Hopkins Architects – архитектурное бюро Майкла Хопкинса

Майкл Хопкинс

В Соединенном Королевстве многие знают бюро Hopkins Architects. Работы этого бюро – один из краеугольных камней современного архитектурного наследия Британии. Благодаря своим победоносным проектам фирма заслужила признание и критиков, и общества. Меньше известно о последних международных проектах этой фирмы, а также о том, что ее основатели, Майкл и Патти Хопкинсы (Michael Hopkins, Patty Hopkins) и управляющий директор Билл Тейлор (Bill Taylor) недавно сколотили новую внушительную и амбициозную команду из одиннадцати директоров.

Бюро

■ Архитектурное бюро Hopkins Architects, входящее в пятерку ведущих проектных организаций современной Великобритании, было создано в 1976 году супругами Майклом и Патти Хопкинсами. В 1982 году к ним присоединился Билл Тейлор (Bill Taylor) сегодня Тейлор – управляющий директор компании. Сегодня штат бюро насчитывает более 100 архитекторов и 11 директоров, которые руководят разными направлениями деятельности бюро. В портфолио Hopkins Architects – десятки реализованных объектов, среди которых и камерные парковые павильоны, и градообразующие комплексы.

Впрочем, особый упор архитекторы всегда делали на проектирование образовательных и культурных учреждений, среди которых особенно выделяются Художественная галерея Манчестера (2001), Королевская академия искусств (Лондон, 2003), музейный комплекс Dynamic Earth (Эдинбург, 1999), Jubilee campus (Ноттингем, 1999). Постройки Hopkins Architects неоднократно удостаивались престижных архитектурных наград, в том числе премии Королевского института британских архитекторов (RIBA), Civic Trust Award, Wood
Award, Structural Steel Award.

Исследовательский центр Schlumberger. Консольный вынос второго этажа

С того самого момента, как Майкл Хопкинс, основатель компании, и его жена Патти в 1976 году открыли собственное дело, они работали в традиции так называемого британского хай-тека. Однако если сравнить постройки бюро с объектами, спроектированными многочисленными знаменитыми современниками, сразу станет заметно, что все это время Хопкинс шел своей дорогой.

Сегодня, когда бюро разменяло четвертый десяток и целый вал его международных проектов вот-вот будет сдан в эксплуатацию, особенно интересно попытаться угадать, какой будет дальнейшая траектория одной из самых удивительных творческих биографий современной Британии, и сформулировать, как эта удивительная команда умудрялась все 30 с лишним лет не снижать планку профессионализма.

Hopkins Architects не нуждаются в рекламе. Опустив очи долу, они концентрируются на текущей работе и остаются независимыми, несмотря на то, что им случалось выполнять заказы самых влиятельных клиентов мира. К тому же не стоит забывать, что Хопкинс – один из самых радикальных архитекторов-новаторов в Британии. Поначалу он экспериментировал с оболочками зданий, изобретая конструкции, признанные чистейшим образцом того, что вскоре назовут традицией британского хай-тека.

Jubilee Campus при Ноттингемском университете, 1999 г.

Ранние проекты Хопкинса, такие, как Hopkins’ House (1976), конструктивная система Patera (1984) и первая очередь штаб-квартиры Schlumberger (1985), обрушились на архитектурную сцену Британии, как шторм. Его работы, возможно, больше, чем чьи-либо еще, повлияли на то, что царившая во всем мире машинная эстетика укоренилась именно в британской архитектурной традиции. Это – предыстория. А чем станет новое поколение построек Хопкинса, которые бюро проектирует и строит на родине и за границей?

Экспорт Английского модернизма

Первый проект, который мы рассматриваем, Hopkins Architects, как настоящая семейная фирма, выполнила для другой семейной фирмы, афинского конструкторского бюро GEK. Желая построить штаб-квартиру площадью 11 000 кв. м на тесном участке в Афинах, заказчик организовал конкурс, участвовать в котором пригласил Хопкинса, Луиджи Сноцци (Luigi Snozzi) и Эдуардо Сото де Мора (Eduardo Souto de Moura).

Hopkins Architects выиграли состязание в феврале 2001 года, а спустя четыре недели заказчик попросил их подготовить рабочие чертежи, поскольку строительная техника уже стояла на участке. Менее чем через два года здание было полностью готово. В данном случае процесс строительства был не менее важен, чем проект. В частности, архитекторам пришлось освоить непростое искусство контроля за соблюдением условий сбитого на скорую руку договора. Это требовало большого напряжения, но результат стоил того: успешное завершение работы убедило директора фирмы в том, что архитекторам стоит предоставить больший оперативный простор.

С тех пор Hopkins Architects выиграли еще несколько зарубежных конкурсов и громко заявили о себе на международной сцене. Продолжая получать в своей стране заказы на престижные объекты, такие как штаб-квартира Lawn Tennis Association, Wellcome Trust, Evelina Children’s Hospital и основные части комплексов в Честере и Bury St. Edmunds, фирма приобрела новых заказчиков в Японии (Mitsubishi Group), в Соединенных Штатах (Принстонский и Йельский университеты), а также в Дубаи, где ее новый офис сейчас работает над тремя большими комплексами.

Общий вид Evelina Children’s Hospital

Все эти инициативы, однако, не означают, что на архитектурной арене появился некий корпоративный бренд Hopkins Architects. Напротив, новый этап пути продолжает характеризоваться глубоко личным подходом к каждому объекту. Бюро берется только за особенные проекты и только в тех странах, где семья Хопкинсов часто бывала, или же получает заказы по рекомендации партнеров-директоров, которые работали или учились за рубежом.

Hopkins Architects сознательно дистанцируется от распространенной в наше время тенденции бесконтрольного расширения архитектурной практики – тенденции, которая неизбежно ведет к потере качества. Как писал в 1993 году Колин Дэвис (Colin Davis), «архитектура для Хопкинса всегда была более делом страсти, чем обязанностью, и более делом личного энтузиазма, чем работой».

Сохраняя этот настрой, Hopkins Architects тщательно отбирают каждый новый заказ, чтобы быть уверенными в том, что их новый объект будет отвечать требованиям конкретных людей и соответствовать своему окружению. Архитекторы идут на сотрудничество лишь с теми заказчиками, которым нужно здание, исполненное изысканно, какими бы ни были затраты.

Глобальный контекст

Постройки Хопкинса, в какой бы части света они ни возводились, отвечают некоей сумме ключевых условий, которые остаются обязательными вне зависимости от контекста. Трудно представить, например, объект Хопкинса без тщательно проработанного генерального плана или пристального внимания к мельчайшим деталям.

Требования окружающей среды всегда были важны для него, начиная с ранних построек, где заметен интерес к энергоэффективным материалам, и заканчивая современными проектами, где системы отопления, освещения и вентиляции непрерывно совершенствуются, кардинально оптимизируя жизнедеятельность каждого здания. Вообще не секрет, что внимание к контексту сейчас, в эпоху универсальных решений, для многих стало жизненно важно. Клиенты вновь и вновь приходят к Хопкинсу, очарованные его способностью укоренять каждое здание на своем месте.

Возможно, это качество больше, чем какое-либо еще, характеризует почерк бюро. Заметно также, что Хопкинс и Тейлор исследуют качество архитектуры, которое можно определить как новую тектонику, происходящую из своего рода чуткости к строительной технологии. Эта чуткость заметна во всех постройках английского бюро.

В Дубаи и в Японии сейчас разрабатываются проекты, которые напрямую перекликаются с социальными и строительными традициями этих стран, сохраняя при этом все особенности почерка Hopkins Architects. Например, Gate Village в Дубаи с ее тенистыми пешеходными улицами черпает вдохновение в традиционном арабском базаре. В Японии Shin-Marunouchi Towers отвечают масштабу и блеску престижного района Маринучи, но в то же время в них заметны строгий порядок и педантичное внимание к детали, которые стали уже фирменным стилем Hopkins Architects.

Трепезная в центре посетителей при кафедральном соборе Норвича

Трапезная при соборе Норвича – первая очередь масштабного проекта реконструкции, который призван вдохнуть новую жизнь в этот важный религиозный центр. Среди многих конкурс ных проектов, которые предлагали построить изолированные постройки в отдалении от собора, уклоняясь, таким образом, от трудностей работы в энергетическом поле уже существующих объектов, предложение Хопкинса, в итоге получившее первую премию, выделялось тем, что, со всем уважением к существующим строениям, уверенно интегрировало старые и новые части комплекса.

Трапезная в Норвиче

Архитектор не только расширил трапезную, гостиницу и библиотеку, но и улучшил всю структуру центра. Клуатр, его функциональный центр, был отреставрирован, что сделало отдельные части комплекса более доступными. С точки зрения архитекторов, новые строения станут фоном, выгодно оттеняющим старинные объекты.

Новое здание располагается между клуатрами, на территории, изначально предназначавшейся для трапезной, и, следовательно, соответствует масштабу старых частей ансамбля. Оно располагается внутри стен 1125 года постройки и представляет собой свободно стоящий, одноэтажный деревянный бокс. Эта замкнутая структура выполняет служебные функции, а наверху располагается нечто вроде террасы, где и принимают пищу. Конструкция кровли опирается на девять пар дубовых колонн, стоящих в особых выгородках, которые заимствуют шаг у стен прилегающей библиотеки.

Крыша, покрытая свинцовыми пластинами, накрывает прямоугольник старых стен. Она легко парит над полуразрушенными внешними стенами и по всей длине примыкает к крыше библиотеки. Стены деревянного бокса обрываются, не доходя до кровли, оставляя под ней, помимо двух полностью остекленных фронтонов, дополнительные промежутки, которые не только прибавляют света в интерьере, но также образуют разветвленную систему маршрутов.

Трапезная вечером. Неподалеку – знаменитый средневековый собор, центр комплекса

В некоторых из этих промежутков находятся входы на верхний ярус постройки, в некоторых – лестницы, а в одной – двери лифта. Эти вставные элементы режиссируют переходы от старого к новому, формируют пути циркуляции людских потоков между трапезной и библиотекой и связывают их с верхними уровнями клуатров. Расположение всех новых элементов тщательно выверено. Даже две трубы из нержавеющей стали, стоящие по сторонам от кабины лифта, вставлены в композицию с изяществом скульптуры.

Точность деталировки, тщательность проектирования и продуманный выбор материалов сделали постройку эталоном для будущих этапов реконструкции. Здание построили весной 2004 года и вскоре ввели в эксплуатацию. На Wood Awards 2004 года оно получило золотую медаль.

THE GIBBS BUILDING, 215 EUSTON ROAD, ЛОНДОН

215 Euston Road – новый адрес компании Wellcome Trust. Постройка примыкает к зданию независимого благотворительного фонда «Греческое Возрождение» (под номером 183) и служит пристанищем более чем для 500 сотрудников. Архитекторы получили заказ, выиграв конкурс в декабре 1999 года, и сфокусировались на решении нескольких важных задач – как тех, что были изложены в задании, так и тех, что диктовало уникальное городское окружение.

В частности, требовалось, чтобы штаб-квартира превосходила по эффективности и экономической целесообразности обычное офисное здание. Требовалось также архитектурно-планировочное решение, достаточно престижное для штаб-квартиры крупной международной организации. Кроме того, здание должно было отвечать на противоречивый градостроительный контекст Euston Road и Gower Place, вторить композиции соседнего дома 183 Euston Road и включить в себя станцию метро Euston Square.

The Gibbs Building. На первом плане – здание фонда “The Greek Revival”, в модернизации которого Хопкинс также недавно участвовал.

Здание состоит из двух параллельных блоков свободной планировки, разделенных атриумом девятиметровой ширины. Один блок имеет 10 этажей в высоту и 18 м в глубину. Он обращен к широкой, похожей на шоссе Euston Road. Другой блок, пятиэтажный, отвечает более скромному масштабу Gower Place. Архитекторы избежали банального сценария входа в офисное здание, при котором посетитель неизбежно минует безликий лифтовый холл и попадает на такие же безликие офисные этажи.

В здании Wellcome Trust все входящие – и посетители, и работники – следуют через цепочку просторных атриумов, чтобы попасть в кафе и конференц-залы первого этажа, верхние офисные пространства или эффектный ресторан на крыше. Стальную конструкцию сделали настолько воздушной, насколько было возможно. Благодаря асимметричной композиции центральной оси с мини-атриумами по сторонам от винтовой лестницы, здание обеспечивает своим обитателям множество разнообразных пространственных сценариев.

Здание Gibbs вечером

Дом почти полностью заключен в оболочку из стеклопакетов с тройным остеклением, которые помогают сократить ультрафиолетовое излучение внутри здания и согреть его летом, а зимой работают как барьер, позволяющий сократить потери тепла.

INN THE PARK, ST. JAMES PARK, ЛОНДОН

Раздумывая, что следует построить на месте популярного Cakehouse в Сент-Джеймсском парке – «народной» закусочной в живописном окружении, и автор, и заказчик столкнулись со множеством затруднений. Несмотря на скромный размер постройки, задание оказалось неожиданно сложным, как с точки зрения функциональных запросов клиента, так и с точки зрения формальной связи здания с окружением.

Изначально оно было запланировано как кафе, где местные работники и прохожие могут перехватить сэндвич с чаем, но коммерческие реалии диктовали необходимость превратить его в фешенебельный ресторан. Итак, главный вопрос заключался в том, как создать гибкую структуру, в которой бы нашлось место и для того, и для другого, здание, которое бы своей архитектурой не подавляло ландшафт, но при этом эффективно рекламировало себя.

Галерея кафе Inn The Park в Сент-Джеймсском парке Лондона

Hopkins Architects сосредоточились на связи здания с окружающим пространством, стремясь привязать новый объем к сети парковых дорожек, спроектировать эффектную наружную террасу и мирно разрешить конфликт общественного и служебного входов. В отличие от старого Cakehouse – круглого и замкнутого в плане павильона, новое здание как в плане, так и в объеме продолжает геометрию пейзажа.

В точке, где сходятся две петляющие дорожки, создано ромбовидное пространство, утопленное в пологий холм. Вдоль дорожек протянулся длинный фасад, прикрытый навесом, с расставленными вдоль него скамейками. Это – гостеприимное промежуточное пространство, которое всем своим видом приглашает прохожих. В кафе под навесом может уместиться до 120 человек, а за дверьми – ресторан, рассчитанный на 100 человек. За публичными пространствами находятся кухня, склад и служебный двор, скрытые в насыпном холме.

Это здание, выполненное из бетона и дерева, с деревянной облицовкой стен, превосходно посажено на участке. Галерея, со скромной колоннадой изящных пропорций, уже стала одним из самых популярных мест в парке. Если подходить к кафе с противоположной стороны, от улицы Mall, новый Cakehouse практически незаметен. А скоро по его крыше и вовсе проложат тропинку, с которой откроются новые, прежде неведомые виды на озеро и на Уайтхолл.

Примечательно, что в этом здании, несмотря на его скромные масштабы, использованы энергосберегающие технологии. Оттого, что оно погружено в землю, оно теряет меньше тепла. В нем действует система естественной вентиляции, склоны холма прикрывают его от солнца, а в строительстве использовалась экологически чистая австрийская лиственница. Inn the Park построили к весне 2004 года.

Интерьеры выполнил знаменитый дизайнер Том Диксон, и в апреле ресторан открылся. …Итак, следующие годы, бесспорно, пройдут для мирового архитектурного сообщества под знаком Hopkins Architects, которые более тридцати лет успешно сохраняли «лица необщее выраженье». Под руководством квалифицированных и амбициозных директоров, при поддержке образованных и активных сотрудников, с Майклом Хопкинсом в роли руководителя, строго следующего раз и навсегда выбранным курсом, компания строит по всему миру образцовые дома.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

5 + 7 =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>