Еврокоды или СНиПы – какие нормы применять иностранным инвесторам?

Вид «Москва-Сити» с палубы теплохода

6 июля на теплоходе «Маэстро», следовавшем по Москве-реке от Новоспасского моста к ММДЦ «Москва-Сити», собрались строители и инженеры из Великобритании и России для того. На нижней палубе теплохода проходила конференция, посвященная внедрению в российскую практику еврокодов – строительных норм и правил, действующих в Европейском союзе. Еврокоды или СНиПы должны применяться по отношению к иностранным инвесторам? Организаторы конференции – компания Mirax Group, строящая в центре «Москва-Сити» башню «Федерация», и ее партнер – металлургический концерн ArcelorMittal.

Впрочем, правильнее говорить не о внедрении еврокодов, а о согласовании их с российскими нормами. Взять и заменить одни нормы на другие невозможно. Замена была бы тяжелым ударом по нашей строительной индустрии и смертельным – по отраслевым научно-исследовательским институтам. По большому счету, между еврокодами и СНиПами гораздо больше сходства, чем различий. Проблема заключается в том, что правила кодифицированы в разных системах и их трудно свести. Один из докладчиков, Павел Одесский, руководитель сектора металловедения и сварки ЦНИИСК имени Кучеренко, пояснил это на нескольких примерах. В России степень сопротивления металла хрупким разрушениям устанавливается методом ударной вязкости, а в Европе – на образце с острым надрезом.

Компания ArcelorMittal выпускает стальной прокат, который имеет разную структуру в глубине и по краям. СНиПы не дают рецепта, как измерять его прочность. Еврокоды – дают. По этим-то причинам каждый раз, когда на российском рынке появляется новая иностранная продукция, приходится проводить научное исследование, чтобы установить, соответствует ли она нашим нормам. От несогласованности систем в нашей стране больше всего страдают девелоперы. Артур Александров, заместитель председателя правления Mirax Group, рассказал о трудностях, с которыми столкнулась компания при строительстве комплекса «Федерация». Его западная, более высокая башня дважды меняет шаг колонн. До 47-го этажа он составляет 7,5 м, до 62-го – 4,95 м, а выше – 9,5 м.

Чтобы равномерно распределить нагрузку, спроектировали два аутригерных этажа – огромные металлические рамы, подобных которым в России еще никто не делал. Таким образом, конструкция башни в некоторых местах железобетонная, а в некоторых – стальная. Инженеры, готовые спроектировать металлические конструкции, в России есть, так же как и специалисты по бетону. Но тех, кто взял бы на себя проект всей башни, среди них не нашлось.

Пришлось обратиться к иностранцам. Но девелоперы даже предположить не могли, в какую бюрократическую волокиту это выльется! Застройщику приходилось доказывать согласующим инстанциям, что проект, созданный иностранцами, соответствует нашим нормам. Экспертиза, заказанная русским конструкторам, фактически превращалась в повторное проектирование. Как сказал Артур Александров, «мы проектируем дважды, нормируем дважды, проверяем трижды». На это уходят месяцы, в течение которых небоскреб уже мог бы функционировать. Вот почему для строительных компаний и инвесторов крайне важно, чтобы в России действовали те же строительные нормы, что и в остальном мире. Артур Александров считает, что это должны быть еврокоды. Дело в том, что они регламентируют не только характеристики материалов и конструкций, но и сам процесс строительства.

А СНиПы распространяются даже не на все конструкции: на уникальные постройки застройщик должен за свой счет заказывать техническое заключение. Причем, поскольку понятие уникальности распространяется не на отдельные конструкции, а на весь проект, застройщик вынужден получать техническое заключение и на вполне стандартные его части. Например, мачта с лифтами, стоящая в комплексе «Федерация» между двумя башнями, не уникальна. Есть и выше. Однако техническое заключение требуется и на нее. Сотрудники научно-исследовательских институтов высказали противоположную точку зрения: европейские нормы не вводить, а иностранные проектировщики пусть работают по СНиПам. Но с такой постановкой вопроса трудно согласиться: если не унифицировать системы, мы не только закроем российский рынок для иностранных поставщиков и инженеров, но и внешние рынки – для российских. А продукция нашей тяжелой промышленности вполне конкурентоспособна, и нет никаких причин ограничивать ее развитие территорией страны.

Вдобавок работа по согласованию еврокодов со СНиПами уже началась, и сделано на этом поле многое. Как рассказала Лариса Баринова, кандидат технических наук, председатель Технического комитета по стандартизации ТК 465 «Строительство», пересмотр устаревших СНиПов, сопровождавшийся гармонизацией с еврокодами, начался в 1994 году и продолжался до 1996 года, когда программу за недостатком финансирования закрыли. В течение четырех лет в строительных нормах и правилах было запрещено что-либо менять, и лишь в 2000 году процесс возобновился, хоть и не в полной мере (все по той же причине – государство не выделяло достаточно денег). Из-за того, что модернизация СНиПов на время приостановилась, в них сейчас не упомянуты некоторые материалы, широко применяющиеся в мире, зато рекомендуются к использованию те, которые уже перестали выпускать. Ситуация абсурдна. С одной стороны, есть научные институты, которые уже начали согласовывать российские и европейские нормы. Осталось только доделать работу. На это не хватает средств, и институтам крайне важно найти их.

С другой стороны, есть застройщики, которые из-за несогласованности норм теряют колоссальные средства. И они готовы заплатить за решение проблемы. Как остроумно сформулировал Александр Музыкантский, президент фонда «Российский общественно-политический центр»: «Что же мы ищем-то топор под лавкой?» Казалось бы, вопрос решен. Осталось вместе приняться за дело. Но не все так просто. Во-первых, в российской практике существует понятие «уникальное здание». Как мы уже говорили. Для них требуется техническое заключение. Законы предусматривают, что техническое заключение, выданное на уникальную конструкцию, в дальнейшем рассматривается для всех подобных конструкций как новая строительная норма – за исключением тех случаев, когда здание, где эта конструкция применена, также признано уникальным. Уникален объект или нет – решает согласующая инстанция.

Руководствуясь принципом «семь раз отмерь, один отрежь», наши чиновники трактуют это понятие крайне расширительно. И инвестор вновь и вновь проводит экспертизу уже отработанных решений. Эта проблема даже существеннее, чем несоответствие строительных норм разных стран. Вероятно, чтобы ее решить, необходимо изменить законодательство. Таким образом, инвесторы сталкиваются не с одной, а по крайней мере с двумя сложностями. При дальнейшем обсуждении может выясниться, что их больше. Поэтому на конференции создали комиссию, куда пригласили почти всех участников. Комиссия будет работать над решением вопроса, как устранять искусственные трудности, возникающие при согласовании проекта.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

4 − три =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>