Дисциплина градостроительства – архитектура Риги

Дисциплина градостроительства - архитектура Риги

В 2005-м городская дума утвердила план развития Риги на 2006–2018 годы и проект сохранения и развития центра города, включенного в 1997 году в список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. В 2006 году возобновлена должность главного архитектора города Риги – эту миссию взял на себя архитектор, в прошлом министр культуры Латвии, а также посол в Швеции и Великобритании, Янис Дрипе (Jānis Dripe), который  дал интервью главному редактору журнала Latvijas Architektūra Янису Лейниексу (Jānis Lejnieks). Архитектура Риги не стоит на месте.

Главный архитектор Риги Янис Дрипе

Для начала – стандартный вопрос: назовите основные градостроительные события в Риге за последние несколько лет.

Я.Д. Бесспорно, это начало работы в Риге Рема Колхаса. Бюро ОМА разрабатывает большой градостроительный проект для территорий, находящихся к северу от Старой Риги. Остров Андрейсала (Anderjsala) и Экспортный порт (Eksportosta) изменят свои функции и превратятся из промышленных территорий в жилые районы – с офисами, гостиницами и другими общественными зданиями. Таким образом, в городе появится обширная публичная зона возле Даугавы – до сих пор это место было закрыто для горожан. Сам Рем Колхас работает над проектом реконструкции построенной в начале XX века городской теплоэлектроцентрали и переоборудованием ее в Латвийский музей современного искусства. Интерес к Риге со стороны международного архитектурного сообщества значительно возрос после международного конкурса на проект нового городского концертного зала.

Его предполагаемое местоположение – на АБ дамбе (AB dambja), напротив Старой Риги (Vecrīga), стало поводом для профессиональной дискуссии, однако заключение признанных экспертов, в том числе из ЮНЕСКО, гласит, что проект заслуживает реализации и всяческой поддержки. Приятно, что в творческом соревновании с такими известными архитектурными бюро, как Behnisch Architekten (Германия), CoopHimmelb(l)au (Австрия), Henning Larsens Tegnestue A/S (Дания), Snøhetta (Норвегия) участвовали и наши проектировщики, причем победу одержало латвийское бюро Sīlis, Zābers un Klava, руководитель которого Андис Силис (Andis Sīlis) и продолжает работу над проектом.

За сохранение исторической городской среды в Риге можно не волноваться – оба больших проекта создаются на основе тщательного анализа и являются результатом кропотливой работы, сомнений, дискуссий, о чем свидетельствует огромное количество вариантов проектных решений. Сейчас мы обсуждаем архитектурное будущее северных частей Андрейсала и Кипсала, ищем образное решение и определяем диапазон функций.

Архитекторы одного из ведущих бюро в мире (OMA) внимательно прислушиваются к нашему мнению. По сравнению с нашими архитекторами они в своей работе очень гибки и толерантны. Никакого высокомерия, никаких поспешных суждений – совсем не так, как в нашей практике оценки проектов и освещения этого процесса в прессе. В прошлом году в Лондоне у меня была возможность участвовать в конференции, на которой Рем Колхас дискутировал с Захой Хадид, Чарлзом Дженксом и другими. Оказывается, star-архитекторы любят Лондон именно за его безумную изменчивость, они растут и учатся вместе с этим городом, ошибаются и сомневаются, решаются на смелые эксперименты. Планомерные градостроительные программы охватывают только ключевые позиции, одновременно с ними городские власти позволяют Лондону естественно развиваться.

Из чего – без эмоций – можно заключить, что он скорее является побочным продуктом определенной экономической политики, что к нему как Городу относятся не слишком серьезно… У меня есть надежда, что и мы придем к этому, что публичные обсуждения и дискуссии о Риге станут обычной практикой и будут вестись на основе глубокой любви к городу и взаимной толерантности.

Фрагмент комплексной высотной застройки. Район Kipsala.

Главные принципы, которыми вы руководствуетесь в своей работе?

Я.Д. Их три. Дисциплина градостроительства, объективное качество создаваемых пространственных структур и открытость мировым тенденциям. Лучший пример последнего – уже упомянутый проект Латвийского музея современного искусства Рема Колхаса, включающий благоустройство набережных. В соблюдении дисциплины градостроительства главному архитектору города помогает исчерпывающий, продуманный пакет документов городского планирования. Между прочим, его наличие было главным условием моего согласия занять эту должность. Хронологически это было так: в декабре 2005 года Рижская дума утвердила план развития Риги на 2006–2018 годы, разработанный авторским коллективом департамента городского развития совместно с приглашенными экспертами, а в феврале 2006 года начало работу бюро главного архитектора Риги.

В период с 2002 по 2006 год должность главного архитектора города была упразднена. Главной стратегической фигурой в области городского строительства, планирования и архитектуры был директор департамента развития, а непосредственно проекты утверждал глава строительного управления, входящего в этот департамент. В настоящее время должность главного архитектора города восстановлена. Она является выборной, любой архитектор может участвовать в открытом конкурсе, в результате которого депутаты Думы голосованием выбирают руководителя архитектурно-строительного комплекса Риги.

Миссию главного архитектора города я сравниваю с миссией, которую парламент Латвии определил для омбудсмена. Моя задача – защищать интересы общества и выступать за архитектонически качественное развитие каждой части городской территории. Гарантией эффективности деятельности является относительная политическая независимость главного архитектора города. Я начал свою работу с консультаций с коллегами из Хельсинки, Вены, Барселоны, Копенгагена, Стокгольма и, разумеется, Вильнюса и Таллина. Для архитекторов балтийских столиц это была первая встреча после стремительных перемен начала 1990-х годов. В дальнейшем мы планируем устраивать такие мероприятия ежегодно. Хороший инструмент в нашей работе и Коллегия рижского городского архитектора.

Архитектура Риги. Проект конверсии городской теплоэлектростанции (нач. ХХ в.) в Музей cовременного искусства. Район Андрейсала. Бюро OMA

Перечислите крупнейшие проекты последнего времени в Риге.

Я.Д. Архитектура Риги – это не только старый город, но и проекты, направленные в бущущее. Это масштабный проект силуэта застройки левого берега реки Даугавы, который создается нашими лучшими архитекторами в постоянных дискуссиях и консультациях со специалистами Центра всемирного наследия ЮНЕСКО и Госинспекции по охране памятников культуры Латвии. Проект нового центра в Задвинье (Pārdaugava), насчитывающий более чем десятилетнюю историю, продолжает развиваться на пути к реализации. Ширина Даугавы напротив Старой Риги около 700 м, и новостройки, по нашему мнению, не могут повлиять на восприятие ее силуэта. Шпили классических барочных храмов – Домского собора и церквей Св. Петра и Св. Якова – веками служили визитной карточкой старого ганзейского города. Силуэт и панорама исторического центра Риги – ценность, признанная в международном масштабе, что подтверждает включение их в список культурного наследия ЮНЕСКО.

Уважение к этим ценностям – основа нашей работы, и лучшее подтверждение тому – наша готовность снести градостроительную ошибку тридцатилетней давности – высотное здание на площади Цитаделес (Citadeles) на правом берегу Даугавы, в непосредственной близости от Старой Риги. Но, уважая нашу историю, мы хотим создавать архитектуру XXI века, возводя комплекс высотных зданий вокруг залива Агенскалнс, тоже недалеко от Старого города. Недавно там закончено высотное здание Hansabanka (121 м) по проекту латвийских архитекторов Виктора Валгумса (Viktors Valgums), Улдиса Берзиньша (Uldis Bērzinš) и Алвиса Злауготниса (Alvis Zlaugotnis) (бюро Zenico и Tectum). Сейчас строится высотное здание «Да Винчи» по проекту Мейнхарда фон Геркана. Кстати, этот всемирно известный архитектор родился в Риге и покинул Латвию перед второй мировой войной. Над следующим зданием работает Гюнтер Шалер (Gunter Schaler) (в конкурсе победило бюро Behnisch Architekte). Авторы других высотных зданий – рижские архитекторы Улдис Лукшевицс (Uldis Lukševics, бюро F.L. Tadao & Lukševics), Андрис Кронбергс (Andris Kronbergs) и Арнис Клейнбергс (Arnis Kleinbergs) (бюро Arhis).

Концепция нового городского концертного зала на AB dambja. 3-D визуализации. Проект LINEAMENTUM. Архитектурное бюро Sīlis, Zābers un Klava (Латвия). Архитектура Риги

В каких случаях объявляются международные конкурсы, а в каких привлекаются только латышские архитекторы?

Я.Д. Наши архитекторы неизменно успешно конкурируют с коллегами из Норвегии, Финляндии, Швеции, Дании, Австрии, Германии, Литвы, Эстонии и других стран. В каком случае устраивать международный конкурс, определяют законодательные акты о развитии Риги. Конкурс местного масштаба обязателен в случаях, когда речь идет о новостройке на территории исторического центра Риги. Но надо отметить, что местные архитекторы очень загружены. Поэтому заказчик, желая получить надежный результат (требование о как минимум трех конкурсных работах является обязательным), обычно заключает c архитектурным бюро договор об участии. А каких архитекторов приглашать – это выбор девелоперов и тех, кто их финансирует.

В Латвии довольно много проектов норвежских архитекторов, что указывает на происхождение финансирования. Кроме традиционных заказных конкурсов в Риге привычной практикой стали международные семинары градостроителей и архитекторов, которые длятся почти неделю. С начала 1990-х проведено более 30 таких семинаров. Их по заказу cамоуправления или частных инвесторов организуют архитектурные бюро при активном содействии нашего архитектурного вуза – факультета архитектуры Рижского технического университета.

Такие соревнования архитекторов проводятся как по поводу значимых территорий на окраинах города, так и в Старой Риге, и в центре, а особенно в Задвинье, где создается новый центр города. Например, нынешний международный семинар архитекторов будет посвящен новому зданию для администрации Рижской думы на левом берегу Даугавы.

Каковы, на ваш взгляд, главные проблемы Риги?

Я.Д. Если с архитектурой Риги все более или менее в порядке, то транспортная инфраструктура города сильно хромает: пробки – явление частое, особенно при пересечении Даугавы. В плане инженерных построек мы отстаем примерно на 20 лет, и о причинах отставания догадаться нетрудно. Чтобы вложить средства в инфраструктуру, было необходимо принять политически непопулярные и трудные решения, например о строительстве тех же мостов или тоннелей. Из-за политической конъюнктуры в свое время не была определена правильная последовательность – сейчас строится южный мост, хотя северный был бы полезнее, так как обслуживал бы порт. Но в отношении него до сих пор нет ясности: будет ли это тоннель или высокий мост, который пересечет Даугаву в районе порта.

Тем не менее мы привлекли иностранных консультантов к решению транспортных вопросов – профессора Колумбийского университета (США) Сигурда Граву (Sigurds Grava), начало работу и голландское бюро OMA. Вторая проблема заключается в неупорядоченном законодательстве и отсутствии четкой иерархии документации в области градостроительства. Присоединяюсь к автору предыдущего плана развития Риги на 1995–2005 годы канадскому архитектору Андрису Розе (Andris Roze), который утверждал, что «детальный план является очень точным инструментом для мелкой, точной работы, но его трудно применить для обширных секторов города или сельских территорий.

Архитектура Риги. Проект Национальной библиотеки Латвии. Район Mukusala. Архитектор Гунар Биркерт. Ночной вид со стороны Старого города

Это все равно, что пытаться маникюрными ножницами скосить газон перед домом». В нашей иерархии планирования недостает такого инструмента, как план второго уровня. Он был бы своего рода промежуточным документом: подробнее, чем общий план города, рассматривал бы вопросы, которые касаются всего города, но относятся к какой-либо конкретной его части (центру, новому ареалу развития, морскому берегу). Для Риги актуальна территория к северу от центра – так называемый район улицы Сканстес, улицы Лиелирбес и Улманя, а также дорога в аэропорт. План второго уровня нужен и для того, чтобы внести необходимые поправки в план развития города. Таким планом второго уровня мог бы стать план сохранения и развития исторического центра. К сожалению, вместо этого получился огромный и труднопостижимый детальный план.

Какие ограничения в строительстве существуют в зоне исторического центра Риги?

Я.Д. Рижский исторический центр – уникальная ценность, несмотря на небольшую площадь по сравнению с территорией города. Он занимает только 1,43 % (вместе с буферной зоной – 5,45 %) от общей территории города, но в нем живут 19 % рижан и размещено 45 % рабочих мест. Именно сюда привлекаются крупнейшие инвестиции – как в новостройки, так и в проекты реконструкции и модернизации. В заключении экспертов ЮНЕСКО, включивших Рижский исторический центр в список мирового культурного наследия в 1997 году, сказано: «Исторический центр Риги с сохранившейся и сравнительно неизмененной средневековой и последующей структурой, насыщенной архитектурой югендстиля высочайшего качества, является уникальной ценностью, подобной которой нет нигде в мире и сохранение которой отвечает интересам всего человечества».

3-D модель терминала аэропорта. Проект бюро Arhis

Довольно большую территорию мирового значения (435 га) окружает еще более объемная буферная, или защитная, зона. В защите памятников градостроения существует преемственность, ведь ценности центра Риги уже с 60-х годов XX века защищал статус памятника градостроительства всесоюзного значения. Это была мудрая политика – не пускать панельные здания внутрь железнодорожного кольца. Наша задача сегодня – при помощи соответствующих инструментов планирования создать оптимальные условия для сохранения и развития исторического центра. Латвийский парламент в 2003 году принял Закон об охране исторического центра Риги, вслед за которым в 2004 году Кабинет министров разработал «Правила о сохранении, защите, использовании, изменении культурно-исторической среды и порядок реализации проектов развития исторического центра Риги».

Они достаточно строго определяют параметры застройки в защитной зоне исторического центра Риги, в том числе высоту застройки, например на Кипсала – 121 м, что совпадает с самым высоким историческим зданием Риги – церковью Св. Петра. План сохранения и развития Риги идет еще дальше и, заботясь об охране деревянной застройки, выделяет в центре Риги 52 зоны особой застройки. Все эти меры оптимальны с точки зрения дисциплины градостроительства, но стратегические достижения трудно превратить в тактические. Нельзя игнорировать конфликт между требованиями сохранения исторической среды и необходимостью ее дальнейшего развития. Для решения необходимо создать эффективный механизм, который обеспечил бы равновесие между сохранением и развитием в условиях активного притока инвестиций. Следовательно, одна из наших ближайших целей – детально определить самые актуальные для развития зоны и узлы.

С чем вы связываете будущее Риги?

Я.Д. У Архитектуры Риги есть амбиции – закрепить за собой образ современной балтийской архитектурной метрополии. В достижении этой цели нам помогут три больших культурных обьекта: уже упомянутые Музей современного искусства и концертный зал, а также Национальная библиотека, строительство которой начнется в следующем году по проекту американского архитектора латышского происхождения Гунара Биркерта (Gunārs Birkerts). Звездным часом Риги стало празднование 800-летия города в 2001 году, когда город, богатый водоемами, подобно божеству возродился из пены вод (или празднеств). Но праздник кончился. Городу расти бы и развиваться, но это трудно без заботливых родителей и учителей.

Благоустройство городского пространства и шлифовка отдельных архитектурных бриллиантов Риги до блеска настоящих символов происходит отнюдь не так активно и быстро, как растет наше общее благосостояние, частный автопарк и строительство жилья. Мы все еще продолжаем веселиться на празднике торговых центров и многозальных кинотеатров. Объективное, но, надеюсь, преходящее явление. На рынке туризма Рига обычно оперирует рядом более или менее правдивых определений. «Рига – метрополия югендстиля», «Рига – маленький или северный Париж», «Рига – жемчужина деревянной архитектуры», «Рига – столица Балтии», «Рига – город парков» с ее знаменитыми садами XIX и XX веков по проектам главных садовников того времени Георга Куфалта (Georgs Kufalts) и Андрея Зейдака (Andrejs Zeidaks). Правда, в городе нет главного садовника, а те парки, которые находятся чуть дальше от центра, могли бы быть и в лучшем состоянии. Рига заботится о создании новых скверов в густонаселенных исторических районах.

Например, недавно завершился конкурс на проект сквера на главной улице города – Б ривибас (Brīvības). Международная конкуренция в плане узнаваемости сильна и увеличивается – ливерпульцы свой новый аэропорт называют именем Леннона, шведы серьезно подумывают, не переименовать ли Арланд в аэропорт Нобеля. Мы в этом контексте должны осознавать свои масштабы. Скорее всего, присвоение аэропорту имени величайшего латышского поэта и общественного деятеля Яна Райниса делу не поможет. А вот расширение аэропорта по проектам архитектурного бюро Arhis под руководством Андриса Колбергса может сделать его великолепной визитной карточкой Риги. Закроем на минутку глаза и погрузимся в градостроительные мечты. Представим, что мы шагаем по исторической дамбе Баласта на Кипсала. Вдали виднеются четкие очертания группы высоток, созданных мастерами с международным именем, справа – ряд ухоженных, но не отлакированных деревянных домов, с площади Цитаделес исчезло высотное здание министерства земледелия. Силуэт старого города мерцает изящными башнями. Хорошо!

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

пятнадцать − восемь =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>