Александр Головин – Шесть вопросов о творческой позиции

Александр Григорьевич Головин

Биография Александр Григорьевич Головин

■ Александр Головин Родился 15 июля 1949 года в Иркутске. В 1972 году окончил Московский архитектурный институт. За более чем 32 года профессиональной архитектурной деятельности осуществил более 110 проектов, как в составе крупнейших проектных институтов Москвы и Самары, так и в качестве руководителя собственной мастерской, созданной в 1991 году и спустя 10 лет развившейся в крупную строительно-проектную фирму ООО НТЦ «Архитектура, строительство, дизайн».

Наибольшее признание и дипломы Международного конкурса-фестиваля «Зодчество  снискали проекты офиса «Самаранефтегаз» и торгово-офисного здания «Элвес». Александр Головин активно занимается педагогической деятельностью. В период с 1966-го по 1975 год он был сначала ассистентом преподавателя, потом аспирантом в МАрхИ, а с 1977 года начал работать в Куйбышевском инженерно-строительном институте им. А. И. Микояна (сейчас – СамГАСУ), где возглавил кафедру архитектуры и дизайна. Александр Головин – автор более 200 научно-исследовательских статей по реконструкции исторически сложившихся городов и концепций территориального и структурного прогноза развития, а также методов и приемов проектирования и реконструкции, лежащих в основе проектов развития и реконструкции города Самары.

Фрагмент фасада «Самаранефтегаз». Александр Головин

Как вы описали бы свою архитектуру?

Александр Головин: В проектах я стремлюсь соответствовать времени и обстоятельствам, т. е. быть ответственным за форму и пространство. Особое внимание я уделяю градостроительному контексту, причем все чаще – будущим взаимодействиям, так как современная городская ткань Самары достаточно разрушена точечным строительством последних лет, и задача обновлять и «собирать» пространство города актуальнее, чем сохранять. Что касается творческой кухни, то основой работы для меня является логическое обоснование и рациональное построение формы. Впрочем, у каждого проекта своя история. Главная идея может быть инициирована и особым настроением, моим или команды. Как отмечают коллеги, в большинстве работ доминирует стремление обеспечить композиционную ясность и целостность. Также можно выделить отсутствие намеков на титанические усилия, которые приходится преодолевать архитектору.

Что в проектной работе вы никогда не доверили бы другому, включая самых опытных специалистов вашего бюро?

Александр Головин: Градостроительный анализ, общая концепция и композиционно-пространственная идея проекта – это всегда моя работа.

С кем из архитекторов, отечественных или иностранных, вы хотели бы работать?

Александр Головин: Работая, хотелось бы поучиться у руководителей крупных архитектурных бюро Нормана Фостера и Кишо Курокавы организации бизнеса и проектной технологии, у Тойо Ито – секретам органичности объекта и включенности в ландшафт, у Рема Колхаса в ОМА – «нелинеарности и творческому хаосу». Мое стремление поучиться вполне объяснимо, так как более 30 лет ежедневно формулирую и объясняю, т. е. передаю свои знания и профессиональный опыт в высшей школе.

Каковы ваши «зоны особого внимания» в работе над проектом?

А.Г. Начало и конец проекта, то есть диалог с заказчиком и авторский надзор. В России в начале важно понять друг друга, а при реализации не дать трансформировать идею до неузнаваемости, чему находится всегда масса причин. Чрезвычайно важно вовремя остановиться в поиске. Это трудно сделать, но решение за мной. В связи с появлением рынка строительных материалов радикально изменилась палитра конструктивных и отделочных решений. Узлы, контакты поверхностей, соподчиняемость текстур – вот зоны особого понимания современной архитектуры.

Назовите «места архитектурной силы», где вы заряжаетесь от архитектуры.

А.Г. Такой силой для меня были и остаются сверхурбанизированные пространства центров европейских городов, которые вобрали в себя труд нескольких поколений архитекторов. Особенно интересна среда городов, испытавших несколько этапов градостроительной мутации. Это и Лондон, и Берлин, и Барселона, и Рим. Хотя архитектура естественного ландшафта не менее содержательна.

Основная проблема современной российской архитектуры?

А.Г. Среди сотен проблем становления архитектуры городов основной была и остается невстроенность архитектуры в систему управления городом и его развития, что на фоне недостаточной интегрированности профессионального цеха создает особую опасность. Как показывает опыт двух последних десятилетий, развитие рыночно ориентированной недвижимости не приводит к повышению качества среды городов. Отсутствие налаженной системы профессиональных конкурсов в условиях инвестиционного бума и строительной активности делает неэффективными с трудом разработанные генеральные планы, а реализованные проекты – случайными. Будущее российских городов – во взаимодействии архитектуры и градостроительства.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

5 × пять =

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>