема для описания комплекса.

Педагогический институт в Ювяскюля

В главном корпусе особенно отчётливо просматривается гармоничное соединения интерьера с внешним пространством -панорамные окна, открывающие вид на окружающий пейзаж, безупречный вкус в богатой комбинации материалов (керамическая облицовка колонн и деревянные решётки по бокам лестницы).

В это же время Аалто спроектировал Музей центральной Финляндии (1956-61), который считается первым произведением его белого периода в городе, как характеристика фасадов в этой тональности.

Замечательным в этом здании является гибкая система иллюминации, включающая естественное освещение внутренних пространств, включение потолочных окон небольших слуховых окошек с механизмами открытия и закрытия, для регулирования интенсивности потока светового излучения.

Музей Центральной Финляндии

Реализованные проекты

  • павильон Финляндии на Международной выставке в Нью-Йорке, 1939;
  • Общежитие Массачусетского технологического института в Кембридже, 1947—1948;
  • комплекс университета в Ювяскюля, 1952-1970,
  • муниципальный центр поселка Сяюнятсало, 1950-1952;
  • здание Дома культуры в Хельсинки, 1955—1958;
  • Оперный театр в Эссене, 1959;
  • Высшая политехническая школа в Отониеми, 1955-1964.

Формы плавных очертаний широко использовались Аалто и в проектах мебели (мебель для лагеря «Артек», в сотрудничестве с первой женой, Айно Аалто). По его проекту выстроен Дом Финляндии в Хельсинки и создан ряд градостроительных проектов.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

13 + 16 =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>