Дом на Гринвич стрит – Кондоминиум «WAVE» (Волна) Винки Дубблдам

Кондоминиум на Гринвич-стрит

Название проекта: Дом на Гринвич стрит – Кондоминиум «WAVE»
Расположение 497 Гринвич-стрит, Сохо, Нью-Йорк, США
Площадь участка/застройки, кв. м 900 /637
Общая площадь дома, кв. м 7,100
Количество и тип квартир 22, лофты
Заказчик, девелопер Take One LLC
Архитекторы Archi-Tectonics (рук. Winka Dubbeldam, Ana Sotrel)
Консультанты по зонированию David Hotson Architect
Проектирование 2000 г.
Строительство 2001–2003 гг.

Новый жилой дом на Гринвич стрит по проекту Винки Дубблдам (Winka Dubbeldam) стоит на квадратном участке со стороной 30 м в середине небольшого квартала, в западной части Сохо. Этот еще недавно пустынный район сегодня высоко оценивается девелоперами. Стремительный рост цен на недвижимость обеспечивают низкая плотность застройки и близость к Гудзону, а также проходящий вдоль берега стильный променад, с которого открываются великолепные виды на многие мили вокруг. Говорят, что в 2000 году, через несколько месяцев после того, как девелопер проекта Джонатан Кэрролл (Jonathon Carroll) приобрел землю для строительства нового дома, цены на соседних участках подскочили в четыре раза – вокруг развернулось бурное строительство.

Особое местоположение располагает к возведению дорогого жилья. Апартаменты такого уровня и находятся за необычным стеклянным фасадом нового дома Дубблдам. Голландка Винка Дубблдам открыла свою практику в Нью-Йорке в 1994 году, предварительно пройдя стажировку в офисах Стивена Холла, Бернара Чуми и Питера Айзенмана. Ранее она осуществила несколько проектов квартир, галерей, салона красоты AIDA на Манхэттене и жилого дома в штате Нью-Йорк. Сейчас она работает над несколькими жилыми комплексами в Нью-Йорке, Филадельфии и Роттердаме, но на сегодня дом на Гринвич-стрит – самый крупный из реализованных проектов архитектора. Работа началась с выстраивания так называемого объемного конверта будущей постройки, продиктованного законами зонирования квартала.

За эту работу взялся Дэвид Хотсон (David Hotson), который сам создает уникальные проекты и часто помогает в этом другим известным архитекторам. Это один из наиболее трудоемких этапов работы над любым объектом в Нью-Йорке. Архитектор сделал множество вариантов, пытаясь буквально с точностью до миллиметра выкроить максимально возможный объем, который во многом и определил параметры здания. Трудно даже представить, какое количество нюансов было изучено в схемах местных кодов, которые потом использовались при переговорах с властями о различных отклонениях от тех или иных норм. Половину участка раньше занимал шестиэтажный склад из кирпича. Архитектор предложила девелоперу сохранить старое здание и дополнить его двумя новыми объемами, построив четыре этажа сверху и одиннадцать сбоку.

Трехмерная модель здания в разрезе. Дом на Гринвич стрит - Кондоминиум «WAVE»Фасад новых этажей представляет собой стеклянную мембрану, которая дважды прерывается уступами – это следствие требований градостроительного зонирования. Между двумя зданиями встроены аккуратные бетонные балконы, подчеркивающие грань между новой и старой частями, при этом связывая их в единую композицию. Кроме 22 лофтов в здании разместились двухэтажный пентхаус для Кэрролла, двухэтажные апартаменты для гостей, сауна, спортзал, бассейн, винный погреб и художественная галерея на первом этаже.

Но, конечно, самое интересное в этом доме – необычный фасад, который обращает на себя внимание каждого прохожего. Отступившая от красной линии стеклянная плоскость первого этажа формирует острый козырек и взметается вверх, искажая в плавно изогнутых плоскостях улицу и весь город. Такую пространственную игру скорее можно назвать анти-фасадом. Дубблдам поясняет: «Идея не в том, чтобы отгородиться от людей, а в том, чтобы заинтриговать их, сделать так, чтобы им хотелось проникнуть внутрь, облокотиться на фасад, пройтись под козырьком здания…»

Зеркальная гладь фасада площадью более 930 кв. м из изогнутых стеклопакетов оказалась не только самой эффектной, но и самой сложной частью проекта. Первоначально предполагалось использовать стандартные системы остекления и лишь немного отклониться от них. Однако это оказалось дороже, чем разработка уникальной стеклянной оболочки. Уильям Логан (William Logan), главный разработчик фасада из компании Israel Berger&Associates, рассказывает, что перед проектировщиками стояла очень непростая задача – в точности воспроизвести геометрию стеклянной оболочки, ни на миллиметр не отклонившись от формы, задуманной архитектором, и внедрить в нее тонкий, едва заметный стальной каркас. В результате фасад был сплетен из трех слоев: горизонтальных лент алюминиевых профилей-«плавников» снаружи, вертикальных стальных колонн внутри и зажатого посередине слоя стеклянных изогнутых панелей с прозрачными швами.

Различные элементы фасада были изготовлены в разных концах света: алюминиевые профили-«плавники» – в Гонконге, стеклянные панели – в Барселоне, а весь фасад собран в Бруклине и лишь затем установлен на Гринвич-стрит. Логан поясняет, что именно в этих городах производители смогли предложить свои услуги на более выгодных экономических условиях, чем их местные конкуренты. Вся информация между архитектором, консультантами и производителями передавалась с помощью электронной почты. Производители разработали свои собственные двухмерные чертежи, полагаясь на электронные трехмерные чертежи архитектора, сделанные в программе Rhino.

Этот проект доказывает, что именно пространство, а не декор являются основным качеством архитектуры. Оно, подобно цвету в живописи, напрямую выстраивает подсознательный коммуникационный мостик между объектом и субъектом. Продолжающийся последние годы строительный бум на Манхэттене меняет взгляды девелоперов на проектирование. Неудивительно, что в условиях подобной конъюнктуры многие нью-йоркские архитекторы реализуют свои самые радикальные идеи.

Дом на Гринвич стрит - Кондоминиум «WAVE»

А ведь еще недавно любой проект, хоть немного отходящий от наиболее экономичной схемы, даже не рассматривался. Здание-волна уже готово, но во многих квартирах только сейчас делается ремонт. Некоторые из жильцов обратились напрямую к Дубблдам с просьбой сделать проект интерьера. Это вполне логично – если архитектору удалась оболочка здания, то создать гармонию внутри ей будет наверняка под силу.

Молодой художник и фотограф по имени Питер приобрел две квартиры на восьмом этаже, чтобы объединить их в одну. Строительные работы уже подходят к концу. Именно в квартире Питера я и застал энергичную голландку. Она бойко раздавала указания многочисленной команде строителей, что не помешало ей рассказать о том, как все будет выглядеть, когда уляжется строительная пыль. Апартаменты в доме задуманы как лофты, что существенно облегчает их перестройку. Питеру достались квартиры, выходящие на две противоположные стороны – на Гринвич-стрит, с видом на Гудзон, и вглубь квартала, с видом на Нижний Манхэттен. После объединения площадь жилища Питера составит около 300 кв. м.

Общая комната, включающая прихожую и кухню, выходит окнами на Гудзон. Непрерывная стеклянная гладь фасада высотой 3 и шириной 13 м наклонена внутрь комнаты под непривычно острым углом, кажется, будто небо опускается в интерьер. Терраса во всю ширину квартиры разделяет стеклянную оболочку, однако разрыв не виден с улицы, что создает ощущение непрерывности поверхности. Квартира Питера достаточно просторна, чтобы продемонстрировать сценографические качества, которыми славится архитектура Дубблдам. Она считает, что любой проект – это своеобразный перформанс, определяемый функциональным предназначением, и именно эти две составляющие диктуют форму здания. Прямо посередине квартиры проходит сформированный двумя складчатыми стенами изгибающийся коридор. Он соединяет общую зону с приватной, включающей две спальни, и подводит к большому проему в стене. Необычный коридор-«гармошка» проделывает настоящие чудеса с восприятием пространства, которое в зависимости от ракурса то сжимается, то вытягивается – кажется, что оно вот-вот выйдет из-под контроля.

Коридор очень эффектен, но он не только связывает внутренние помещения. По нему хочется прогуливаться без всякой цели, так как именно он позволяет наиболее остро ощутить интеграцию наружных поверхностей и внутреннего пространства. Каждое движение по квартире сопровождается постоянно меняющимися видами множества манхэттенских башен, присутствие которых делает футуристическое пространство земным и знакомым.

Попытка интегрировать экстерьер и интерьер – одна из задач современного архитектора. Одним из шагов к ее решению считается частный дом Moebius House, построенный в 1998 году по проекту другого известного голландца – Бена ван Беркеля.

Компьютерная модель козырька над первым этажом. Дом на Гринвич стрит - Кондоминиум «WAVE»

Именно лента Мебиуса становится одной из наиболее верных ассоциаций, связанных с домом на Гринвич стрит. При переходе с этажа на этаж возникает чувство, будто движение происходит по кругам, восьмеркам и спиралям. В этом головокружительном лабиринте стираются границы между внешним и внутренним, новым и старым, частным и общим.

Винка Дубблдам – архитектор нового поколения, проектирующая при помощи популярных объемных компьютерных программ типа Maya, широко применяемых в анимации. Все дизайнеры фирмы Archi-Tectonics, которую возглавляет Дубблдам, виртуозно владеют этими программами, а самую распространенную среди архитекторов, преимущественно двухмерную AutoCAD не используют вообще. Объемное проектирование делает весь процесс от идеи до реализации более интегрированным. Именно в виде объемных моделей информация попадает к строителям, которые затем воспроизводят реальное пространство по точкам в системе координат.

Объемное проектирование позволяет по-новому взглянуть на проект здания, которое можно увидеть одновременно изнутри и снаружи. Этот факт, возможно, и объясняет желание молодых архитекторов сломать привычное представление фасада как пограничной плоскости и стереть эту грань между внешним и внутренним.

Дом на Гринвич стрит - Кондоминиум «WAVE»

Сама Дубблдам живет на шестом этаже в квартире площадью 160 кв. м с двумя спальнями. В ее жилище большое значение имеет цвет стен, отражающий функцию каждой из них. Своеобразным внутренним стержнем служит прямая серебристая стена, разделяющая спальни и общее пространство.

Это «умная» перегородка, в которую интегрированы книжные полки, ниши, платяные шкафы и скользящие по рельсам двери. «Интеграция» – ключевое слово в архитектуре Дубблдам, где каждый элемент пространства становится его органическим продолжением.

Здание венчает двухэтажный пентхаус девелопера проекта. Его второй уровень слегка отступает от внешней оболочки. Эта часть стеклянной волны высотой 9 м поднимается выше уровня потолка последнего этажа и накрывает его. Террасы, окружающие пентхаус, значительно превышают площадь самой квартиры – отсюда Манхэттен виден как на ладони. На этой стартовой площадке как нигде в Нью-Йорке ощущается стремительное наступление на современность архитектуры будущего.

Конструкции

Конструкторы Buro Happold (рук. Craig Schwitter)
Инженеры Gabor Szakal, P.C.
Консультанты по фасаду «стеклянная волна» Israel Berger&Associates (рук. William Logan)
Консультант по акустике Shen Milsom&Wilke, Inc.
Консультант по лифтовому оборудованию Barker Mohandes
Сбор и установка «стеклянной волны» UAD
Производители фасадного стекла Cricursa
Площадь фасада 930 кв. м
Конструктивная система облегченная стальная конструкция с открытыми бетонными перекрытиями

Девелопмент

Во многом успешный исход проекта определил его девелопер, молодой англичанин Джонатан Кэрролл, президент девелоперской компании Take One LLC. Он с самого начала стремился построить необычное здание, которое не только привлекло бы потенциальных покупателей квартир, но и послужило примером экспериментального строительства. Выбор архитектора для подобной задачи – шаг номер один. В Нью-Йорке у Кэрролла уже был подобный опыт. В 1998 году по проекту Винки Дубблдам он создал для себя просторный лофт площадью 465 кв. м в Сохо. Дизайн квартиры настолько пришелся по вкусу Кэрроллу (кстати, страстному ценителю и собирателю современного искусства), что в 2000 году он обратился к Дубблдам вновь, даже еще до того, как определил участок для нового здания. Именно она посоветовала девелоперу купить землю в западной части Сохо.

Экспериментальное строительство в Нью-Йорке пока еще нельзя назвать обычной практикой. Цены на квартиры не прекращают идти вверх, поэтому большинство девелоперов не утруждают себя контролем качества строительства. Однако западный Сохо – исключение. Сегодня даже при стабильном спросе на квартиры девелоперы вынуждены проявлять особое внимание к необычным пространственным решениям и нетрадиционным материалам.

Как это принято в подобных проектах, жилье поступило в продажу задолго до окончания строительства. Все квартиры в доме на Гринвич-стрит были проданы через местное агентство по продаже недвижимости Canto&Pecorella. Показательно, что растущие цены на недвижимость и уникальность квартир способствовали их многократной перепродаже. При этом оригинальные покупатели нередко перестраивали лофты свободной планировки, что позволяло продавать жилье значительно дороже. Они имели неограниченные возможности переделки пространства – концепция свободной планировки становится в Нью-Йорке все более популярной.

Цены на квартиры колебались от $1 млн за лофт площадью 155 кв. м, с одной ванной комнатой до $6,6 млн за двухэтажный пентхаус площадью 330 кв. м, террасами площадью более 150 кв. м, двумя ванными комнатами и дополнительным санузлом. В настоящее время на продажу выставлена квартира с тремя спальнями за $3,6 млн. Эти цифры соответствуют показателям в районе, где средняя цена за квадратный метр нового жилья достигает 15, 25 и более тысяч долларов.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

три + 19 =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>