Дом на Дернгейт-стрит, 78, в Нортхемптоне

Дом на Дернгейт-стрит, 78, в Нортхемптоне

В 1915 году чета Макинтошей переехала в Лондон, в район Челси. Это был сложный период в жизни художника: архитектурных заказов почти не было, он много пил и занимался, главным образом, акварелью, эскизами к тканям и книжной графикой. Его бурная строительная деятельность в Глазго осталась позади, в Англии же он был практически неизвестен.

В этой ситуации знакомство с молодым бизнесменом Венманом Бэссит-Лоуком стало для мастера настоящей удачей. Бэссит-Лоук до начала карьеры крупного производителя игрушечных механических железных дорог и паровозов проработал шесть месяцев в архитектурном бюро и был страстным любителем современной архитектуры. Он и предложил Макинтошу оформить свой дом в духе столь любимого им Сецессиона, на развитие которого сам Макинтош оказал большое влияние.

Вид на садовый фасад

Вид на садовый фасад

Таунхаус — секцию № 78 в небольшом особняке в георгианском стиле на Дернгейт-стрит — Венман получил в подарок от отца на свадьбу с Флоренс Джонс в 1916 году. Ко времени покупки дому было уже 100 лет, в нем не было ни воды, ни электричества, и он находился на окраине маленького, захолустного городка Нортхемптон в ближайшем пригороде Лондона. Работы продолжались год и были завершены в 1917-м.

Макинтош провел полную реконструкцию дома: было снесено и перенесено несколько стен, лестницу развернули на 90 градусов, на главный фасад был вынесен эркер, а к заднему, выходящему в сад, добавлена пристройка, где разместились оборудованная по последнему слову техники кухня и небольшая столовая. Над пристройкой образовался балкон, на который был выход из хозяйской спальни. Но главный интерес представляют интерьеры. В них царят те доведенные до кульминации строгость, жесткость и геометричность, которые произвели такую сенсацию в 1900 году на выставке венского Сецессиона, во многом определив направление развития австрийского и немецкого дизайна.

Уже при входе в дом посетителя ожидает необычайно эффектное зрелище — знаменитый Черный холл. В его цветовой схеме преобладают черный и золотисто-желтый цвета. Замечателен выполненный по трафарету золотой декор в виде стилизованных деревьев, обвешанных строгими рядами треугольной листвы. Общий эффект усиливает закрывающий лестницу экран, состоящий из квадратных ячеек, заполненных панелями из светодиодного стекла с геометрическим орнаментом из стилизованных растительных мотивов.

Главный фасад

Главный фасад

Геометризм форм здесь достигает своего апогея — квадрат становится основным структурным элементом дизайна, и все пространство собрано подобно мозаике из квадратов и треугольников. Геометричность, острота углов, вертикальные полосы и диагонали, намечающийся рисунок зигзага, ацтекские мотивы на двери и камине, как и смелое эпатажное сочетание активных черного и золотого цветов, — все это напрямую предваряет стиль ар-деко, вошедший в моду в Европе к середине 1920-х годов. Черный холл стал одним из самых ранних предвестников этого стиля, вышедшего из школы Глазго, венского Сецессиона, испанского и французского кубизма и множества иных, более экзотических источников. Возможно, Макинтош и сам был вдохновлен новой атмосферой наступавшей «джазовой эпохи», заполнявшей кафе и бары лондонского Челси.

Другой, поражающий своей смелостью интерьер, — гостевая спальня на втором этаже дома. Тонкие черные и белые полосы взбегают по стенам и потолку и продолжаются в тканом ансамбле двух узких, строгих, почти армейского вида геометричных кроватей, где к ним присоединяется яркий насыщенный синий цвет, поддержанный также синими светильниками. Деревянные детали мебели окаймлены черной трафаретной каймой с вкраплением маленьких квадратов. Именно в этой спальне ночевал знаменитый друг Бэссит-Лоуков — Бернард Шоу.

Дизайн входной двери. Фрагмент

Дизайн входной двери. Фрагмент

Вся мебель для таунхауса была выполнена исключительно по эскизам Макинтоша. Помимо геометричности форм, здесь проявилась и любовь мастера к новаторским материалам: в отделке использована одна из первых пластмасс — эриноид, а стены в ванной оклеены моющимися обоями.

Хотя сам Бэссит-Лоук, — поклонник авангардного дизайна, остался доволен оформлением, идеи Макинтоша оказались слишком смелыми для семьи хозяина дома. Известно, что миссис Бэссит-Лоук не нравился холл, причем настолько, что в 1922 году она заставила Макинтоша перекрасить его в серый цвет, что полностью уничтожило весь роскошный, гламурный эффект. Кроме того, Макинтош задержал сроки сдачи объекта (ждал, когда закончится забастовка производителей специальной черепицы, отказываясь заменить ее чем-нибудь другим).

Возможно, были и другие трения. Удивителен тот факт, что, когда в 1920 году журнал «Идеальный дом» сделал развернутую публикацию о новаторском стиле дома № 78 на Дернгейт-стрит — с фотографиями всех комнат и портретами хозяев на крыльце и на заднем дворе, — имя дизайнера и автора интерьеров Чарльза Ренни Макинтоша даже не было упомянуто! О его участии в этой работе Бэссит-Лоуки заявили лишь в 1930-х годах, уже после смерти мастера, когда интерес к творчеству Макинтоша во всем мире неуклонно рос и стало очевидно, что дом на Дернгейтстрит оказался исключительно ценным арт-объектом. Но в 1925 году, когда Бэссит-Лоуки решили строить новый дом, они не пригласили Макинтоша, поручив проект талантливому молодому немцу Питеру Беренсу. Таким образом, дом № 78 по Дернгейт-стрит оказался последним архитектурным объектом в жизни великого мастера, а также его единственным относительно крупным проектом в Англии.

Дом на Дернгейт-стрит, 78

Дом на Дернгейт-стрит, 78

К счастью, судьба дома сложилась вполне благополучно. Бэссит-Лоуки продали его, и через некоторое время он оказался в собственности Нортхемптонской женской школы, администрация которой лишь перекрасила стены. Со временем усилиями общественности были собраны деньги на полное восстановление таунхауса по первоначальным эскизам мастера — разумеется, с черно-золотым холлом. В 1999 году реставрационные работы завершились и в здании открылся музей. А в присоединенном к нему соседнем доме № 80 — выставочная галерея.

Дом на Дернгейт-стрит, 78, — уникальный проект мастера, стоящий несколько в стороне от его прочих произведений. Несмотря на очевидные и узнаваемые черты макинтошевского стиля, он является неким принципиально новым этапом по сравнению со всем, сделанным художником ранее. Можно говорить о том, что Макинтош перерос свой собственный стиль в рамках ар-нуво и двинулся дальше в сторону новейших тенденций эпохи, во многом предугадывая и предчувствуя их. Как и любое из произведений великого архитектора, маленький таунхаус вошел в историю европейского дизайна, явившись образцом стиля и элегантности, а также источником новаторских идей, разошедшихся на множество цитат и подражаний.

Архитектурные особенности объекта:

  • В 1999 году в здании открылся музей, а в присоединенном к нему соседнем доме № 80 — выставочная галерея.
  • Макинтош был известен свой любовью к деталям. Ни одна мелочь не могла быть незначительной для него. В зоне входа все — от номера дома, выполненного характерным шрифтом мастера, до ручки двери и оформления цветочной кадки — является образцом стиля «Макинтош».
  • Макинтош отрицал ордерные формы, его любимым приемом в оформлении фасада было сочетание кирпича и черного металла.
  • Авангардные для своего времени интерьеры Макинтоша скрываются за весьма скромным георгианским фасадом узкой секции № 78 небольшого таунхауса.
  • Скромный дом без воды и электричества находился на окраине городка Нортхемптон. Макинтошу пришлось заниматься полной реконструкцией секции, чтобы превратить ее в образец благоустроенного современного дома.
  • Характерные для входного Черного холла зигзагообразный рисунок и геометрический орнамент из стилизованных растительных мотивов продолжаются в дизайне входной двери.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

пять × четыре =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>