C/O Berlin фотогалерея – выставочный лофт проект в столице Германии

C/O Berlin

Объект: культурный центр C/O Berlin
Расположение: Berlin, Linienstrasse, 144
Заказчик: Kurt Beer
Архитектура: бюро HamannPottArchitekten (Ulrich Hamann, Ingo Pott)
Конструкции: Ingenieurb ro Dr. Christian M ller
Наружный дизайн, система указателей: Naroska Design (Marc Naroska)
Проектирование осветительных систем, дизайн интерьеров: HamannPottArchitekten
Ландшафтный дизайн: HamannPottArchitekten
Консультант по художественному решению: Rainer G r
Генеральный подрядчик: BAL Bauplanung und Steuerung AG (J rgen Scheele, Wolfgang Streich)
Проектирование: 1999–2000 гг.
Строительство: 2000–2001 гг.
Общая площадь здания, кв. м: 2900
Площадь участка, кв. м: 1050
Площадь этажа, кв. м: 250
Этажность: 6
Максимальная высота, м: 22

Первые постройки на участке по Линиенштрассе, 144, относятсяк XVIII веку, само же здание литейной фабрики было возведено в1860 году. За 140 лет существования оно неоднократно перестраивалось, внутреннее пространство фабрики было искажено многочисленными выгородками. Большинство оригинальных окон, дверей и других элементов были утрачены и заменены на современные во времена ГДР.

До самого последнего времени объект использовался по назначению: здесь изготовляли металлические вывески, рельефы и литейные формы. С середины 1990-х годов главный дом и боковые флигели были заняты мастерскими художников, что предопределило характер места. Впоследствии гамбургский предприниматель Курт Беер выкупил здание с целью реконструировать его и сдать в аренду одной из многочисленных Интернет-компаний.

Однако арендатора найти не удалось, и здание было сдано выставочному центру C/O Berlin. В память о первоначальном плане остались железные люки в полу, открывающие доступ к электронным кабелям, проложенным в расчете на компьютерную фирму. Временный вариант превратился в постоянный.

Первый, третий и четвертый этажи реконструированной фабрики занимают выставочные площади центра современной фотографии C/O Berlin. Второй и пятый сданы под офисы – в них находятся офис C/O Berlin, фотостудия, архитектурное и дизайнерское бюро, владельцы которых являются соучредителями C/O Berlin. На самом верху располагается надстроенный лофтовый этаж Daylight-Studio, в котором проходят различные мероприятия, организуемые C/O Berlin и который сдается в краткосрочную аренду для проведения симпозиумов, концертов и вечеринок.

Сегодня C/O Berlin является одним из популярных выставочных центров германской столицы. Не в последнюю очередь это связано с его обликом, сочетающим стильный минимализм индустриальной архитектуры с ориентированным на современное мультимедийное общество дизайном.
Успех проекта можно объяснить продуманностью и синтетичностью его концепции. Авторы реконструкции – молодые архитекторы Инго Потт (1970 г.р.) и Ульрих Хамманн (1961 г.р.), работавшие в мастерской Нормана Фостера над проектом купола для Рейхстага, – ставили своей задачей создать из имеющегося материала абсолютно новую среду. Архитекторы также оформили два небольших внутренних дворика, разработали систему внешнего и внутреннего освещения. Им же принадлежит дизайн мебели и общая концепция информационной системы внутри здания – вывески, указатели, пиктограммы.

В основе проекта реконструкции – бережное отношение к строительной суб-станции здания, максимальное сохранение его исторической идентификации при создании современного мультимедийного и мультифункционального комплекса. Историческое здание было расчищено от поздних достроек и перегородок. Все помещения получили единое цветовое решение. Стены, потолки, полы и колонны покрыты тонким слоем краски теплого светлого тона, сквозь которую просвечивает фактура материалов. Все двери, перегородки, столы и корпусная мебель – мышиного цвета. В офисах цветовым акцентом становятся легкие красные пластиковые стулья, в выставочных помещениях внимание концентрируется на фотографиях. При этом различные исторические наслоения остатки арочных проемов, неровности стен, неодинаковость колонн и даже фрагменты старинных настенных надписей – осознанно сохранены и поданы как ценный декор нового здания.

Характерной особенностью старого здания являются его волнообразные перекрытия – так называемые прусские сводчатые потолки из обожженного кирпича. Это невысокие арочные своды, упирающиеся в поперечные стальные балки. Специально для них была спроектирована система освещения. Длинные белые плафоны с направленным вверх светом расположены вдоль стыков сводов и подсвечивают их, создавая эффект парения.

Это подчеркивает скульптурную пластику потолка, само пространство кажется более светлым и просторным, а его относительно небольшая высота – 2,80 м – за счет светового эффекта зрительно увеличивается. В пространстве между сводами перекрытий и цементным заливным полом проложены все кабели и коммуникации. На поверхности пола выход к ним выделен квадратными стальными люками.

C/O Berlin

Архитекторы восстановили изначальные пропорции окон, соответствующие сохранившимся оригинальным оконным переплетам на уровне третьего этажа. Новые шахта и кабина лифта расположены на месте старого грузового лифта и воспроизводят его размеры. Воссозданы старые пропорции лестничных пролетов с коваными перилами. В помещении бывшего литейного цеха сохранены фрагменты стены, а литейная печь оставлена как эффектная деталь интерьера.

Надстройка на последнем этаже представляет собой отдельное здание, «посаженное» на уже существующее. Оно решено в контрастной современной эстетике и обладает отдельной системой технического и инженерного обеспечения. Это единое бесстолпное пространство, перекрытое слегка скругленной треугольной кровлей, напоминает о деревянных амбарах, давших название Шойненфиртелю. Для этого помещения была разработана очень простая, но эффективная вентиляционная система. У основания южного и северного фасадов крыши расположены автоматически открывающиеся оконные фрамуги. Такие же открывающиеся клапаны находятся и на самом верху – на гребне крыши. Через нижние клапаны в помещение подается свежий воздух, через верхний осуществляется вытяжка. Радиаторы центрального отопления спрятаны за деревянными панелями под основаниями конструкции крыши. Световой и климатический режим в помещении управляется единой электронной системой Lon-bos, дисплей управления которой расположен у входа в зал.

Северная сторона двускатной крыши – глухая, снаружи облицованная цинковыми пластинами. Южная представляет собой сплошное остекление с расположенными снаружи регулируемыми солнцезащитными экранами. С внутренней стороны свод облицован горизонтальными деревянными панелями с встроенными длинными светильниками с регулируемой интенсивностью света. За счет неравномерной плотности облицовки создается иллюзия сплошных деревянных жалюзи, которые как будто подняты
на южном фасаде для проникновения солнечных лучей. Кажется, что за этими жалюзи скрывается сплошное остекление. Однако это – эффектная обманка, создающая ощущение легкости и прозрачности верхнего этажа.

В восточном торце лофта за ярко-зеленой гладкой поверхностью стены находятся небольшая кухня и туалеты. Угловая терраса северного фасада обращена во двор и служит одновременно лифтовой площадкой, а с симметричной ей южной террасы открывается замечательный вид на светящийся шар телевизионной башни на Александрплац.

Треугольная форма крыши была обусловлена не только поисками свежего дизайнерского решения, но и жесткими условиями строительных норм в районе исторической застройки Берлина. В результате долгих переговоров о возможности надстройки архитекторы и государственные инстанции пришли к компромиссу – верхний этаж решили надстроить, но так, чтобы его не было видно снизу, даже со двора. Такого эффекта позволила добиться треугольная форма лофта. Он возводился поверх существующей кровли исторического здания, которую удалили лишь тогда, когда новая была полностью готова – для того, чтобы избежать попадания влаги внутрь.

Особенностью пространственного решения лофта является перепад высоты пола. Однако то, что посетители воспринимают как подиум или сцену, является «историческим» возвышением: в помещениях нижнего этажа размещались печи, и потолок над ними был сделан выше для размещения воздухоотводных труб. Архитекторы предпочли сохранить все эти «странности» здания, не выравнивая и не унифицируя все до идеальной стерильности современной постройки, и найти им новое функциональное применение. Например, на «подиуме» во время вечерних мероприятий располагается бар.

Примыкающий к южному фасаду небольшой прямоугольный дворик, зажатый брандмауэрами соседних домов, также является частью художественной концепции. Он решен в виде заасфальтированного острова, окруженного серой галькой и расцвеченного яркой пластиковой мебелью, – маленький, но эффектный акцент в комплексе, авторам которого удалось найти баланс между старым и новым, историзмом и минимализмом, вторжением и невмешательством.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

два × 3 =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>