Часовня Санта-Мария-дельи-Анджели в Монте-Тамаро

Часовня Санта-Мария-дельи- Анджели в Монте-Тамаро

Несмотря на то что Марио Ботта начинал карьеру с проектирования частных домов и именно затейливые и образные решения небольших вилл принесли ему определенное уважение коллег и популярность среди заказчиков, настоящего мастерства в работе с относительно малыми объектами он достиг, создавая храмы и часовни. Небольшой формат и строгая определенность монофункции позволяли сосредоточиться на выразительности ее внешней формы.

Заказ на возведение часовни Санта-Мария-дельи-Анджели Ботта получил от Эджидио Каттанео — владельца подъемников на горнолыжном курорте на Монте-Тамаро, которому очень понравился раскритикованный представителями церкви проект капеллы Сан-Джованни в Моньо, что был придуман еще в 1986 году и целых семь лет дожидался разрешения на строительство. Впечатленный ярким замыслом, Каттанео заказал Ботте часовню в память о своей жене.

Работа над часовней шла в два этапа: первоначальный замысел родился в 1990 году, проектирование тянулось почти два года, а собственно строительство — еще четыре. Так что окончательный вид постройка обрела в 1996 году. Архитектору удалось сделать почти невозможное: спроектировать такое церковное здание, появление которого оказалось исключительно важным сразу в нескольких областях человеческой деятельности.

Верхний пандус и смотровая площадка часовни

Верхний пандус и смотровая площадка часовни

Во-первых, часовня в Монте-Тамаро стала заметной вехой для европейской архитектуры, в то время несколько разочаровавшейся в идеях ортодоксального модернизма и повсеместно увлекавшейся постмодернистскими играми и двойным кодированием. Ботта же, один из идеологов постмодернизма, в своей постройке показал, что, даже следуя принципам многослойного «кодирования» культурных и художественных смыслов, можно вполне серьезно продолжать собственно модернистскую линию архитектурного развития.

После значительного успеха капеллы интерес к традиционному модернизму стал вновь возрождаться в Европе, а важный для самого Ботты принцип — «нельзя делать пародию на архитектуру» получил зримое и убедительное подтверждение.

Во-вторых, во многом благодаря выразительности архитектурного образа часовни в Монте-Тамаро в западноевропейских странах вновь начал расти интерес к современной культовой архитектуре и церковному строительству, мало развивавшийся в атеистические 1960–1970-е годы. И наконец, романтичность и вместе с тем эффектная суровость художественного облика часовни сформировали новую туристическую и прикладную моду на объекты художественного и утилитарного интереса современных людей.

Таким образом, часовня стала местом частых посещений и попала в список рекомендуемых туристических достопримечательностей Швейцарии, что, в свою очередь, изменило соотношение интересов в области европейского туризма в целом. Чем же так привлекательна построенная Марио Боттой небольшая часовня в швейцарском кантоне Тичино? Санта-Мария-дельи-Анджели стоит в живописных окрестностях горы Монте-Тамаро на высоте 2000 метров над обширной долиной.

С большого расстояния постройка напоминает средневековый бастион рыцарского замка, стоящего в торце протяженной и массивной неприступной стены. Узкие бойницы окон и каменные водометы усиливают это впечатление. Облицовка из грубо обработанного порфирного камня придает ощущение древности и монументальности здания. При постепенном приближении начинают просматриваться и аналогии с формой виадука во внешнем пандусе и лестнице на колокольню, расположенной на арочной дуге.

Лестница и нижняя смотровая площадка часовни

Лестница и нижняя смотровая площадка часовни

В этом церковном здании Ботта снова использует свой срезанный цилиндр, изначально придуманный для церкви Святого Иоанна Крестителя в Моньо. Для часовни в Монте-Тамаро мастер проектирует глухой цилиндр, лишенный прозрачного купола и световых фонарей, который служит основанием смотровой площадки, возвышающейся над всей долиной, а в интерьере работает как скрытое заалтарное пространство церкви. Дополнительную интригу внешнему пространственному решению часовни придает мост, проходящий над гребнем скалы и буквально вонзающийся в массивное цилиндрическое тело основного объема. Под этим мостом к цилиндру перпендикулярно приставлена двойная лестница, тоже взбегающая по малой арке.

Получившиеся пространственные сопряжения создают много эффектных ракурсов для восприятия и придают большую легкость и динамичность всему сооружению. Придумав такой ход, архитектор уводит нас от однозначности восприятия постройки и предлагает насладиться разными сторонами характера своего детища.

Интерьер небольшой часовни возвращает нас из любимой Боттой готики к еще более древней романской архитектуре Раннего Cредневековья. Внутри этот объем — классическая базилика с алтарным завершением в виде глухого усеченного цилиндра. Естественный свет в интерьере подан очень скупо и выхватывает, словно из средневекового мистического мрака, лишь отдельные значимые элементы. Освещение внутреннего пространства архитектор формирует из неявных, умело скрытых источников: нерезкий свет льется из-за алтаря, дополнительные светильники предусмотрены в верхних откосах окон. Переплетения пространственных построений, реальных и иллюзорных, завораживающих своей игрой в интерьере Сан-Джованни, в Санта-Мария-дельи-Анджели вынесены во внешний контур постройки.

Ступенчатые площадки и лестницы на горе Монте-Тамаро, подводящие нас к главному объему часовни, парящему над обрывом, показывают опосредованное использование образов средневековой архитектуры и цитирование произвольных фрагментов в неожиданных сочетаниях, присущих идеологии архитектурного постмодернизма.

Поперечная лестница и вход в часовню Вид со стены часовни на Альпы

Поперечная лестница и вход в часовню Вид со стены часовни на Альпы

Особенного внимания в культовых сооружениях Ботты заслуживают колокольни. Всегда камерные и ненавязчиво элегантные, они придают легкость и остроту каждой из христианских церковных построек маэстро. В Санта-Мария-дельи-Анджели колокола драматично вывешены над пропастью, чтобы их протяжный звук разносился как можно дальше и проникновеннее. В Сан-Джованни в Моньо колокола примыкают к нижней кромке усеченного цилиндра, акцентированной лестницей с гладкими перилами — пандусами по бокам, что подчеркивает найденную ранее выразительную форму.

В соборе Воскресения в Эври, обладающем даже озелененной кровлей, конструкция металлической колокольни совмещена с высшей точкой наклонной крыши-фонаря, и на ней выстроена симметрия главного фасада масштабного цилиндрического объема. В ранней церкви в Порденоне (Италия, 1987/1990–1992) архитектор врезал колокола рядом со световым фонарем в самой верхушке конусообразного завершения здания. В проекте церкви Санта-Вольто (Святого Лика) в Турине Ботта вынес девять колоколов в единую квадратную раму-решетку, выставленную во фронтальной плоскости, оттеняющей форму пространственного цветка с лепестками, использованного мастером в качестве основной выразительной формы главного объема церкви.

Часовня со стороны колокольни

Часовня со стороны колокольни

Интересно, как одна и та же простая и узнаваемая геометрическая форма усеченного цилиндра может вызывать совершенно различные ассоциации в зависимости от сопутствующих акцентов, умело расставленных архитектором. Усеченный конус собора в Эври тоже поставлен в завершении протяженной части объема здания, как и часовня, но он масштабен и наполнен светом от рядов окон разного размера, что совсем не соотносится с мистикой мрачного Средневековья. Та же форма в структуре церкви Сан-Джованни, буквально разлинованная полосками света, проникающими сквозь конструкции потолочного остекления, и причудливо переплетающая на своих внутренних стенах чернобелые линии фактурной отделки, отсылает к возвышенному светлому пространству готических соборов. Тогда как светская версия формы усеченного цилиндра музея в Сан-Франциско вообще не вызывает религиозно окрашенных ассоциаций: наоборот, здесь любимая форма Марио Ботты впечатляет своей современностью и показывает новаторское понимание характера общественного пространства.

Внешний облик часовни в Монте-Тамаро почти лишен цветовых контрастов, а вот в интерьере здания цвет присутствует, и это вновь сделано очень деликатно: светлые оттенки натурального дерева церковной мебели поддерживаются светло-серыми плитами мощения пола, а стены и основная часть потолка отделаны темным. Алтарная часть излучает глубокий синий цвет, а от алтаря и вдоль всего потолка идет центральный дуговой сегмент, своеобразная современная интерпретация нефа средневекового собора, с черно-белым абстрактным рисунком — аллегорией ночного звездного неба. С внешней стороны этот центральный неф видится как променад по гребню стены.

Во всех смыслах часовня полностью оправдывает свое назначение — создавать атмосферу для отрешения от мирских забот и сосредоточения на общении с Богом. У Ботты получилось построить культовое сооружение, в равной степени впечатляющее и внешним обликом, и интерьером, и при этом сделать их достаточно независимыми друг от друга по силе художественного воздействия. За годы успешной работы мастер реализовал постройки, которые замечательно вписались в ландшафт и обладали скульптурностью образа и лаконичностью геометрической формы. Однако, по мнению многих авторитетных критиков, часовня Санта-Мария-дельи-Анджели в МонтеТамаро — это одно из самых зрелищных произведений современной европейской архитектуры.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

три × четыре =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>